ЛитМир - Электронная Библиотека

Что такое? В рядах имперской армии что-то пошло не так. Отряды останавливаются, начинают отходить на юг. Причем почти все. Похоже, действительно утечка информации.

Значит, пора. Больше жертв не будет, да и имперцы почти добрались до вершины – его охрана практически полностью уничтожена.

Черный человек встал, коротко разбежавшись, прыгнул вниз, на тропу – шансов практически нет, но надо хотя бы попытаться спастись.

Кнопку нажал уже в прыжке.

* * *

Лошадь под принцем уже почти обезумела от непрерывных жестоких пришпориваний. Монк был неплохим наездником, но сейчас показал нечто большее, чем свой обычный уровень. Будь дело на скачках – пришел бы первым, далеко обогнав всех фаворитов.

Когда за его спиной взошло новое солнце, несравнимо ярче привычного старого, он успел коротко пожелать Фоке неприятностей в личной жизни. Пожелать ему смерти в сточной канаве Монк уже не успел.

* * *

Расселина с каждым шагом сужалась все сильнее – полк вытянулся, наверное, на целую милю. Солдаты шли гуськом, друг за другом, лошадей оставили далеко внизу. Офицеры хмурились все сильнее и сильнее, бросая в сторону Тима нехорошие взгляды: не слишком все это походило на дорогу для удирающих знаменосцев. Ценатер Хфорц, ухитрившийся догнать полковника, и вовсе своего солдата глазами прожигал. Неудивительно: из-за него ему пришлось неплохо побегать, а он такого занятия не любил.

В конце расселины оказался тупик. Будто ножом гору чуть надрезали, да так и оставили. Глядя на сланцеватый сыпучий склон, преградивший путь, Эрмс призадумался:

– Я не вижу свежих следов – похоже, мы их потеряли.

– Да их и не было! – взвизгнул Хфорц. – Этот молокосос наврал все, чтобы над нами вся армия посмеялась!

– Господин полковник, зачем мне было врать?! – выкрикнул Тим. – Мы их просто потеряли – надо посмотреть следы по сторонам!

– Следы? – выкрикнул ценатер. – Я тебе, щенок, покажу следы!

Хфорц, яростно сопя, ринулся на склон расселины. Помогая себе мечом, хватаясь за жалкие кустики, влез наверх, встал на краю, демонстративно огляделся:

– Здесь нет ничего! Ни тропинок, ни дорог! Одни скалы и осыпи! Этот проход потому всем и нужен, что через него можно проходить! А по сторонам – непроходимые горы повсюду! Знаменосцам здесь нечего делать! Если бы мне сразу рассказали, в чем дело, я бы еще внизу разоблачил этого лживого юнца, и нам бы не пришлось сюда карабкаться! Расселина тут всего одна, и никаких ответвлений по пути не было! Если бы они пошли по ней, мы бы их догнали или бы видели их следы! Некуда им деться! Я тут еле стою, не знаю даже как! Тут шаг сделать трудно дальше! Не могли они без тропы пройти!

Тим понял – надо что-то говорить:

– Да, ценатер, вы правы. Никаких знаменосцев здесь нет и не было. Я соврал. Соврал, чтобы спасти полк. Честно сказать, на полк мне наплевать, но вот на друзей – нет, а отдельно от полка их вытащить было нелегко. Там, внизу, хабрийцы приготовили сильное оружие, способное уничтожить всю нашу армию. Если вы меня послушаетесь, мы спасемся. Я…

– Заткнись! – взревел ценатер. – Господин полковник, надо его повесить немедленно! Мы из-за него столько сил и времени потеряли!

– Здесь нет деревьев, – флегматично заметил Эрмс.

– Но зато можно…

Что именно придумал изобретательный ценатер, осталось тайной – в этот миг за его спиной небосклон расцвел ослепительной вспышкой. Яркость ее была столь велика, что взбесились все цвета – черное превратилось в белое, и наоборот. Тим, завалив Эль на землю, прижал ее своим телом. Странно, но в этот миг он чувствовал лишь облегчение – сам уже начинал подумывать, что все эти мысли про атомную бомбу – не более чем бред от излишнего воображения.

– Всем лечь!!! – успел заорать Тим, прежде чем их накрыло.

