ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Контроль Быкова распространяется на множество предприятий региона, включая «Красуголь» и «Красавиа». В крае начинает формироваться параллельная система власти. КрАЗ недоплачивает налоги, но Быков занимается благотворительностью, учреждает детские дома и стипендии.

Когда спохватившийся Зубов приказал своим налоговикам проверить КрАЗ, его распоряжение попросту саботировали. Нагрянувшую из Москвы комиссию генерала Колесникова Быков разместил в бизнес-центре «Яхонт», несколько дней поил и угощал, и ревизоры... ничего подозрительного в деятельности Быкова не нашли.

Гнев губернатора Быков обратил в собственную пользу. На выборы в краевое Законодательное собрание он пошел под знаменем незаслуженно обиженного властью. Победа владельца половины Красноярска впечатлила даже его стойких противников: он набрал 80 процентов голосов. Под впечатлением триумфа Быков сделал роковую ошибку и поддержал на губернаторских выборах кандидатуру Александра Лебедя.

Опытный Лебедь от помощи не отказался, но после выборов немедленно отдалил одиозного бизнесмена. На собственную опалу со стороны Лебедя Быков сначала не обращал внимания: «Захотим – снимем». Однако, как говорится, два револьвера не лезут в одну кобуру. Между ними началась война.

Генерал Лебедь воспользовался той же сомнительной тактикой предпринимателя: он стал банкротить, зачастую насильно и искусственно, контролируемые Быковым компании. Он обратился за помощью к бывшим соратникам Быкова по TWG и другим акционерам КрАЗа. Но Быков не сдался. И тогда – уже с подачи Лебедя – в Красноярск вторично прибыла огромная комиссия МВД во главе с генералом Колесниковым. По результатам проверки против Быкова возбудили два уголовных дела, и он в спешном порядке выехал за границу якобы на лечение. И тут же был объявлен в международный розыск.

И еще одна цитата из выступления Анатолия Быкова (1999 г.):

– Не надо меня искать, тратить бюджетные деньги: я сам приеду, когда будет нужно.

Уголовное дело. Уход с краза

28 января 2000 года в семь часов вечера по красноярскому времени ведущая местных телевизионных новостей Елена Рахимова объявила, что в программе передач Красноярской государственной телерадиокомпании «Центр России» произошли существенные изменения. Вместо проанонсированной ранее телепередачи «Зал забытых кинолент» жителям края предлагалось посмотреть сенсационную видеозапись обращения уголовного авторитета Владимира Татаренкова к председателю Совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолию Быкову с рассказом об их «совместных делах». Сразу же после выпуска новостей эта видеозапись, датируемая 19 января 1999 года, и была показана.

Те, кто следил за скандалом вокруг Быкова, поняли, что на весь Красноярский край по государственному телевизионному каналу транслировалось обращение четырежды судимого саяногорского криминального лидера Татарина, схваченного в Греции сотрудниками Интерпола в сентябре 1999 года по обвинению российскими правоохранительными органами в осуществлении ряда заказных убийств в Сибири и Москве.

Из записи стало известно, что Татаренков за полгода до ареста, опасаясь за свою жизнь, сделал несколько копий видеозаписи, в которой предупреждал Быкова, что обладает массой доказательств причастности главы алюминиевого завода к заказным убийствам уголовных авторитетов Красноярского края и местных бизнесменов во времена большой алюминиевой войны 1993–1995 годов. Теперь в Красноярск каким-то образом попала видеокассета с обращением к Анатолию Быкову, и ее увидели все, кто хотел.

Телеобращение сводилось к обвинению Быкова в организации как минимум десяти заказных убийств уголовных авторитетов и лидеров промышленной элиты того времени в регионе. Не приведя никаких конкретных доказательств по этому поводу, но множество раз подтвердив, что они у него есть, Татарин также заявил, что не сделал бы ничего подобного, если бы вовремя не выяснил, что приглашение Быкова встретиться с ним в 1999 году в Германии на самом деле являлось приглашением на его собственное убийство. Только тогда авторитет понял, что его не оставят в покое, и решил защищаться подобным способом, призвав Быкова «остановить все задуманное» в отношении его, «пока не поздно». Закончил же свое «послание» уголовный авторитет характерным взмахом руки и словами: «С бывшим дружеским приветом!»

