ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я улетел из Хитроу в Шереметьево в полдень 17 октября 2006 года. Михаил Черный в это время еще был в Лондоне. Перед вылетом я хотел было позвонить Литвиненко и поблагодарить его за справку, которую он мне передал накануне, но не был теперь уверен, что его телефон не прослушивается. В тот момент я и не думал, что больше мне увидеться с Сашей будет не суждено. Его убьют через две недели. Сейчас я лишь могу вспомнить, как он говорил мне о том, что на Новый год хотел полететь в Израиль. Я спросил, не с Черным ли он собирается встречаться. Литвиненко ушел от ответа. Мне же говорили, что он собирался на встречу с Леонидом Невзлиным. Впрочем, зачем ему было лететь в Израиль, Саша так и не сказал. Пусть теперь это выяснит Скотленд-Ярд...

Возвращение в Москву

В десять часов утра я вошел в роскошное здание торгового центра в Москве. Через полчаса у меня была назначена встреча с Олегом Нечипоренко. После моего возвращения из Лондона прошло три дня. Олег Максимович позвонил мне накануне вечером и сказал, что может поделиться со мной интересующей меня информацией.

Что я знал о моем собеседнике? Генеральный директор Национального антикриминального и антитеррористического фонда, полковник ПГУ КГБ в отставке. Разведчик. Работал в Мексике с 1961 по 1965 год и с 1967 по 1971 год. Заместитель резидента в Мексике по внешней контрразведке. Был выдворен из страны якобы за попытку организации государственного переворота. Работал в соцстранах, помогал кубинцам в организации работы их спецслужб против США. Был во Вьетнаме во время американского вторжения. В 1980-е годы работал в Никарагуа, где помогал организовывать местную контрразведку. Профессионал до мозга костей. Всегда в прекрасной форме. Связей с Ясенево, где располагается головной офис российской разведки, не утратил. Более того, к нему нынешние разведчики и резиденты постоянно обращаются за советом.

Как я и предполагал, Олег Максимович уже ждал меня в кафе на первом этаже Новинского пассажа. Я сел напротив разведчика за маленький столик в углу кафе. Рядом не было ни души.

