ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Значит, Авигдора Либермана никто не прослушивал? А если он все же утверждает, что его прослушивали, – тогда как бы он мог, например, объяснить, что связывает его и секретаршу Михаила Черного?

Может быть, господин министр помнит, как адвокат Черного Яков Вайнрот то ли в шутку, то ли всерьез предложил повесить на двери кабинета именно этой секретарши табличку с надписью: «Общественная приемная Либермана», чтобы хоть как-то оправдать факт подачи министром своего заявления? Было такое?

Похоже, что Либерман просто попал в ловушку, расставленную для него его другом и партнером Михаилом Черным. И сегодня министру просто приходится платить за те «услуги», которые Черной ему оказывал. А с учетом того, что недавно пресс-служба израильского МВД сообщила, что «процесс лишения гражданства Михаила Черного находится на продвинутой стадии», господину Либерману надо быть готовым к тому, что разного рода просьб от него будет все больше.

Впрочем, объективности ради надо признать: господин Либерман – не единственный, кто сегодня решил вступиться за Михаила Черного. Руководитель «Комитета в защиту демократии и прав человека» Владимир Индикт, в свое время активно участвовавший в кампании по защите российского криминального авторитета Григория Лернера, дважды осужденного в Израиле за попытку отмывания денег и мошенничество, сегодня пишет письма уже в защиту Черного. И спешит заверить, что Черной якобы предоставил сотрудникам Министерства внутренних дел Израиля, затеявшим процесс лишения Черного гражданства, все доказательства своей благонадежности. Почему политический пенсионер Индикт пишет такие письма? Не потому ли, что его комитету активно помогает Фонд Михаила Черного? О чем, не стесняясь, комитет выражает благодарность фонду прямо на страницах его сайта.

В 90-е годы из России в Израиль хлынул поток криминальных элементов. Стоит вспомнить хотя бы некоего г-на Акопа Юзбашева, «крестного отца» криминального мира Подмосковья, который сбежал от российской милиции в Израиль и несколько лет жил в Израиле, пока его не выслали из страны. Или того же Антона Малевского, лидера «Измайловского преступного сообщества», который в 1998 году был лишен израильского гражданства. И соответствующее решение министра внутренних дел Израиля было принято на основании представленных ему материалов, из которых следовало, что Малевский являлся одним из глав организованной преступности в России и принимал участие в совершении серьезных уголовных преступлений. Кстати, прецедентом для принятия решения о лишении гражданства Малевского, друга и соседа Михаила Черного, явился процесс по выдворению из Израиля в 1973 году лидера итальянской коза ностры Майера Лански.

Напомню, что оба этих процесса проходили в Высшем суде справедливости Израиля, который постановил: «Преступное прошлое обозначает преступное будущее». Получается, что к Черному это не относится? Или пока не относится?

Россия в середине 90-х годов уже находилась в ситуации, которую Израиль переживает сегодня. И Россия то время пережила, нашла в себе силы избавиться от союза криминального капитала и власти 90-х. Я надеюсь, что Израиль не будет убежищем для беглых мафиози, даже если они евреи по паспорту Я уверен, что у израильских политиков и журналистов хватит смелости говорить вслух как о коррумпированных чиновниках, так и о коррумпирующих этих чиновников представителей криминального капитала. Люди с криминальными связями, заработавшими свои капиталы в теневом бизнесе, не должны, якобы «отмывшись», прийти на вершину политического олимпа другой страны.

Эти люди приносят в Израиль не только криминальные деньги. Самое страшное в том, что криминальный капитал, просочившись в Израиль, приносит сюда и криминальную психологию, криминальные методы ведения дел. Эти люди внедряют правила криминального мира в политические и общественные институты, по сути, вербуют там своих агентов, строя удобное только им самим государство. И политики, которых финансирует криминальный капитал, так или иначе, рано или поздно, но попадают в ситуацию, в которой они вынуждены проводить в жизнь интересы криминального капитала. Это прямой путь к разрушению общества.

