ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы отправились пешком на улицу Риволи, что в двух шагах от Лувра, нашли там уютный ресторанчик, заказали кофе. Я пытался вернуться к главной теме нашего разговора, но мой собеседник будто не слышал вопросов. Это означало – тема закрыта. Криминальный мир свято хранит свои тайны, пусть даже это тайны давно минувших дней. Впрочем, может быть, дело-то как раз в том, что история братьев Черных не то что не далекое прошлое, а, наоборот, скорее самое что ни на есть настоящее. И секретов в этой истории еще немало.

Мы стали прощаться. К разговору с моим таинственным собеседником в своем рассказе я еще вернусь. В ходе расследования мне будут вновь и вновь вспоминаться его слова, и каждый раз я буду как будто заново открывать для себя их смысл. Например, про принцип «бей своих, чтоб чужие боялись»...

А пока меня ждал двухчасовой перелет на юг Франции и встреча со старинным приятелем Володей Иванидзе, живущим ныне в кантоне Женева. Сменить шумную Москву на тихие альпийские лужайки, к слову, его заставили почти силой. Он спасал свою семью от постоянных угроз и ночных телефонных звонков в квартиру на Маяковке, где когда-то жил. Я прекрасно помнил, как однажды ночью он позвонил мне на мобильный и попросил срочно приехать к нему домой. Там, часа в три утра, я встретил только его перепуганную жену. У подъезда стоял темно-вишневый «форд». Фары машины были погашены. Володи дома не было. Его жена сказала мне, что звонки в дверь начались часов в десять вечера. Звонивший не представлялся. Иванидзе вызвал милицию, но она, как водится, до сих пор «задерживалась». Иванидзе должен был вернуться только около шести часов. Кто всю ночь тогда просидел в том «форде» в старом дворике на Маяковке, я не знаю до сих пор. Володя же вскоре после этого случая, далеко не первого, кстати, уехал из России вместе с женой и детьми.

Иванидзе всю жизнь занимался журналистскими расследованиями. Большая часть его материалов была посвящена алюминиевым войнам и криминальным игрокам на металлургическом рынке. Я еще по телефону предупредил Володю, что говорить мы будем о Михаиле Черном. Особой радости в ответ я не услышал. Но отказать мне Иванидзе не мог. Уж это я знал точно. Все же мы дружили уже более десяти лет. Через два часа он встречал меня в женевском аэропорту..

Частный детектив из кантона Женева

Сидя с друзьями в Доме журналистов в Москве, мы, обычно увидев входившего в бар Володю, в шутку называли его Коломбо. Сходство со знаменитым детективом из телевизионного сериала действительно бросалось в глаза. В своем неизменном бежевом плаще, чуть усталый и задумчивый, Володя всегда и в любое издание, в котором он работал, от «Ведомостей» до «Совершенно секретно» и французской «Ля Монд», приносил сенсационный материал. Он мог месяцами искать какую-нибудь справку или документ, но этот поиск всегда давал нужный результат. Его статьи об алюминиевой мафии каждый раз вызывали скандал. После завершения журналистской карьеры Володя открыл частное консалтинговое агентство, и к нему приезжали за советом многие западные бизнесмены для того, чтобы проверить благонадежность своих российских партнеров. Информация, которой обладал Иванидзе, всегда была на вес золота.

Когда мы заговорили о Михаиле Черном, Володя сразу же меня огорошил:

