ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, судя по нескольким интервью Черного, ему к этому не привыкать. Он этот ответ, кажется, выучил уже наизусть.

– Я никогда не был связан с русской мафией. Есть достаточно бизнесменов, которые нам не оплатили контракты, обманули нас, до сих пор живы все, здоровы. Когда я слышу обвинения, я говорю тут, в Израиле: «Вы говорите, что я мафия? Ну хорошо, посадите меня тогда!» Ну так этого же не происходит! Если бы что-то было, это было бы очень легко доказать. Или хотя бы предъявить. А так ведь даже не предъявляют. Я думаю, дело в том, что в Израиле, за границей люди просто боятся конкуренции со стороны русских, поэтому и ломают им бизнес.

– А может быть, вас так не хотят пускать в другие страны, потому что вы водите дружбу с теми, кого правоохранительные органы считают преступниками? – спрашивают его в таком случае журналисты.

– Моя дружба или вражда с кем-либо – это мое личное дело, которое я не считаю нужным обсуждать, – отвечает Михаил Черный.

– Раз вас нигде не ждут за границей, скажите, не посещала ли вас идея получить российское гражданство? – не унимаются репортеры.

– Одно время тянуло в Россию, сейчас – все, перегорел. Если бы был в России, стал бы еще одним «олигархом первой волны». Хотя с моим характером все-таки вряд ли стал бы олигархом. Я не любитель играть в эти игры. Если б играл, может, проблем не было бы...

И последний вопрос:

– Если вас вышлют из Израиля, а другие страны откажутся вас принимать, куда поедете?

– В Африку поеду. Тепло, хорошо. Бразилия есть. Хорошая страна. Бизнес можно везде делать.

– Вы шутите?

– В каждой шутке есть доля правды. Если меня Израиль вышлет, возьму в ООН паспорт – человек без гражданства.

Думаю, что, отвечая на этот, последний вопрос московской журналистки из газеты «Ведомости», Черный все же шутил. Ни в какую Бразилию он конечно же не поедет. В Россию, безусловно, тоже. Так что встретиться с ним сегодня можно исключительно в Тель-Авиве. А точнее – в отеле «Дан Панорама», в холле которого он проводит все свободное время...

Я словно наяву представлял себе нашу встречу...

В его руке чашка зеленого чая, на столике – сладости. Кто-то небрежно не затушил сигарету за соседним столом. Его глаза замечают все, что происходит в холле отеля. Он внутренне собран, сконцентрирован, будто впереди ждут многочасовые переговоры, а на кону – очередной многомиллиардный бизнес. Он вновь на Олимпе!

Стоп. А может быть, это просто очередная иллюзия. Может быть, в этот самый миг он представляет себя где-нибудь на берегу Индийского океана и как его яхта плавно пристает к белому песчанному берегу одного из Мальдивских островов? Но – нет, его яхта пришвартована в какой-то маленькой израильской бухте, своего самолета у него нет, да и вылететь на какой-нибудь курорт ему просто-напросто не позволят. Он – узник, добровольный узник Земли обетованной, куда сам бежал из ставшей даже для него опасной России, где у него не осталось ни друзей – кто-то в отставке, кто-то погиб, – ни партнеров, которые давно уже от него отвернулись. Он пытается сегодня вернуть себе часть могущества, отвоевав то ли политический статус, то ли пакеты акций. А скорее всего, и то и другое. Политика и экономика в России – близнецы-братья. Но ни там, ни там его не ждут. Этот олигарх, когда-то по праву считавший себя, да и считавшийся первым номером в списке российской бизнес-элиты, на самом деле остался вместе со своими методами ведения бизнеса, со своими друзьями-спортсменами и «крестными отцами» в XX веке. Кстати, и спецслужбы всего мира от него тоже, скорее всего, вскоре отстанут. В силу отсутствия к нему интереса.

