ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так что же случилось на самом деле? Правда стала известна два месяца спустя, когда в прямом эфире телеканала НТВ выступили... сама жертва, Павел Струганов, и несостоявшийся киллер Александр Василенко. Василенко рассказал, что убийство было ему поручено Быковым, поскольку тот был недоволен Стругановым. По плану Василенко должен был прийти в гости к Струганову и застрелить его. Однако в последний момент киллер дрогнул и пошел сдаваться в ФСБ. В итоге была разработана спецоперация – Струганова и Исмендирова предупредили, а в полиэтиленовых мешках выносили других людей, естественно, живых.

После «убийства» Василенко прилетел в Красноярск и представил Быкову в качестве доказательства часы Струганова и Исмендирова. ФСБ напичкало его записывающей аппаратурой, в результате чего было получено доказательство, что Быков организовывал убийство Струганова.

Благодаря связям адвоката Быкова Генриха Падвы и большому финансовому ресурсу процесс затянулся на два года. Избегая всех подробностей, скажем, что летом 2002 года Анатолий Быков был осужден на 6,5 года условно. Это было беспрецедентное в отечественной юридической практике решение – условное наказание за приуготовление к убийству. Больший срок – девять лет – условно давали только бывшему министру Ковалеву. После суда Анатолий Быков заявил, что не будет заниматься металлургией, а начнет работать в сельском хозяйстве. В апреле 2004 года он продал 4 процента акций КрАЗа Олегу Дерипаске и получил 107 миллионов долларов. И это было, пожалуй, самое верное его решение в бизнесе...

Миша – не «Ворошиловский стрелок»

О Михаиле Живило, четвертом и последнем «птенце гнезда» Черных, можно сказать кратко: богатый, но бестолковый и жалкий. Его взлет, пришедшийся опять же на 1990-е годы, был обеспечен и неразберихой, которая творилась в стране, и эффективной – опять же на первых порах – деятельностью TWG.

Когда благоприятные обстоятельства исчезли и оказалось, что перед Живило стоит множество сложнейших вопросов, начиная с борьбы за активы и переговоров с конкурентами, и заканчивая контактами с региональной властью, то стало очевидным, действовать в этих обстоятельствах любитель сигар и танцовщиц Большого театра не может.

Из официальной биографии Михаила Живило. Михаил Живило родился в августе 1966 года в Донецкой области (Украина). Окончил Московский финансовый институт. В металлургии работал его отец – высокопоставленный чиновник Минцветмета СССР.

В 24 года Михаил Живило стал одним из основных брокеров Российской товарно-сырьевой биржи, специализируясь на торговле цветными металлами, в частности алюминием. В ноябре 1991 года Живило занял пост президента АООТ «Металлургическая инвестиционная компания» («МИКОМ»), став одним из ее соучредителей.

В создании «МИКОМа» принимали участие Братский алюминиевый завод, НПО «Всероссийский институт легких сплавов», АБ «Инкомбанк». В 1992–1993 годах Живило являлся членом инвестиционного комитета «Инкомбанка».

В январе 1996 года компания «МИКОМ» сменила форму собственности, превратившись в ЗАО. Михаил Живило стал президентом Группы компаний «МИКОМ». Декларированная цель деятельности «МИКОМ» – привлечение средств инвесторов для финансирования отечественной цветной металлургии.

Позже Михаил Черный говорил, что в начале 1990-х годов Михаил Живило просил у него помощи в деле приобретения акций Новокузнецкого алюминиевого завода (НкАЗ), занимающего четвертое место в России по объему производства первичного алюминия. В итоге «МИКОМ» приобрел крупный пакет акций предприятия, а Живило был избран председателем Совета директоров завода. Кроме того, «МИКОМ» владел крупными угледобывающими предприятиями – «Черниговец» и «Междуречье». По отдельным оценкам, в лучшие времена годовой оборот группы «МИКОМ» превышал 2 миллиарда долларов.

Успех Михаила Живило в эти годы зависел в основном от позиции губернатора Кемеровской области Кислюка. Собственно, поэтому проблемы, существовавшие на заводах (долги перед бюджетами всех уровней, перед энергетиками), всплыли после того, как в регионе сменилась власть.

