ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кстати, все убийцы – граждане Украины...

Тем временем версия об обиженных банкирах разворачивалась в полную силу, был даже выбран, по мнению оперативников МВД и прокуратуры, «козел отпущения» – некий Александр Френкель. Говорили о том, что летом 2006 года Центральный банк, в лице своего надзорного департамента под руководством Андрея Козлова, лишил ряд московских банков лицензий, о том, что практически все эти кредитно-финансовые организации обвинялись в отмывании незаконных доходов, и о том, что – о чудо! – в списке проштрафившихся находился мало кому известный на то время ВИП-банк. Но председатель правления банка Александр Френкель не хотел сдаваться. Он лично ездил в Арбитражный суд на процессы по возвращению его банку лицензии. Пытался неоднократно встретиться с Андреем Козловым на различных банковских форумах, чтобы хоть как-то решить свою проблему. Но все безрезультатно. И вот тогда-то неудачливый банкир Френкель решил отмстить Козлову, испортившему ему жизнь...

Все это вполне укладывается в официальную версию следствия, если бы не одно «но», причем абсолютно простое и логичное.

– Френкель не мог получить выгоды от убийства Козлова, потому что он не мог влиять на дальнейшие назначения. У него нет никаких инструментов влияния на дальнейшую политику банка после убийства Козлова. Какой смысл убивать, если та же политика будет продолжаться, – сказал политолог Сергей Марков. И был прав.

Дело-то на самом деле вовсе не только в разобиженном Френкеле, совершенно непохожем на мафиози. Причина конфликта лежит глубоко за пределами России. Заметим, только одна из причин...

Летом и осенью 2006 года между владельцами ВИП-банка и руководством тель-авивского банка Hapoalim велись активные переговоры о продаже израильтянам контрольного пакета ВИП-банка. Незадолго до своей смерти Андрей Козлов фактически заблокировал эту достаточно странную сделку.

Возникает резонный вопрос: зачем было достаточно крупному и известному в мире банку Hapoalim приобретать очевидно проблемный московский ВИП-банк?

Немного истории. В марте 2005 года сам банк Hapoalim оказался в центре грандиозного скандала, связанного с отмыванием нескольких сотен миллионов долларов. В одном из филиалов Hapoalim была разоблачена группа менеджеров, помогающая беглым российским олигархам легализовывать криминальные доходы. Десятки служащих банка в Тель-Авиве арестованы полицией, сотни клиентских счетов заморожены.

Известно, что крупными клиентами этого банка являются Леонид Невзлин, Борис Березовский, Семен Могилевич и Михаил Черный. Но помимо счетов через Hapoalim бизнесмены российского происхождения финансировали различные политические проекты. В частности, Борис Березовский спонсировал избирательную кампанию Виктора Ющенко на Украине.

По мнению того же Сергея Маркова, «...сам израильский банк был бы неинтересен, но если посмотреть израильскую прессу, то видно, что в последнее время этот же банк постоянно связывают с фамилиями российских беглых олигархов, таких, как Березовский, Невзлин и Черный. А вот они-то, в отличие от Френкеля, являются бойцами... и у них есть очень четкая мотивация».

Интересна еще одна деталь. Те самые авизо. Уже через два дня после убийства совершенно несвязанные между собой люди в качестве самого очевидного предлога назвали именно тот факт, что Козлов взялся за банки и людей, которые работали в начале 1990-х годов с авизо. Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов заявил вполне определенно:

– Когда-то Козлов очень много занимался расследованием в банковской сфере ущерба, нанесенного этой аферой. Потом дело, как известно, заглохло. Насколько мне известно, несколько месяцев назад в Следственном комитете МВД РФ вновь возобновилось расследование по этому делу в связи с открытием новых обстоятельств. В деле фигурируют, например, фамилии братьев Черных. Не исключено, что данное убийство как-то связано с попыткой окончательно замести следы в этом деле, поскольку Козлов знал об авизо и Черных очень много.