– Все я тебе, как ты понимаешь, рассказать не смогу. Но кое-что мне удалось узнать. Впрочем, ты и так на верном пути. Вряд ли я тебе открою на что-то глаза. Итак, алюминиевая промышленность в 1990-е годы практически полностью оказалась под контролем одних из самых одиозных фигур в новейшей истории России – братьев Льва и Михаила Черных. При этом сразу стоит оговориться, что под устойчивым словосочетанием «братья Черные» на самом деле скрывается существенная неточность, если говорить об их функциях в бизнесе. Это братья Райт или Монгольфье были родственниками с одинаковым устройством мозгов – конструкторского склада. Братья Черные – это, как говорят в Одессе, совсем другая история. Лев Черной – по натуре предприниматель, хотя и склонный к аферам, не гнушающийся сомнительных и часто на грани закона бизнес-методов. Михаил же не имеет никакого отношения к организации производства и бизнеса вообще. Изначально он был привлечен Львом в качестве посредника-«технолога» между бандитами и бизнесом. Различные криминальные группировки, с одной стороны, и правительственные чиновники типа Сосковца – с другой. «Красные директора» – с одной, местная братва – с другой. Вот сфера его профессионализации. Михаил оказался в своей стихии, и очень скоро личные качества – амбиции и жесткость – превратили его из «связника» в «крышу». Он потому и богаче Льва на порядок, что получал мзду со всех подконтрольных бизнесменов-металлургов – Лисина, Махмудова, Дерипаски, Живило. Получал по технологии всех криминальных «крыш» во всем мире – по «праву» силы. И хотя об алюминиевых войнах написано в 1990-е годы очень много, за последнее время выяснилась масса новых подробностей об особенностях функционирования «бизнеса на крови». Оба брата, Лев в России, Михаил за рубежом, сегодня предпринимают колоссальные усилия для того, чтобы выглядеть респектабельными буржуа, спонсирующими науку (и не только) и благотворительные фонды. И все чаще звучат в многочисленных интервью Михаила слова, что он, мол, честный инвестор: портфельный, многопрофильный, опытный. Звучат в надежде усыпить бдительность общественности в России, Украине, Израиле и Англии. Звучат, будто и не было обвинений его во всех грехах со стороны правоохранительных органов и спецслужб тех же и целого ряда других стран, в частности Швейцарии, Франции, Болгарии, США. Но ведь и у них сердце не камень. Стоило «многопрофильному» Мише спонсировать в г. Александрии (шт. Виргиния) под Вашингтоном проведение конференции «Саммит разведок» (Intelligence Summit), на которую собрались бывшие и действующие сотрудники американского разведсообщества, как «непотопляемый», но нежелательный для въезда в США «частный инвестор» вновь после этого путешествует по миру и положил глаз на приобретение гнездышка в гостеприимном Альбионе. Ты это уже знаешь. И для людей сведущих это явный сигнал: безусловный «авторитет» международного бизнеса вновь готовится продолжать амплуа одного из главных менеджеров по отмыванию и легализации грязных денег для грязных дел. Но я хотел бы рассказать тебе кое-что еще. И то, что я расскажу, скорее не красит наши спецслужбы. И секретов тут на данный момент уже нет никаких. После развала СССР такие отрасли, как нефть и металлургия, сразу же попали в область экономической разведки западных стран, и прежде всего США. Раньше у них не было возможности отслеживать и влиять на экономический рынок СССР. Теперь же появилась – через свои новые связи. И конечно, им были нужны свои «агенты влияния» внутри страны. С давних пор при ЦРУ существует так называемое Вашингтонское экономическое сообщество. Они выпускали даже открытые доклады, в которых, в частности, говорилось о необходимости ведения экономической разведывательной деятельности на территории России. Анализ этих материалов дает основания полагать, что английские бизнесмены братья Рубен, которые получили возможность работать в области металлургии еще в советское время, действовали по двум направлениям: сбор информации и захват экономически выгодных объектов в области освоения алюминиевой отрасли. Их работа шла фактически под «крышей» ЦРУ и британской разведки Ми-6. Рубены – это так называемые «контрактные агенты» на языке спецслужб. С ними работали кадровые офицеры ЦРУ, например, некий господин Берг, сотрудник Управления по борьбе с наркотиками и организованной преступностью. Затем он стал работать с Черными. Ну тут же все очевидно. Их основная задача – не дать возможности российской экономике встать на ноги в эти годы. (Стоит заметить, что имя Берга впервые всплывает в статье Ричарда Бехара в журнале «Форчун».) Бехар объясняет появление Берга в «алюминиевой тусовке» следующим образом: «После скандала в России, когда министр МВД Анатолий Куликов обвинил Черных и Малевского в разделе всего алюминиевого рынка и указал на главный экономический инструмент их афер – компанию TWG, стало ясно, что Рубенам нужна помощь „сверху“, и они получили ее в лице Мики Кантора, бывшего госсекретаря США по торговле, и его юридической фирмы Mayer Brown & Platt, которая получила пять миллионов за свои услуги. Адвокаты, в свою очередь, воспользовались услугами IGI, частного агентства, с которым имел дело и президент Клинтон во время скандала вокруг Моники Левински. Сотрудник IGI Терренс Берг, бывший офицер ЦРУ, встретился с Михаилом Черным и различными правительственными чиновниками. Один из высокопоставленных сотрудников посольства США в Москве сказал, что, по мнению США, Trans World „косвенно получал выгоду от отмытых средств“, как отмечается в служебной записке, составленной Mayer Brown & Platt в 1997 году. ФБР уведомило Берга, "что, по их мнению, сам Михаил Черной был одной из фигур организованной преступности». (Берг порекомендовал Рубенам разорвать отношения с Михаилом, и в 1997 году они так и поступили, заплатив ему 400 миллионов отступного. -Авт.) Конечно, сами Рубены даже при поддержке мощных разведывательных структур Запада не смогли бы провернуть столь грандиозные финансовые операции по выводу из России и алюминия, и денег одновременно. Нужны были налаженные связи и «свои люди» в зарождавшемся российском экономическом спектре. Такими людьми и стали братья Черные. Главное направление – работа в области природных ресурсов и сырья. И Рубены нашли Черных, а не наоборот. Дело в том, что имеющиеся сейчас материалы говорят о том, что ЦРУ наблюдали за Черными достаточно долго, в том числе отслеживая даже их криминальные связи. Компания «Транс Уорлд Групп» для спецслужб США и Великобритании – это своеобразная ширма, необходимая для проведения экономической разведки и собственно конкретных мероприятий в области экономики. Например, толлинг, с моей точки зрения, как схема увода из России сырья и денег – это разработка спецслужб, как модель экономической диверсии. Черные не могли не понимать, на кого они работают. Неудивительно, что, даже предъявляя затем Черным претензии и не пуская их на свою территорию, они же (и ЦРУ, и ФБР) их не арестовывали и не задерживали. Более того, на деньги Черного организовывались целые форумы и конференции американских спецслужб на территории США. Момент истины наступил в феврале прошлого года, когда под Вашингтоном прошла та самая конференция «Саммит разведок» (Intelligence Summit), которая собрала бывших и нынешних сотрудников шестнадцати разведслужб США. При том, что Михаилу Черному по-прежнему запрещен въезд в США, мероприятие было спонсировано именно им (конечно же вряд ли по его доброй воле). Это вообще феноменально. Нужно ли еще что-либо объяснять! Кроме того, ЦРУ было выгодно держать Михаила Черного на расстоянии и «под колпаком». Например, в Израиле. ЦРУ таким образом просто передало Черного Моссаду. Там же тоже Михаил Черный, безусловно сотрудничая с израильской разведкой, остается под «домашним арестом», но не оказывается в тюрьме. Его держат на коротком поводке, так как он является полезным носителем информации. И каждый шаг его отслеживается: с кем он встречается, кто на него выходит и так далее. Он, вероятно, для израильских спецслужб такой же «контрактный агент», как Рубены для ЦРУ. Его берегут там для возможной новой «экономической атаки». Это возможно. Все скандалы с Черными, в Болгарии или Швейцарии, заканчивались ничем. Их, Черных, такое впечатление, просто оберегали более серьезные силы. Нужно было, чтобы Михаил оставался на свободе. Он ценен именно этим для того же Моссада. Конечно, надо признать, что КГБ проморгал Черных в начале 1990-х годов. Их должны были вербовать мы сами. Но вспомним, что происходило с нашей контрразведкой в те годы. Страна развалилась, развалились и спецслужбы. У нас же существовало Шестое управление КГБ, которое занималось промышленной контрразведкой, были подразделения в ПГУ и ГРУ, занимавшиеся экономическим шпионажем. Но их развалили. Все это произошло в 1991 году. Нам лишь остается теперь только локти кусать.

72
{"b":"132446","o":1}