ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Угрозы Хайдарову со стороны его врагов, насколько я знал, после публикации материала в российском Интернете возобновились с новой силой. Володе тоже звонили несколько раз, предлагая «забыть эту тему».

Теперь я все более отчетливо понимал, почему Иванидзе решил сменить страну проживания. В кантоне Женева он чувствовал себя более безопасно, нежели в двухкомнатной квартире на Маяковке в центре Москвы.

Иванидзе тем временем продолжал свой рассказ:

– Вообще это было страшное время – 1994 год, например. Ведь Миша и сам побаивался. Мне Джалол Хайдаров рассказывал, что он видел в офисе Черного на Ростовском переулке в Москве. Там в бизнес-офисе сидели автоматчики и снайперы. У Черного была целая армия. Он готовился к войне. Все могло произойти, ведь алюминий приносил бешеные деньги. Говорят, что Черного напугало убийство Отари Квантришвили, который вдруг решил заняться алюминием. И тогда Миша уехал в Израиль. Это, пожалуй, единственный случай из известных, когда Миша выглядел испуганным. В остальном он очень крутой. Важно понимать еще одну вещь. Черной силен не только тем, что он имеет такую криминальную славу и с некоторых пор сам «крышевал» бизнес. Но еще и тем, что с начала 1990-х годов его империя имела все необходимые «атрибуты» силы – связи с правоохранительными органами, свои люди в правительстве (таким человеком у Черного был вице-премьер Олег Сосковец), директора предприятий, ну и, собственно, криминал. Сначала была узбекская мафия, которая дала выход на Москву, затем солнцевская группировка, прикрывавшая, например, транспортировку металла и угля внутри страны, и, наконец, Измайловская ОПГ во главе с Антоном Малевским. Кто решал проблемы в Саянах или в Красноярске? Либо привозимый, «экспортный» криминал из столицы, либо партнеры, которых надо было брать, пусть даже на некоторое время, из «местных». В этом смысле показателен пример Красноярска. Черный фактически за руку привел на Красноярский алюминиевый завод Анатолия Быкова, по кличке Бык (в этом Черному помогали Измайловские и узбекский вор в законе Салим), тот силовым путем расчистил город и завод от «синих», то есть от уголовников. И стал в некотором роде «наемным менеджером», а всем заводом управлял Черной. Другое дело, что потом ситуация изменилась и Быков стал вообще никому не нужен. Кстати, Михаилу Черному долговременные партнерские отношения вообще никогда не были нужны. Взять его партнерство с Березовским. Они то ссорились, то мирились. Березовский постоянно лез в политику. А Черному это не нравилось. На время они разошлись, сейчас опять сходятся. Немного другая история партнерства – отношения Михаила Черного и Вячеслава Иванькова, вора в законе по кличке Япончик. Япончика, как известно, в партнеры не выбирают, он сам приходит, как налоговая инспекция. Я думаю, Черной понимал, что Иваньков за своей воровской долей к нему придет. И когда они сошлись, а это произошло, по моим данным, еще в Москве, до отъезда Иванькова в США, Миша сразу понял, что ему эта «дружба» не очень выгодна. Надо было делиться. И никакая «крыша» помочь уже не могла. Поэтому я склонен полностью поддержать версию о том, что Черной мог посодействовать аресту Япончика в США при помощи российского МВД. Связи-то у Миши были большие. Вот такая история взаимоотношений. Но самая интересная история партнерства – это история ссоры Михаила и Льва, то есть двух родных братьев. Я уверен, что они не ссорились вовсе. Просто когда в России началась поддержанная правительством и инспирированная МВД кампания против толлинга и компании TWG, Михаил придумал простую схему. Пусть TWG будет «плохой» компанией с иностранным капиталом (ее в 1999 году в итоге изгоняют из России), Лев дружит с руководителями TWG, братьями Рубен, а, значит, он должен уйти вместе с ними, я же, Михаил, – истинный патриот и остаюсь в российском бизнесе. Вот такая игра. Аналогичная ситуация складывалась у Черного в Казахстане. TWG изгоняют оттуда, закрывают банки, принадлежащие братьям Черным, например, «Залог-банк». Казалось бы, это конец империи. А где Черные? В Израиле! Это был бы финал истории, если бы братья не «поссорились». Их фиктивная ссора дала бизнесу второе дыхание. Я думаю, что Миша еще всплывет. Я уверен, что это произойдет, да и уже происходит в Восточной Европе и на Украине. У Черного везде остались свои люди, в российском «Газпроме», например. Можно много примеров привести. А есть и свои «менеджеры». Они управляют его бизнес-проектами в Венгрии, Румынии, Австрии. Это Яков Голдовский, его правая рука. Не надо забывать, что и свою металлургическую империю Михаил Черной создал, находясь фактически за границей, в Израиле. Ему все равно где жить. Он всегда найдет чем заняться. Потом у него есть правило: деньги должны работать. Он недавно заявил, что его состояние составляет около миллиарда долларов. При этом он никогда нигде не значился, ни в одной компании, он не акционер, он на бумаге – никто. Но у него же есть миллиард. Значит, мы скоро о нем еще услышим...