– Я ничуть не удивлюсь, если выяснится, что Андрей Козлов, в чью компетенцию входил банковский надзор, натолкнулся на следы участников этих беспрецедентных финансовых махинаций. – Это слова депутата Государственной Думы РФ Николая Леонова, человека, по долгу бывшей службы (генерал КГБ СССР в отставке) знающего, как начиналось строительство олигархических империй в России. – Действия этих людей, – заявил он в одном из выступлений, – тоже были связаны с фальшивыми авизо. Они тогда действовали в структурах черной и цветной металлургии, и, насколько я помню, на них в начале 1990-х годов были заведены уголовные дела, которые вел Следственный комитет МВД. И тогда только на них приходилось получение около 500 миллионов долларов путем фальшивых авизо.

Николай Леонов не назвал фамилии этих людей. Он дал им имя «партнеры». Речь шла о «бизнесе» Черного...

И если следователи доведут размороженные дела до конца (напомним, что только 8 процентов дел по авизо были доведены до суда), то мы узнаем много нового о живых и уже покинувших этот мир или, по крайней мере, Россию людях.

И о Михаиле Черном услышим обязательно. Это не означает, что мы сейчас называем его убийцей и казнокрадом, просто у нас очень уж много вопросов к нему накопилось только за время написания этой книги...

Один, совсем один...

Звезда Михаила Черного медленно, но верно закатывается. Во всех странах, куда бы он ни кинулся «делать бизнес». По всем проектам, какие бы он ни начинал. Обладая громадным состоянием, он сходится не с «теми людьми», ввязывается в экономические и политические авантюры. Соратники и «ученики» пошли другими путями, но те, кто преуспел, надо заметить, не пошли по его пути. Лишь один Искандер Махмудов, «мой самый верный», как говорил про него сам Михаил Семенович, все еще держит Черного за руку.

Полиции разных стран знают его фото наизусть. В цивилизованные государства въезд ему запрещен. Отыграть назад, как делалось в любимом им футболе, не получается. Back to the USSR[6] уже невозможно, равно как и невозможно возвращение во времена TWG. Да еще на носу лишение гражданства на исторической родине.

«Sic transit gloria mundi»[7] (Так проходит мирская слава), – сказал Фома Кемпийский в XV веке. На дворе начало XXI века, но афоризм этот по-прежнему справедлив.

И в качестве последнего слова – фраза из американского доклада о Михаиле Черном, с которого началась эта глава: «Какими бы ушлыми, изворотливыми и беспринципными эти люди ни были, но в плане политического капитала, влияния, доверия, могущества они потеряли практически все».

Последние годы жизни и неудачные проекты Михаила Черного вполне доказывают это. Битвы за Москву-2008 не будет.

Глава 15

Ответ Михаила Черного

Мне же кажется, как раз теперь пришло время как можно быстрее увидеться со своим главным героем. Надо было лететь в Тель-Авив. Я уже говорил, что неоднократно пытался представить себе эту встречу. Но ни разу, сколько ни думал, я не мог предугадать, чем она может закончиться. И состоится ли вообще. Я не исключал и того, что Михаил Черный просто откажется со мной разговаривать.

Через израильских приятелей и коллег мне удалось выяснить, где Михаил Семенович чаще всего бывает в Тель-Авиве, где к нему можно подойти и попытаться завязать разговор. С кем бы я уже ни встретился за последние полгода и ни разговаривал – в Лондоне ли, в Париже или Нью-Йорке, – именно эта, тель-авивская встреча должна была стать ключевой. Если хотите, точкой в этом расследовании. Или в случае его отказа – многозначительным многоточием. Я был готов к любому повороту событий. Я теперь уже понимал, кто такой Михаил Черный. Бизнесмен, начинавший когда-то, в далеком уже Советском Союзе с пошива тапочек и торговли углем, захвативший со временем весь алюминиевый рынок страны, вышедший сухим из воды после скандального уголовного дела об авизо, самый закрытый и таинственный некогда олигарх, который сплел целую паутину офшоров и связей. Но именно эти связи несмываемым пятном «украсили» его репутацию, и теперь он, словно паук, запутался в собственной паутине. И сидит в самом ее центре. В ближайшее время он никуда из Израиля не денется (если не переедет в Лондон) и будет продолжать отбиваться от назойливых репортеров, обвиняющих его в связях с мафией.

вернуться

6

Назад в СССР (англ.).

вернуться

7

Фраза, с которой обращаются к будущему Папе Римскому во время возведения его в этот сан. Выражение заимствовано из богословского трактата знаменитого немецкого мистика XV в. Фомы Кемпийского.

80
{"b":"132446","o":1}