ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Интересно, как сам Михаил рассказывает о своем побеге из России:

– У меня было предчувствие, что со мной что-то должно случиться. Тогда я создал видимость своей обычной жизни. Выбрали охранника моего роста, дали ему мой дипломат. С утра подъехала машина к моему дому, он вышел, сел в машину – расстояние маленькое, но со стороны не видно, я это или нет. Он приехал в офис. Зная, что меня прослушивают, я дал указание секретарю всем говорить, что я на совещании, чтобы меня ни с кем не соединяли. Я в это время совершенно спокойно обедаю в «Пушкине» (ресторан в центре Москвы. – Авт.), как вдруг мне звонят из офиса, говорят: тут «маски-шоу», обыски. Думаю: не может быть. Просчитать такое было просто, но поверить! Откладывать отъезд смысла не было, паспорт был на руках, и я поехал в аэропорт. Первая виза во Францию была на две недели, потом получил еще на месяц. Но дальше получать их было бессмысленно. Было понятно, что меня объявят в международный розыск, и встал вопрос, где бы я мог находиться в безопасности. У меня и раньше была мечта жить в Париже. Но заниматься бизнесом удобнее в Лондоне или Нью-Йорке. Я в душе разрывался. И вдруг Франция объявляет Михаила Черного персоной нон грата. Я понял, что Франция этой группой (партнеров Черного. – Авт.) занимается давно и мой конфликт с ней станет сильным рекомендательным письмом. Я считаю, это было основным мотивом, по которому мне в итоге дали политическое убежище во Франции в 2005 году.

Объективности ради надо заметить, что политическое убежище Живило получил прежде всего потому, что сдал контрразведке всех своих бывших партнеров, Михаила Черного в том числе. Другое дело, видимо, было, что сдавать...

Икона Андрея Рублева и сотовый телефон

Чтобы обойти владения Л., потребуется примерно десять минут. Я говорю это только о городской квартире в Париже. А есть ведь еще вилла на Лазурном берегу. Кабинет хозяина дома украшает огромного размера икона – подлинник Андрея Рублева. На рабочем столе лежат телефоны. Их несколько. Каждый для определенного рода контактов. По двум из них он разговаривает с Россией. Звонит Л. и в Белый дом, и в МВД, и еще по нескольким любопытным телефонным номерам. Он не скрывает своих отношений с нынешним политическим истеблишментом. Это они такие знакомства предпочитают в тайне держать. Еще бы, человек, чуть ли не олицетворяющий собой знаменитую на весь мир русскую мафию, оказывается лучшим другом одного из действующих министров, да еще каких! Банкиры из Москвы звонят ему сами, просят проконсультировать. Он соединяет их с «нужными» чиновниками и депутатами Госдумы. В общем, бизнес по телефону. Причем, судя по всему, довольно успешный. Потому что те фамилии, что я слышал, крутятся в наших российских теленовостях каждый день. Я не буду их называть. Да и сам Л., открыто разговаривая при мне, например, с очередным замминистра, прекрасно понимал, что этот разговор я пересказать просто не смогу. Во-первых, потому, что половину из услышанного я все равно не понял (слишком много цифр), а во-вторых, кто же мне поверит?

Но постойте. Теперь уже мне пора удивиться. А кто тут мафия-то? Он? Л. свою двадцатку от звонка до звонка давно уж отсидел. Сейчас его официально никто не ищет и ни в чем не обвиняет. А те, кто на другом конце провода? Они с ним что, ситуацию с посевом пшеницы обсуждают или о демографической проблеме рассказывают?

Интервью с инкогнито

Накануне своего прилета в Париж я позвонил Л. и попросил о встрече. Мы договорились: завтра в двенадцать у церкви Секрекер на Монмартре. Я узнал его сразу, хотя мы и не виделись три с лишним года. Легенда криминальной России, человек, проведший в тюрьмах и лагерях двадцать лет, бизнесмен, стоявший у истоков создания одного из первых крупных российских банков, «крестный отец красной мафии», как пишет о нем европейская пресса.

Мы договорились, что его имени в своем повествовании я называть не буду. И запись разговора сотру сразу после того, как прослушаю диктофон всего один раз. Должен сказать, что я слово сдержал. Но рассказ своего собеседника и сегодня могу восстановить почти дословно, настолько он меня потряс. Л. был скуп на подробности и детали, нехотя называл фамилии и клички воров, имевших и имеющих до сих пор отношение к российскому «алюминиевому Клондайку». Но картина вырисовывалась по-настоящему страшная. Это история о том, как элита русского криминалитета более пятнадцати лет своими щупальцами все крепче «обнимала» самый лакомый кусок отечественного бизнеса – металлургию.