Вернемся к ситуации с Авигдором Эскиным. Похоже, никто не обратил внимания на самое главное: если кого-то во всей этой детективной истории и прослушивали, так это как раз Авигдора Эскина! Именно его личную переписку, в том числе и со мной, кто-то услужливо выбросил в Интернет, а затем и в прессу!

Эта частная переписка, причины появления которой в прессе, уверен, будут установлены офицерами полиции, уже стала предметом политических манипуляций. В израильской и российской прессе стали появляться странные статьи, в которых говорится, что за Авигдором Эскиным якобы стоят такие люди, как бывший сенатор Аркадий Саркисян, генеральный директор «Евразийской группы» Алексей Дробашенко, политолог Ольга Костина, ее муж – сотрудник избирательного штаба движения «Единая Россия» – Константин Костин, а следом, видимо, российские спецслужбы и Кремль. С одной стороны, мне, чьим источником информации и был Авигдор Эскин, это читать смешно. С другой стороны, мне очевидно, что подобные информационные вымыслы сегодня очень выгодны криминальным олигархам, например, Леониду Невзлину, который скрывается от российского правосудия, и Михаилу Черному, который этого правосудия так боится.

Кстати, адвокат Авигдора Эскина Нафтали Верцбергер уже заявил: «...в ходе расследования выснилось, что незаконная телефонная слежка велась в данном случае Черным».

13 ноября от имени Авигдора Эскина адвокат официально обратился в ЯХБАЛ с заявлением, цитирую: «От имени своего клиента Авигдора Эскина я подаю жалобу на вице-премьера Авигдора Либермана и прошу вас возбудить против него расследование по делу об использовании им материалов, полученных противозаконными методами, включающими вторжение в частную жизнь и тайные прослушивания телефонных разговоров. Жалоба Авигдора Либерманом против моего клиента сопровождалась предъявлением полиции материалов, которые, как нам представляется, были добыты посредством противозаконных прослушиваний».

Кстати, добавлю, что 14 ноября Михаил Черной в этой связи был опрошен полицией. И я уверен, это еще не финал истории. Задела ли вся эта история Черного? Еще как! Он рассчитывал, что полиция вот-вот накажет нерадивых «частных детективов» во главе с Эскиным, а все может развернуться ровно наоборот. Как отреагировал на это Черный? Он дал интервью газете «Окна». И это было чуть ли не первое его интервью за последние несколько лет...

«Я буду судить эту мафию...»

«Моя дружба с Либерманом возникла 12 лет назад – когда я только приехал. Познакомились случайно, поняли, что у нас много общего... Он, как и я, начал с нуля. Он – мужик с принципами... Ни ему мой пиар не нужен, ни мне – его» – говорит сегодня Михаил Черный.

Не могу оставить эти слова без комментария. Ну, о том, как они познакомились, я писал в этой же главе. Может быть, Михаил Семенович подзабыл обстоятельства первой встречи (дата, кстати, верна, действительно 95-ый год) со своим другом. Пусть прочтет эту книгу, заодно вспомнит. Насчет того, что Михаил Семенович начал с нуля, он может и дальше рассказывать журналистам израильской газеты «Окна», но только не мне. Почему-то он не рассказывает им про Узбекистан, про Гафура, потом про Малевского и «Япончика» с Отариком, ну и так далее... А по поводу пиара – просто смешно. Если я правильно понял, именно Михаил Семенович попросил Либермана сходить в полицию не далее как 1 ноября. Что бы он делал без помощи своего друга-министра? Кстати, советую Авигдору Либерману тоже внимательно прочитать эту главу, там как раз про его принципы написано...

«Местная олигархия здесь вся породнена с партийными принцами», – говорит Черный в том же интервью, отвечая на вопрос журналиста о «дружбе» с Либерманом. А у нас в России такие родственные связи коррупцией зовутся, если Михаил Семенович подзабыл.

66
{"b":"132446","o":1}