Впрочем, для местных красноярских журналистов этот показ событием не стал, поскольку еще 17 сентября 1999 года выдержки из телеобращения были процитированы представителям прессы красноярским губернатором Александром Лебедем на одной из своих пресс-конференций. Тогда Лебедь слово в слово повторил прозвучавшие в телеобращении некоторые фразы лидера одной из самых жестоких бандитских группировок в Восточной Сибири, желая доказать, что из себя представляет его бывший политический союзник по кличке Толя Бык.

Вот лишь некоторые из цитат Татаренкова: «Уважаемый Анатолий Петрович! Я заготовил много текстов и видеокассет, в которых рассказываю о том, как вы жили последние несколько лет. О том, сколько крови пролито для того, чтобы вы стали тем, кем являетесь сейчас. Вам не снятся убиенные пусть не вами, но по вашему приказу? Может быть, вы их забыли? Вам напомнить? Я напомню! Ляпа, Толмач, Синий, Чистяк, Саша Петко, в Минусинске – Терек и Лобан, в Саяногорске – Шорин, а также бывший второй секретарь крайкома КПСС, а позже известный бизнесмен Виктор Цимик. Повторяю, все эти люди были убиты по вашему приказу. Этих материалов хватит на пожизненное заключение». Или: «Я хочу, чтобы вы знали: если со мной что-нибудь случится, даже если меня ударит молния, все о вас станет известно. Я был вам верным другом, но меня предали, и мне это не нравится».

А вот строки из письма Татарина: «Этот человек (Быков) пропитан ложью и подлостью. Его не мучают угрызения совести перед детьми и женами, чьих отцов и мужей убили по его приказу. Он, как торпеда, идет к цели, не замечая ничего вокруг. А много, очень много греха на нем. Я не скажу – на душе, души у него нет. Он сам не убивал никого, но что это меняет? Он опасен вдвойне, втройне, в десять раз обычного исполнителя убийств. Он организатор».

К тому моменту, когда Татаренков делал это признание на телеэкране, Быков уже сидел в тюрьме в Венгрии, – он был задержан при пересечении границы. И в 2000 году венгерские власти этапируют его в Россию. Быкова по ряду причин направляют в Красноярск, где радостный генерал Лебедь хотел сам разобраться со своим противником...

В родном Красноярске Быков было воспрял духом. Были пущены в ход все рычаги влияния. В дальнейшем разбирательстве региональные власти были заинтересованы, но сделать ничего не могли. Уголовное дело начало разваливаться. Татаренков неожиданно отказался от своих показаний, заявив, что кассету с признаниями записал для собственного развлечения, после чего краевой суд с помпой освободил Быкова, даже не взяв подписку о невыезде.

На свободе Быков, однако, не задержался. Через некоторое время он был вновь арестован и препровожден в Лефортово. Ему было предъявлено обвинение в подготовке покушения на еще одного криминального авторитета – Павла Струганова (также известного как Паша-Цветомузыка). По сообщению прокуратуры СЗАО г. Москвы, в частности, имеется в виду обвинение по статье 30 (приготовление к преступлению и покушение на преступление) и статье 105 (убийство) УК РФ.

Организация покушения на Струганова стала последней «боевой» комбинацией Петровича. 29 сентября 2000 года федеральное ТВ показало сюжет об очередном заказном убийстве в центре Москвы. В одном из домов по Кутузовскому проспекту обнаружили два трупа. Это были тела красноярского предпринимателя Струганова и некоего Вячеслава Исмендирова.

Упакованные в пластик тела вынесли из подъезда и погрузили в машину «скорой помощи». И мало кто обратил внимание на то, что трупы выносили не как обычно, ногами вперед, а... головой!

30 сентября Анатолий Быков был арестован. В его доме нашли часы, принадлежавшие убитым в Москве.

51
{"b":"132446","o":1}