ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Упоминавшаяся выше компания «Терсимано» использовалась для обслуживания ближайшего окружения Либермана, его соседа по поселению Нокдим Гершона Трестмана, его персонального водителя Игоря Шнайдера, Ронит Гая и других. Именно распечатки с этого счета и легли на стол юридического советника правительства Мени Мазуза, запретившего Либерману возглавлять Министерство внутренней безопасности.

Однако здесь следует упомянуть о существовании еще одного счета на Кипре, принадлежащего таинственной компании Mountain View Assets. В мае 2001 года компания MCG Holding, принадлежащая Михаилу Черному, перевела именно на этот счет 500 тысяч долларов. Сегодня адвокат Черного утверждает, что это была плата за сделку по продаже вина. Однако вскоре деньги со счета компании перешли на счета всех вышеупомянутых фигур. Трестман получил 320 тысяч долларов, Ронит Гай – 85 тысяч долларов (на следующий день после «винной» сделки Черного), а Шнайдер – 15 тысяч долларов за непонятные «оказанные услуги». Крупная адвокатская контора «Неоклеус», занимающаяся международным налоговым законодательством и являющаяся формальным владельцем компании «Терсимано», получала плату за услуги со всех трех счетов в размере от 600 до 4 тысяч долларов.

Тандем Черный – Либерман подставился, что называется, по полной. Возникают вопросы, на которые ни одно из действующих лиц отвечать не согласно: 1) каким образом Либерман причастен к «винной» сделке Черного; 2) почему деньги со счетов Mountain View Assets вскоре оказались на счетах приближенных Либермана; 3) что говорит обо всем этом Михаил Черный?

Но следствие только начинается.

Почти семейные отношения

Однако целевые пожертвования Либерману со стороны Михаила Черного на полумиллионе долларов не закончились. Наблюдавшие за ними все эти годы детективы установили следующее:

«В 2004 г. дочерью Либермана была открыта консалтинговая компания „М. ЛиберманХевраЛейиуц“, в которой сам Либерман значился в качестве сотрудника по найму Деятельность компании заключается в предоставлении консалтинговых услуг восточноевропейским компаниям.

В соответствии с имеющейся информацией вышеупомянутая компания играла роль некоего фронта для потока денежных средств, переправляемых Либерману Михаилом Черным (для подготовки к предвыборной кампании 2006 г.).

В настоящее время компания все еще существует, при этом Государственным отделом по международным расследованиям полиции Израиля ведется расследование по поводу деятельности компании, а также по поводу денежных средств австрийского банка».

Михаил Черный не жалел денег. Возможно, он чувствовал, что Либерман – последний для него шанс выскочить на поверхность. Как свидетельствует наш источник, он дарит Либерману новый бронированный «Мерседес G-500» стоимостью 900 тысяч новых израильских шекелей. На публике Либерман говорит, что эту машину он купил на свою зарплату.

Одновременно Черный пытается реализовать через Либермана очередные проекты в Европе. Речь идет об открытии казино. Конечно, это уже не тот размах, не вагоны с углем и металлом. Что-то ближе – по духу – к пошиву тапочек, хотя и доходно. Но Черному нужно получать от Либермана хоть какой-то клок шерсти.

Проект «Казино» провалился – подвели австрийские партнеры...

По сути, за все эти годы Либерман помог своему соотечественнику всего один раз. Хотя и в важном вопросе. Когда в 2004 году министр внутренних дел Израиля Авраам Пораз возобновил дело о лишении Михаила Черного гражданства, Либерман так же активно, как и в 2001-м, выступил на стороне своего друга. Дело удалось притормозить, и процесс выдворения из страны был заморожен. Начиная с этого времени Черный крепко держит на привязи Либермана, не давая тому выйти из состава правительства, как гарантию своей неприкосновенности. Либерман же, вошедший в состав правительства при поддержке правого электората, находится сейчас в сложном положении: с одной стороны, он должен выполнить наказ своих избирателей, требующих от Либермана выйти из состава правительства, которому они не доверяют; с другой, что весьма вероятно, – его там держат другие обязательства?