Мы расстались с Володей ночью. Аэропорт был почти пуст. Мне нужно было возвращаться в Париж. Через два дня Иванидзе прислал мне несколько обещанных документов. Один из них заслуживает особого внимания. Это – информационная справка о родственниках и самых близких партнерах Михаила Черного, о которых до этого никто в России ничего не знал и данную информацию не публиковал.

Адреса, пароли, явки

«Имя Тупиковой Анны Аркадьевны, жены Михаила Черного, впервые появилось в полицейских источниках после 1994 года, когда произошел известный инцидент в лондонском аэропорту. Михаил Черный и сопровождавшая его жена были выдворены (их не впустили в страну), так как британские власти считали, что Черный является важным представителем российской организованной преступности и использует фальшивые польские паспорта и водительские удостоверения. Эти документы были обнаружены на австро-швейцарской границе в одном „подозрительном“ автомобиле, за которым, очевидно, давно велось наблюдение. Кроме фальшивых документов на самого Михаила Черного в машине обнаружили документы, предназначенные Анне Тупиковой. Эти документы послужили одной из причин, по которой Михаил Черный был арестован в Швейцарии зимой 1996 года. Его продержали в тюрьме три дня, допрашивали, а затем выдворили в Израиль, лишив права находиться на территории Швейцарии. В российской прессе имя Тупиковой практически не упоминается. Так же как и ее брата – Дмитрия Тупикова. Тем не менее оба играли определенную роль в делах самого Михаила Черного. Хочу подчеркнуть, что фамилия Михаила пишется именно как Черный, а не Черной, в отличие от его братьев Льва и Давида. Дмитрий и Анна Тупиковы жили в Узбекистане и переехали в Москву вместе Михаилом Черным. Согласно источникам, Тупикова с 1994 года постоянно жила вместе с Черным в Израиле. Однако она стала учредителем нескольких компаний в Москве.

Тупикова Анна Аркадьевна.

Последний известный московский адрес Тупиковой указан в базе данных Московской регистрационной палаты: город Москва...

16 июля 1997 года в Москве была зарегистрирована компания «Общество с ограниченной ответственностью „Компания Марка“», в которой учредителем стала Тупикова. Счета компании открыты в банке МДМ, который к моменту регистрации компании уже полностью контролировался группировкой Михаила Черного. Директором компании стал Дронов Олег Владимирович.

Дронов также выходец из Узбекистана, паспорт выдан в Ташкенте, в апреле 1977 года. В первой половине 1990-х годов, перед тем как возглавить компании жены Черного, Дронов являлся руководителем Ассоциации «Международная солидарность», Фонда народной дипломатии. Ассоциация была зарегистрирована в конце 1980-х годов в Москве по адресу: улица Герцена, дом 60, корпус 2.

Насколько можно судить, Дронов являлся учредителем в нескольких предприятиях, созданных под крышей фонда, который, в свою очередь, был создан в последние годы советского времени как одна из «альтернативных» структур с огромным бюджетом и неясными задачами. Достоверно лишь, что Фонд народной дипломатии дал «приют» и сотрудникам бывшего КГБ. Однако весьма вероятно, что в данном случае мы имеем дело с обычной схемой отмывания криминальных денег (как и денег «партии») через создание предприятий при всевозможных перестроечных фондах.

Другая компания Анны Тупиковой, которую формально возглавлял Олег Дронов, – это АМГ-2. Название соответствует сорту алюминиевого сплава. Общество с ограниченной ответственностью АМГ-2 было зарегистрировано в Москве 21 июля 1997 года по адресу: улица Донская, дом 7, телефон 917-78-32. Учредителем стала Анна Тупикова, жена Михаила Черного.

Тупиков Дмитрий Аркадьевич.

Тупиков является родным братом жены Михаила Черного Анны Тупиковой. Очень важный источник, в прошлом – из ближайшего окружения Черного, сообщает, что Тупиков является наркоманом со стажем и тесно связан с лидерами подольской преступной группировки, входящей в измайловскую преступную организацию. Тупиков, вместе с ближайшим партнером Черного Искандером Махмудовым, стал учредителем Товарищества с ограниченной ответственностью «Трейд Сток». Кроме того, Тупиков являлся (или все еще является) соучредителем в частном охранном предприятии «Камелот», зарегистрированном 13 июля 2001 года в Москве по адресу: Большой Афанасьевский переулок, дом 41, телефон 259-89-98, руководитель Муранов Леонид Сергеевич».

58
{"b":"132446","o":1}