ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Да вот только куда ему теперь ехать?..

Операция «Соотечественники»

Последний скандал, связанный в Израиле с именем Михаила Черного, вспыхнул в ноябре 2007-го. И этот скандал, возможно, перевернет историю пребывания «российских беженцев» на Земле обетованной. Кто знает, может быть, Черного не будут даже лишать гражданства. Вы спросите, неужели все подозрения израильской полиции оказались ошибочными и Черному удалось получить долгожданный паспорт? Нет, ну что вы. Просто нельзя исключать, что его все-таки будут судить. В таком случае правоохранительной системе Израиля как раз выгодно, чтобы Черный оставался гражданином страны...

С Авигдором Эскиным меня познакомили мои приятели, российские журналисты, посвятившие не одну статью злоключениям в Израиле другого беглого олигарха, Леонида Невзлина. Эскин как источник информации оказался поистине бесценным партнером. Он часто бывал в Москве, наведываясь, как он говорил, с «дружеским визитом» то на Лубянку, то на Старую площадь, где располагается Администрация Президента. Мы с ним встречались в основном в ресторанах или в кафе где-нибудь в центре города. Он привозил мне свежую израильскую прессу, которую, к сожалению, в российском Интернете не всегда можно прочитать. На кого работал Эскин? Я часто задавал себе этот вопрос, но, прекрасно понимая, что всего он мне все равно рассказать не сможет, предпочитал его напрямую не спрашивать.

Ортодоксальный строгий еврей с неизменной кипой на голове, Авигдор, кажется, готов был работать круглосуточно. За исключением субботы (как вы понимаете, шабат) и не утром, когда он посещал синагогу (причем в любой стране мира, где бы он ни оказался).

Последний раз мы виделись в октябре. Эскин, продолжавший привозить мне ценную информацию – статьи, расшифровки интервью, доклады частных сыщиков и бывших сотрудников спецслужб, на этот раз передал мне результаты любопытного социологического опроса, опубликованные в газете «Гаарец». «56 % уроженцев Израиля считают, что российские преступные организации набирают силу. Опрос на тему лишения израильского гражданства олигарха Михаила Черного показал, что 74 % опрошенных уверены, что следует лишить гражданства олигарха, подозреваемого в преступной деятельности. Опрос был заказан с целью выяснения позиции израильской общественности относительно вопроса лишения гражданства олигарха Михаила Черного, подозреваемого в преступной деятельности в Израиле, а также в тесных контактах с преступными группировками в СНГ. Глава МВД Меир Шитрит должен поставить точку в данном вопросе в результате получения им рекомендаций комиссии, возглавляемой адвокатом Цви Инбаром, согласно которым следует лишить Черного израильского гражданства». Также Эскин передал мне один из докладов бывшего сотрудника правоохранительных органов Авива Мора, выдержки из которого мы и приводим в этой главе. Скандал, затронувший не только высшие политические сферы, но органы разведки и контрразведки, разразился через неделю. Процитирую сообщения израильских СМИ.

«5 ноября сотрудники отдела международных расследований израильской полиции (ЯХБАЛ) арестовали известного правого активиста Авигдора Эскина и частных детективов Рафи Придана и Авива Мора по подозрению в организации незаконного прослушивания разговоров вице-премьера Израиля, министра стратегического планирования Авигдора Либермана и гражданина Израиля Михаила Черного». Что тут началось! Сообщения об аресте Эскина появились на страницах самых читаемых Интернет-ресурсов, рассказать об Эскине, кажется, спешили репортеры всего мира. Что ж, расскажу и я.

Справка

Авигдор Эскин родился 26 апреля 1960 года в Москве в семье геофизиков. Первым публичным протестом Эскина против подавления почвеннической идеи было расклеивание и распространение листовок в поддержку высланного из СССР писателя Александра Исаевича Солженицына в феврале 1974 года. Эскин был арестован, но не предан суду, поскольку не достиг четырнадцатилетнего возраста. В шестнадцать лет он стал самым молодым преподавателем иврита в Москве, а с семнадцати лет вел семинар по изучению иудаизма.