– А ты знаешь, что братья носят разные фамилии? Интересно, что вообще их фамилия – Черные, но правильно писать Черной. А вот один из швейцарских следователей утверждал, и у Ми-6 такая информация была, что Михаила в паспорт по ошибке вписали Черный. Это ошибка клерка была сделана в паспортном столе в Ташкенте. Сам он теперь везде пишет о себе – Черной, но существуют же документы и деловая переписка, где есть его подпись «Черный». С таких вот загадок начинается его биография. Другая загадка – его стартовый капитал. Они, братья, конечно, были «цеховики». Работали в кооперативах. Под «крышей» комсомола, еще более интересных государственных структур того времени, например КГБ Узбекистана, а также была целая сеть кооперативов, созданных под прикрытием организованных преступных групп. Цель – легализация денег и пополнение воровских общаков. Оттуда, кстати, у Михаила Черного не только первые крупные деньги, но и первые криминальные связи. В начале и середине 1980-х годов наличные деньги играли очень большую роль, банковские переводы никому не были нужны. Ни один кооператив в Узбекистане того времени не мог жить без государственной или криминальной «крыши», которые со временем срослись в единое целое. А налички в Узбекистане было очень много, и в Черных просто вкладывались деньги с целью отмывки криминальных денег. Почему именно в кооперативы Черных? Все зависело от связей. А у них они были. Они не глупые люди, талантливые, с ранних пор знали криминального авторитета, вора в законе Салима. В то же время набирал силу Гафур Рахимов, без которого сейчас бизнес в Узбекистане делать практически невозможно. Он все контролирует. Но они были «под Салимом». У Гафура были уже в то время связи с солнцевскими. Потом эти связи Черные заберут себе. Ведь был у Михаила и Льва целый этап жизни и бизнеса, связанный с угольным бизнесом, в частности, в Кузбассе, где влияние солнцевской ОПГ было особенно сильным. В том числе лично на Амана Тулеева. Вот эти старые узбекские связи тогда Черным и пригодились. То есть с первых своих шагов в бизнесе они шли в одну ногу с криминалом. Кстати, ни о кооперативном движении, ни об угольном бизнесе Черные говорить не любят. А вот чуть позже, уже в начале 1990-х годов, возникла необходимость легализовать капиталы. В собственность войти напрямую было невозможно, можно было только коррумпировать руководство металлургического предприятия, например. Но ведь им хотелось продавать металл, создавать собственные компании и так далее. Тогда у Михаила Черного появляются под рукой первые профессиональные менеджеры, такие, как Джалол Хайдаров. Одними криминальными связями-то уже не обойтись. И вот Хайдаров отмывал бизнес через зародившуюся банковскую сферу и создавал офшоры. Так начинался этап фальшивых авизо. Это были такие «воздушные» деньги, которыми платили на заводах за вполне реальный металл. Схема с фальшивыми, несуществующими деньгами стала работать еще и потому, что чиновникам из Минфина и Госбанка платились сумасшедшие взятки. Вот когда деньги к Черным действительно потекли рекой. Это были миллиарды. Кстати, когда говорят сейчас о «чеченских авизо», это не совсем корректно. Как говорил мне один из оперативников МВД, «чеченцы с пистолетом в руке деньги в мешках, конечно, таскали туда-сюда, но ими же кто-то управлял». Так что дело не в чеченцах непосредственно, а в банковских махинациях. Мало кто знает, что, например, банк «Менатеп» имел отношение к очень многим компаниям, которые фигурируют в делах о фальшивых авизо. Более того, «Менатеп» был постоянным кредитором всех компаний, принадлежащих Черным. Кстати, закона о банках тогда в России как такового не существовало. Поэтому и уголовные дела по фальшивым авизо со временем умирали. Важно другое. Надо было для проведения всех этих сделок создавать легальные компании. Черные были первыми, кто пошел по этому пути. Они были первопроходцами в этом направлении. Они создали компанию совместно с Сэмом Кислиным, начали едва ли не первыми в России применять толлинговые схемы и качать деньги в отстроенную систему офшоров. Это было в то время ноу-хау для России. Многие сделки проходили в рамках Российской товарно-сырьевой биржи, которую открыл Константин Боровой, хороший знакомый Черного. Сама биржа по себе ничего не значила, важно было легализовать сделки по вывозу металла за рубеж через биржу. Боровой тогда с Черными и познакомился. Он им был нужен опять же для легализации сделок и для выхода на мировые рынки. Потом Сэм Кислин им перестал быть нужным. Зачем с ним делиться? Только потому, что у него американский паспорт и официальная налоговая отчетность? Этот этап прошел, и Черные начали работать сами. Кроме того, у Михаила появился очень любопытный партнер, о котором вообще мало что известно. Это Джозеф Карам, против которого затем в Швейцарии было возбуждено уголовное дело за связи с русской мафией (конкретно – с Михаилом Черным). Джозеф создал новую разветвленную сеть офшорных компаний по всему миру, в основном на Кипре и в Швейцарии. После того как она заработала, деньги братьев Черных стало отследить практически невозможно...

56
{"b":"132446","o":1}