Зачем Черный так упорно цепляется за Либермана? Он надеется, что тому удастся получить портфель министра внутренней безопасности. Но даже если министром станет и не Либерман, а человек из его партии, все равно это будет победа. Тогда Черному удастся решить главный вопрос, который стоит всех денег, – вопрос гражданства.

Достойный конец – человек без гражданства?

О паспорте Черного вспомнил преемник пафосного Эли Ишая на посту министра внутренних дел Авраам Пораз. Он реанимировал дело о лишении Михаила Черного израильского гражданства. Летом 2004 года Черному было выслано предупредительное уведомление, а также повестка на слушание дела. Пораз вспомнил все: и связь с Измайловскими, и коррупцию в российских министерствах, – короче говоря, все то, что Михаил Семенович так тщательно скрывал от чужих глаз и ушей. Причины все те же: «Когда человек прибывает в Израиль и хочет получить гражданство, он обязан заявить, что не совершал в прошлом криминальные действия. Согласно нашей информации, заявление господина Черного было неверным, и это является основанием для начала процедуры лишения гражданства», – заявили в полиции Израиля (сообщало агентство «Курсор. Инфо»).

Письмо от министра Черный получил в ответ на требование выдать ему постоянный загранпаспорт. Такой паспорт у него уже был, но он потерял его несколько лет назад. По заявлению с просьбой восстановить документ полиция Израиля выдала ему лишь временный паспорт, отказав в постоянном из-за появившейся информации о связи Михаила Черного с российским ОПГ.

Тогда Михаил Черный попытался получить паспорт через суд и даже привел туда свидетеля – бывшего главу российского представительства Интерпола генерала Владимира Овчинского, который подтвердил, что российские правоохранительные органы не располагают данными о причастности Михаила Черного к криминалу. Но «знакомство» не помогло, и нового паспорта Черный так и не увидел.

Естественно, что представители Михаила Черного поспешили отмести все претензии израильской полиции. «Как нам известно, полицейские секретные материалы являются не более чем пожелтевшими вырезками российских газет середины 1990-х», – заявил глава созданного Черным Фонда помощи жертвам терактов Дмитрий Радышевский.

Как бы то ни было, но к середине 2007 года, на четырнадцатом году жизни в Израиле, Михаил Черный оказался зажатым в угол.

Бизнес-проекты сложились неудачно. Политическое лоббирование также не удалось. Более того, главный союзник и надежда в этом деле Авигдор Либерман позорно прокололся. Планы по продвижению его в министры внутренних дел провалились – а Михаил Черный так на него надеялся! Ведь тогда можно было бы быстро решить вопрос с паспортом... (Вообще все вопросы с паспортами для Черного превращаются в большие проблемы.) А теперь получается, что скоро роскошный особняк на улице Ха-Гивъа может опустеть.

И вообще, ни один скандал, по сути, не завершился. От клейма «русская мафия» отмыться не удалось. Дело о финансировании Либермана во время выборов вот-вот реанимируется. И вот тогда уж точно: прощай, Земля обетованная.

Своим для Израиля Михаил Черный так и не стал, а в других странах его уже таковым не считают.

...10 мая 2007 года улицы Иерусалима усеяли плакаты: Михаил Черный держит на поводке спаниеля, морду которого заменили на фото лица Либермана. И надпись: «Либерман, пудель русской мафии, продает Израиль». Согласитесь, намек более чем прозрачный и понятный...

И не важно, что собак перепутали. Важно другое: Черный уже не нужен даже в Израиле. Ему открыто намекают: уезжайте, Михаил Семенович. Куда хотите – в Америку, на Канарские острова, в Рио-де-Жанейро, в Антарктиду... Куда угодно. Методы вашей работы здесь не прижились. Сколько бы наличности у вас ни было и какой бы министр с вами ни дружил.

64
{"b":"132446","o":1}