В интервью, которые раз в несколько лет Михаил Живило дает российским газетам, сквозит плохо скрываемая бессильная злоба на Амана Тулеева, ставшего новым губернатором. Это и понятно, поскольку бизнес-политика Михаила Живило никак и никогда Тулеева не удовлетворяла. Ненависть Живило к Тулееву, по версии правоохранительных органов, и привела его к разработке плана покушения на губернатора.

Строго говоря, прося помощи у Михаила Черного и TWG, Михаил Живило уже заранее подумывал, как обвести всех – и Кислюка, и позже Тулеева, и своих благодетелей из TWG – вокруг пальца и набить главным образом свой карман. Его подвела психология мелкого рвача: попросив как-то раз у Черного участия в управлении Кузбассразрезуглем, он выложил такую схему, согласно которой прибыль TWG уменьшалась почти вдвое, причем не за счет исправных платежей в налоговые органы.

Точно также он поступил и на НкАЗе: через полгода после прихода к управлению заводом он заявил, что будет платить TWG только миллион в год.

Подобная политика привела к тому, что проблемы у Живило возникли со всех сторон. В области его начал сильно прижимать Тулеев, а бывшие патроны из TWG деланно разводили руками и говорили, что надо было думать раньше.

Находясь во главе НкАЗа, Михаил Живило также пользовался толлингом, как и TWG в Красноярске. Фрибургская компания Base Metal Trading финансировала деятельность завода и закупала его продукцию по льготным ценам. Сам Михаил Живило делал вид, что не поддерживает контактов с этой компанией. Но как тогда объяснить, что платежи от имени Михаила Живило осуществлялись по кредитной карте Base Metal? Точно так же он пускал пыль в глаза, трубя о выплате зарплат рабочим, открытии столовых и так далее. Перспективной программы развития бизнеса у него не было. Он медленно, но верно заходил в тупик...

Завод, производящий около 35–40 тысяч тонн алюминия в месяц, экспортирует из них более 20 тысяч тонн. При цене на мировом рынке 1500–1600 долларов за тонну ежемесячная экспортная выручка должна составлять более 30 миллионов долларов, из которых около 8 миллионов братья Живило благодаря толлинговым схемам клали себе в карман.

Задолженность перед «Кузбассэнерго», послужившая причиной банкротства завода, составляла около 20 миллионов долларов (впоследствии эта сумма выросла почти до 50 миллионов). Очень странно, что предприятие не могло погасить задолженность, равную одно-двухмесячной экспортной выручке. Возможно, у «МИКОМ», в свою очередь, были долги «Кузбассэнерго», которые он собирался использовать для взаимозачета. Бурный расцвет во второй половине 1990-х годов всевозможных зачетных и вексельных схем при расчетах прежде всего с бюджетными предприятиями и естественными монополиями привел к тому, что накопились огромные долги всех перед всеми. Из-за этого искусственное банкротство стало в России одним из наиболее удобных и распространенных способов захватить контроль над предприятием. Такая «новая экономическая политика» и стала главным оружием Живило. Она его и погубила...

Покушение на губернатора

Из кризисной ситуации надо было как-то выходить. Михаил Живило заметался. Самый выгодный и верный вариант – продать акции кому-нибудь, кто имеет отношение к алюминиевому бизнесу и купит их вместе с долгами комбината.

Стараниями губернатора из-под внешнего управления компании были выведены «Кузбассэнерго» и Кузнецкий металлургический комбинат (КМК). Живило предлагал акции НкАЗа многим – Березовскому, Бадри Патаркацишвили, «Нафта-Москва», «Альфа-групп»... и даже Олегу Дерипаске.

Существует версия, что после банкротства завода Михаил Живило практически смирился с поражением и готов был продать «Русалу» принадлежавшие «МИКОМу» 66 процентов акций предприятия. Оставалось только договориться о цене. Живило даже сделал к этому первый шаг, продав акции известному предпринимателю Григорию Лучанскому за 30 миллионов долларов для их дальнейшей перепродажи «Русалу». Сумма для работающего предприятия, выпускающего продукции на 50 миллионов долларов в месяц (если считать по мировым ценам), смехотворная. А вся изюминка заключалась в том, что, продав акции НкАЗа, Живило оставил за собой принадлежащую его компаниям кредиторскую задолженность завода. Теперь, требуя погашения долгов, он возбудил против НкАЗа дела и не позволил новым хозяевам полноценно эксплуатировать завод. На блатном жаргоне это называется не иначе как разводка...

52
{"b":"132446","o":1}