– Глупо представлять серьезных людей от криминала этакими безмозглыми спортсменами с огромными кулаками и автоматами в руках. Привкус больших денег они почувствовали первыми. Конечно, нужна была некая направляющая сила, своего рода менеджеры от мафии. Если мы с тобой сейчас говорим о Мише и Леве Черных, то талантливее людей такой категории не найти. Они понимали, что надо убрать «саранчу» с улиц, то есть безбашенную братву, которая творила вокруг предприятий настоящий беспредел. Для этого они (братья) приводили своих людей. Одним из таких своих был, например, вор в законе Тюрик. Он разруливал все вопросы, связанные с сибирскими преступными группировками. Пожалуй, его влияние не распространялось только на Саянский и Красноярский заводы. Но, во-первых, в Красноярске вообще воров отстреляла группировка Толи Быкова, там была другая схема работы с представителями преступного мира. А во-вторых, Тюрин был не главным вором в регионе. Были и покруче, как, например, Каро в Нижнем Тагиле. То есть схема взаимодействия так называемых «мафиозных менеджеров» с криминалом была очень запутанна для непосвященных и очень проста и удобна для тех, кто ее создал. Не скажу, что Миша Черный был единственным, кто ее придумал и внедрил. Таких «менеджеров» было несколько. Ну, разве что только он был первым, кто понял – надо разделять и властвовать. Но для разрешения ряда конфликтов иногда «менеджеры» привлекали и более авторитетные силы, как правило, из Москвы. Я хорошо помню, как во время конфликта Олега (Дерипаска) и Мишки (Живило) я по просьбе Сережи Михайлова (Михась) устраивал своего рода телемост между ЦДТ (Центральный дом туриста) в Москве и одним офисом в Европе. Два олигарха должны были решить свои споры, причем в нашем присутствии. Куда им без нас? Сами же просили об этой встрече. Но Олег на «телемост» не пришел. В итоге мировое соглашение по поводу акций Новокузнецкого металлургического завода все равно было заключено, но не без проблем. Я точно знаю, что Живило должны были убить, причем, возможно, обоих братьев – Мишу и Юру. На них был заказ со стороны крупного вора. Под кем тот был, на кого работал, я не скажу. В итоге Живило спас я. Говорю об этом спокойно, кто надо, тот и так об этом знает. На Дерипаску тоже заказ был, причем его сначала хотели убрать руками Татарина, саяногорского мафиози, а затем, чтобы подстраховаться, подключали даже братву из другого региона. Как Олег спасся, я точно не знаю. Говорят, его спас некий Аркадий, предупредивший, что дорога, по которой должен ехать Дерипаска, заминирована. И они тогда выбрали другой маршрут. А вот Черных никто в России не трогал. И не заказывал. И слухи о том, что Черного прессовали спецслужбы, всего лишь слухи. Если бы они хотели, они бы его достали. Так что думай сам, разве именно «погоны» устраивали своего рода криминальные разводки, сталкивая олигархов лбами, или же вообще сами их заказывали? Может быть, это внутреннее дело этих самых денежных мешков? Но никто тебе этого не скажет. Всем жить еще хочется. Аза базар надо отвечать. Но если честно, Миша Черный – талант. Так «построить» криминальные ряды, при этом грамотно объяснив братве их интерес и финансовую долю, – это удел только крупного бизнесмена. Именно бизнесмена. О какой мафии ты говоришь? Тогда у нас в России все можно мафией называть. Просто по-другому бизнес тогда не делался. Отарик Квантришвили, например, был, я считаю, первым по-настоящему крупным российским олигархом-миллионером. Интересовался ли он алюминиевым рынком? Да, как и многие другие. А Антоша Измайловский, якобы погибший из-за неисправности парашюта? Он действительно погиб, но его смерть я лично комментировать не буду. Он кто? Мафиози, бандит? Я считал его бизнесменом. Но вот в этом весь фокус и заключается! Кто его бизнесменом сделал? Миша Черный. Он его «озолотил». А Антон, можно считать, был у него наемным топ-менеджером. Там, правда, неизвестно еще, кто для кого больше сделал. Но мафию надо не среди братвы искать. Где-то в другом месте. В правительстве ведь у этих «менеджеров» все было схвачено. Этих людей, кто там в Кремле решения принимал, ты вычисляй сам. Впрочем, это несложно. Без них ни Черных бы не было, ни «белых». (Смеется.) А главное ведь в нашем деле что? Грамотно «крышу» выстроить над бизнесом. Причем наивно считать, что бандиты ходят и с кого-то там деньги собирают. Они только процент берут. Основные барыши наверх идут. В целом схема такая. Чиновник, который в доле, дает «добро» на фактический захват предприятия. Силовые структуры, которые получают откат, закрывают глаза на грязные деньги, которые идут на покупку контрольных пакетов акций. «Менеджер», то есть бизнес, собирает все бабки при помощи своего криминального отряда, во главе которого стоит либо вор, либо крупный авторитет. Так работал весь алюминиевый рынок целое десятилетие! Другое дело, что бывали и проколы. Например, вор захочет сам стать менеджером и отодвинуть бизнес. Ты, может, не знаешь, но ведь Славу Япончика сдали. Он в Штатах по подставе сел. Слава знает, кто его сдал. Это точно. А за что, я тебе уже почти объяснил. С кем он «раздружился», выясняй сам. Но вот что я тебе скажу: эти «менеджеры» поопаснее и пожестче будут ребята, чем самый отмороженный криминалитет. Они за свои деньги удавятся. И своих могут заказать так же легко, как и чужих. «Бей своих, чтоб чужие боялись» – это их принцип. Примеров тысячи! Так что смотри. Если кого-то в крупном бизнесе убивают, это не обязательно конкурентная война идет. Это кто-то может свои ряды чистить. И вообще зря ты взялся про это писать. Правды в этой истории нет. Грязь одна и кровь. Ни в одном другом бизнесе столько крови пролито не было за всю российскую историю, как в алюминии. Это я тебе говорю. А когда я говорю, я знаю. Обедать будешь?

55
{"b":"132446","o":1}