Он, с другой стороны, мечтал находиться в тени мирового бизнеса и, словно щупальцами всесильного спрута, управлять планетой с помощью мышки компьютера. Увы, в России так больше не играют! Его эпоха закончилась, так и не успев цивилизованно начаться. Миллиарды долларов остались спрятанными в офшорах, ценные бумаги – в банках, но ничем из этого он воспользоваться никак не может. Ну разве что еще одну какую-нибудь «розовую революцию» замутить? Вместе с еще одним «опальным» лондонским сидельцем? Что это, если не агония? Есть ведь перед глазами пример другого, тоже почти что лондонского «денди». Да вот только Роман Аркадьевич вполне легально приобрел «Челси», и прибыль не скрывал, и расходы. И потому он – на обложках «глянца», на светских раутах, а не в холле отеля «Дан Панорама».

Впрочем, Михаил Черный, как вы помните, тоже хотел было в футбол «вложиться». Софийский клуб «Левски», конечно, не «Челси», но так даже и с ним в Болгарии вон какой казус вышел! Остается только сидеть и завидовать. Грустный финал такой истории!

Начинали российские олигархи все почти одинаково. У кого из них в биографии не было бандитских «стрелок», бессонных ночей и снов «о новых политических реалиях», охраны, прессинга со стороны братвы и спецслужб?! Да у всех все это было! У кого-то, правда, после этого карьера не сложилась. Кто-то, наоборот, сегодня на первом (Роман Абрамович) и втором (Олег Дерипаска) местах, а у кого-то вроде и деньги есть, и активы припрятанные, да остается только восточные сладости в баре вкушать. Может быть, еще зеленого чая, Михаил Семенович?..

И вдруг тишину будто разрывает какая-то электронная мелодия. Звонит мобильный телефон на его кофейном столике. Услужливый официант вежливо отходит. Чей это звонок? Может быть, это звонят лондонские адвокаты, а быть может, кое-кто другой, куда более таинственный и увлекательный собеседник с того же туманного Альбиона? Михаил Семенович не поднимает трубку, будто гадая над ответом. Погадаем и мы...

Если Березовский, фигурант нескольких уголовных дел (только в России!), становится новым деловым партнером Михаила Черного, то чего ждать от такого альянса? Новой «оранжевой революции»? Нового передела рынка, который будет сопровождаться, возможно, кровью, о необходимости которой Березовский периодически говорит? Или попыткой передела экономического пространства? Только нужно ли это России? И допустит ли страна очередного, теперь уже политического толлинга?

Вернуть былое влияние – главная цель Черного. Вероятно, лучшего союзника, чем Березовский, ему не найти. Ибо других, кто бы с ним общался, просто нет. На этот раз, если иметь в виду политический и экономический союз Березовского и Черного, это – взрывоопасная смесь. Борису Абрамовичу, не очень, кстати, богатому, вопреки мнению многих, человеку, нужны финансы. Финансы и связи Черного. Но нужен ли вам, Михаил Семенович, такой союз? Союз, который поставит крест на вашей и так не безупречной репутации? Учитесь мириться. Нет, не с тем, что вы проиграли, кто знает, может быть, где-то вы еще и выиграете, а мириться с бывшими партнерами. С кем вы начинали вместе бизнес, например. Только так можно вернуться к по-настоящему большому делу с большими людьми. Каковым и вы когда-то были.

А что выбираете вы? Пытаетесь судиться со всеми в этом до того тесном мире, где каждому известен ваш следующий шаг? И проигрываете, и еще будете пригрывать...

Наконец, вы сами теряли «учеников», соратников, партнеров. Вы сами потеряли свою империю, страну, наконец. Кто вы теперь: перманентный истец в судах всего мира или бизнесмен с большой буквы? Мне так и хочется крикнуть: «Не отвечайте на этот телефонный звонок!», что вы слышите в баре отеля «Дан Панорама»...

Я до сих пор не знаю, взял ли Михаил Черный трубку...

Постскриптум

На следующее утро Дмитрий Радышевский, в прошлом журналист газеты «Московские новости», а ныне ближайший помощник Михаила Черного, ответил на мой запрос относительно интервью с Черным.

Я бы мог рассказать о том, что в процессе работы над этой книгой я общался с Алимжаном Тохтахуновым, Константином Боровым, Александром Добровинским, другими людьми, которые не считают Черного неким «дьяволом во плоти», но зачем оправдываться? Ответ ведь был отрицательным! Я взял лист бумаги, ручку и начал писать. Я решил составить список вопросов, которые я бы задал Михаилу Семеновичу, если бы наше интервью состоялось...

81
{"b":"132446","o":1}