ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Защита Михаила Черного работает над тем, чтобы отвести от клиента этот удар. В Тель-Авиве адвокат Черного Яаков Зихрони спешно провел пресс-конференцию, на которой дал слово бывшему (обратите на это, пожалуйста, внимание) агенту ФБР Джоэлу Бартоу (о нем рассказывал в своей «американской» главе Александр Грант. – Авт.). Тот работал в команде ФБР, занимавшегося изучением связи Черного с отмыванием в США денег наркоторговли (с подачи МВД России). «В результате следственных мероприятий, – с типично американской непосредственностью заявил Бартоу, – я пришел к выводу: Черной не имеет никакого отношения к русской мафии».

Все бы, конечно, ничего, но уже тогда вездесущие журналисты пронюхали, что на протяжении года деятельность детективного бюро Бартоу финансируется... Михаилом Черным, которому Бартоу, естественно, из сугубо платонических чувств, старается помочь в восстановлении имиджа порядочного человека.

В итоге 11 июня 2002 года Михаилу Черному было предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов. Дело не закрыто до сих пор...

Зачем я узнал тебя, Авигдор?

День знакомства Михаила Черного с нынешним министром стратегического планирования Израиля Авигдором Либерманом стал для нашего олигарха черным днем. Именно это знакомство с Либерманом, от которого Михаил Семенович хотел поиметь большую для себя выгоду, сегодня обернулось для него катастрофой. Новый скандал на фоне дела «Безек» и истории с паспортом может привести к страшному для Черного финалу – лишению гражданства. Вы спросите: при чем здесь Либерман? А вот при чем...

Родился он в 1958 году в СССР, в Кишиневе. В 1978 году вместе с родителями уехал в Израиль. Служил в армии в чине ефрейтора, затем поступил в Иерусалимский университет, после окончания которого быстро пошел по «политической» линии и в 1993 году стал гендиректором партии «Ликуд».

Знакомство Либермана и Черного произошло в достаточно стандартной для последнего ситуации – во время разборки конфликта между Сергеем Михайловым и Антоном Малевским на почве разделения сфер влияния в Москве.

В 1995 году в израильском отеле «Александр», как сообщал в своем докладе Авив Мор, прошел ряд таких «примирительных» встреч. На них и появляется впервые Авигдор Либерман. Привел его туда буквально за руку Борис Бирштейн. С Либерманом Бирштейна связывали не романтические воспоминания о детстве в Молдавии (как ошибочно считали в израильской разведке; в действительности Бирштейн родился в Литве), а консультации в ходе реализации совместных деловых проектов на территории этого государства.

Понятно, что занимавший видный пост на политической арене Израиля Либерман мог очень сильно помочь Черному в будущем. По традиции Михаил Семенович хотел обеспечить поддержку своим экономическим проектам и в политике. Он по-прежнему действовал по старым схемам, думая, что и здесь бизнес можно отстроить по российскому сценарию. С того времени связи А. Либермана с М. Черным укреплялись год от года.

Черный решает вовлечь Либермана в свой круг, крепко привязав к себе, и это ему легко удается. Сначала он делает первый шаг – создает для Либермана свой небольшой бизнес. «В 1997 году Авигдор Либерман покинул пост генерального директора канцелярии премьер-министра Израиля и основал компанию по торговле с Украиной (экспорт-импорт). По имеющимся сведениям, компания финансировалась Михаилом Черным» – таковы строки из рапорта частного детективного агентства.

Дополним картину сведениями из другого источника. Авторы журналистского расследования, проведенного в Израиле, сотрудники газеты «Гаарец» Гиди Вайц и Ури Блау сообщают, что формально Либерман создал компанию «Натив эль Мизрах Исраэль» (сегодня, по сути, выполняющую роль частной секретной службы), которая должна была работать в Восточной Европе и республиках бывшего СССР. По свидетельству работников компании, вначале Либерман и сам не знал, чем будет заниматься его компания. Была предпринята попытка заняться продажей хлопка из среднеазиатских республик, потом последовала попытка приобрести крупную плантацию в Кении, однако в итоге в 1999 году компания Либермана занялась поставкой древесины и стройматериалов из Румынии, Украины и России. Тогда же на Кипре была создана еще одна компания, «Натив эль Мизрах Кафрисин», позднее переименованная в «Терсимано».