Эскин уехал в Израиль в январе 1979 года, служил в Армии Обороны Израиля и воевал в Ливане в 1982 году. В 1983 году он возглавил вместе с депутатом Кнессета Михаелем Кляйнером движение «Новые правые Израиля». Он неоднократно посещал США и сблизился с консервативными кругами Вашингтона. В 1983 году Эскин организовал обращение 98 сенаторов к советскому правительству с требованием легализовать и разрешить изучение языка иврит в СССР. В мае 1984 года он был инициатором визита Кляйнера в Вашингтон, в ходе которого сенатор Джесси Хелмс (в настоящее время – председатель Комитета по международным делам сената США) непосредственно во время заседания сената в торжественной обстановке представил Кляйнера и Эскина как своих идейных союзников в Израиле. Это было началом стратегического союза израильских консерваторов с правым крылом республиканской партии США.

С середины 80-х годов Эскин регулярно публикует свои эссе и заметки в израильской прессе на иврите, а также на английском языке – в ведущей американской еврейской газете The Jewish Press. С начала 90-х годов он становится одним из самых популярных публицистов в русскоязычной прессе Израиля, постоянно сотрудничая с газетами «Новости недели», «Вести» и «Наша страна». В июне 2000 года в Америке вышла его книга «Израиль. Вера. Правда» на русском языке.

Эскин известен также как преподаватель иудаизма, в частности, ведет ряд групп по изучению еврейской эзотерической традиции Каббалы.

В декабре 1997 года власти арестовали Эскина и его сподвижника. Последний дал под пытками показания о том, будто Эскин знал о его намерении совершить поджог офиса пацифистской организации и осквернить памятник арабскому террористу Аль-Кассаму. После двух месяцев в застенках Шабака (службы безопасности), где он подвергался пыткам, Эскин был освобожден и находился под домашним арестом с правом выезда за границу до окончания суда, длившегося почти три года и решившего бросить его за решетку на два с половиной года. В 1995 году Эскину было возвращено гражданство России.

Он женат на Бат-Шеве, уроженке Москвы. У него шестеро детей.

Итак, Авигдор Эскин по моей просьбе вел журналистское расследование, собирая информацию о Михаиле Черном, его деятельности в Израиле и его связях, в числе которых оказался и министр Авигдор Либерман. Разумеется, ни о каком прослушивании кого бы то ни было между нами с Эскиным никогда не было даже разговора. Впрочем, никаких подтверждений, что Эскин кого-то прослушивал, у полиции, насколько мне известно, и не было. Сообщения об этом появлялись исключительно на страницах «Живого журнала» Леонида Невзлина, давнего врага Эскина.

Так что же стоит за арестом Авигдора Эскина? Дам свою версию происшедшего. Согласно сообщению пресс-службы израильской полиции, жалоба на незаконное прослушивание была подана от имени министра по стратегическим угрозам Авигдора Либермана 1 ноября. Господин Либерман якобы принес в полицию некие документы, которые, по его мнению, указывали на то, что он является объектом внимания неустановленной группы лиц. Что это за документы и где Авигдор Либерман их взял?

30 октября – за два дня (!) до того, как господин Либерман явился в полицию, – на одном из бесплатных глобальных Интернет-сервисов была открыта загадочная страничка. Именно на ней позднее, 11 ноября (!), будут анонимно размещены несколько файлов – ксерокопий распечаток электронных писем, которые при прочтении можно интерпретировать как частную (!) переписку Авигдора Эскина. Но лично я не исключаю, что господин Либерман 1 ноября мог отнести в полицию именно эти «документы».

Могу предположить, что кто-то подсказал господину Либерману, что на этой интернетовской страничке нужные документы появились или вскоре появятся. И сказал, где и что надо искать. Или проще – передал министру нужные «документы», то есть, подчеркну, личную переписку Эскина. Но самое интересное началось чуть позже. Вскоре после ареста Эскина, Придана и Мора выяснилось, что, как пишет газета «Едиот Ахронот», «...единственное прослушивающее устройство Придану удалось установить в телефоне секретарши Черного».

65
{"b":"132446","o":1}