Однако деньги на счет компании стали поступать гораздо раньше. Уже в самом начале своего пути в качестве бизнесмена Либерман положил в карман 3 миллиона долларов, сумев добиться падения курса российского рубля, работая на один из австрийских банков и предотвратив его банкротство. Израильская и австрийская полиции, заинтересовавшиеся тогда деятельностью Либермана, так и не смогли выяснить, как ему это удалось. Вопрос о первоначальных взносах – для большинства – так и остался неразрешенным.

Итак, коготок увяз. Неужели Либерман работает на Черного? Следующим шагом неизбежно должна была стать некая игра на политической арене. Причем не без помощи Михаила Семеновича, который понимал, что масштабные проекты ему, человеку с сомнительной репутацией, в Израиле без хорошего политического прикрытия не выиграть.

В 1998 году Либерман ввязывается в кампанию по выборам в израильский парламент, Кнессет. Это было не столько желание политического роста, ибо до этого он уже занимал один из высших постов в стране, генерального директора министерства главы правительства, сколько выполнение пожелания Михаила Черного, пытавшегося обеспечить себе политическую поддержку.

Как выяснили по ходу дела сыщики Авива Мора, кампанию он разворачивал столь масштабно (в январе 1999 года было создано движение «Наш дом – Израиль») именно за счет финансирования со стороны Михаила Черного. Конечно, этот факт публично не оглашался. Поэтому, как сообщает детектив, «...он во всеуслышание объявляет о том, что крупные денежные средства, с помощью которых финансировалась его предвыборная кампания, были получены им за оказание консалтинговых услуг австрийскому банку. В то же самое время Авигдор Либерман продал ценные бумаги, выпущенные российским правительством, держателем которых он являлся почти до их полной девальвации, происшедшей вследствие обвала российской валюты.

По имеющимся сведениям, речь идет о несуществующей сделке, которая представляла собой ширму, за которой скрывался факт передачи ему денежных средств в крупных размерах Черным <...> для финансирования предвыборной кампании».

В марте 2001 года Либерман становится министром инфраструктуры, но через год покидает пост якобы из-за несогласия с политикой Шарона. С 2007 года возглавляет созданное им Министерство стратегического развития.

500 тысяч долларов за вино

Эйфория от успешного хождения Либермана в израильскую власть по сценарию Михаила Черного длилась недолго. Да, строго говоря, особых дивидендов оно и не принесло. Едва спало первое напряжение от истории с «Безек» и удачно приторможено дело о лишении гражданства, как весной 2007 года разразился новый скандал.

На этот раз еще более громкий, чем дело «Безек», и более серьезный по результатам. Возможно, что его итогом станет не только уход Либермана с политической арены, но и активизация процесса по лишению Михаила Черного израильского гражданства. Слишком масштабные нарушения были совершены им на этот раз.

В начале апреля 2007 года в израильской газете «Гаарец» была обнародована сенсационная информация о том, что в бытность министром инфраструктуры Либерман получал деньги от Михаила Черного. Причем произошло это буквально через три месяца после занятия им своего поста. В качестве платы за будущие услуги, предположим мы...

В плане совмещения предпринимательской деятельности с госслужбой Государство Израиль, пожалуй, ничем не отличается от остальных. Это категорически возбраняется. Согласно закону о депутатах Кнессета и министрах, им запрещено заниматься любой предпринимательской деятельностью, целью которой является получение доходов. Полиция, неоднократно допрашивавшая Либермана, подозревает его в нарушении именно этого закона, а также в создании ситуации «конфликта интересов» и обмане общественного доверия.

63
{"b":"132446","o":1}