* * *

Скованные пленники и солдаты, пробивающиеся через них к вышке, погибли мгновенно, в первые доли секунды начала процесса ядерного взрыва – их сожрал ослепительный шар. Зубы, обугленные фрагменты костей, оплавленные металлические ошметки от амуниции и оружия – лишь это оставила плазма от редких «везунчиков». Ударная волна, отражаясь от стен прохода и увлекая за собой раскаленные обломки всего, что попадалось по пути, понеслась дальше. Спасения от огненного вала не было – фургоны разбивало в труху, воинов размазывало о горячие стенки собственных доспехов, лошадей разрывало на части. Мощь освобожденного атома способна разносить на молекулы скалы, не то что рыцарей. Благоприятные ландшафтные условия, удачное расположение заряда, стандартная тактика этой эпохи, требовавшая применения многочисленных войск в компактном строю, – все это привело имперскую армию к молниеносному краху.

Никогда еще в современной истории армия, находившаяся в полушаге от победы, не терпела столь сокрушительного поражения. Элита имперского войска перестала существовать физически – его цвет погиб, не оставив для погребения ничего. Тем, кто находился подальше, повезло лишь в том, что сохранился хоть какой-то материал для похорон (далеко не всегда). Хотя относительно целым телом могли похвастать немногие «счастливчики» – большинство или разорвало, или превратило в неприглядные отбивные, перемешанные с остатками амуниции и небрежно поджаренные.

Спустя десяток мгновений после того, как черный человек нажал на кнопку, в имперской армии осталось восемьдесят две тысячи солдат из двухсот шести тысяч. Потери среди мародерствующих торговцев и шлюх, ухитрившихся найти себе место среди отрядов союзников, подсчету не поддавались. Местность вблизи эпицентра превратилась в ровную пустошь, заваленную слоем раскаленного шлака. На небольшом удалении столь же выровненная почва дымилась во множестве мест, в этой зоне кое-где можно было различить отдельные бугорки, нарушающие идеальную плоскость выжженной земли. Чем дальше, тем таких бугорков становилось больше, иногда их можно было даже идентифицировать – пушечный ствол, смятый бронзовый котел, скрученный стальной нагрудник.

Компенсируя выгорание кислорода и разрежение, вызванное уходом ударной волны, со всех сторон налетел сильный ветер, закрутив над выжженной пустошью дымные вихри. Этот же ветер принес множество огромных клочьев жирной копоти, устроив из них абсурдный листопад, под действием восходящих потоков раскаленного воздуха устремившийся в небеса. Что это было? Останки шатров и палаток? Одежды? Человеческих и лошадиных тел? Если бы здесь остался хоть кто-нибудь живой и неослепший, то наверняка решил бы, что это души солдат, обожженные так же, как их тела.

Но зрителей у мрачного зрелища не было – в этой зоне выживших не было и не могло быть. Жизнь уцелела дальше – солдаты, пережившие световой импульс и ударную волну, были обожжены, многие с поражениями сетчатки глаз, переломами, разрывами барабанных перепонок, отбитыми внутренними органами. Радиоактивное излучение тоже не обделило их тела своим губительным вниманием, подготавливая невиданную в этом мире отсроченную смерть. Лишившись командования и врачей (линия санитарных фургонов оказалась в зоне полного уничтожения), деморализованные, перепуганные невиданным оружием хабрийцев имперцы и не помышляли о битве. Кучками и поодиночке солдаты плелись на юг, подальше от этих страшных гор, дымящихся от многочисленных пожаров. Ослепших вели за руки, на тех, кто не мог передвигаться самостоятельно, не обращали внимания, как и на сошедших с ума: сил на их спасение не было. Брат сейчас не узнавал брата – все одинаково оглохшие, с кожей, слезающей лоскутами, кашляющие от едкой пыли и раздирающего легкие дыма, многих рвало.

Черный человек зря опасался – мощность заряда оказалась даже выше предполагаемой, причем существенно. Неудивительно – ведь испытаний не проводили, и чужих практических данных для сравнения у создателей заряда тоже не было. Было лишь голое моделирование на основании всех имеющихся знаний – неполных знаний. Теории в таком вопросе недостаточно, чтобы спрогнозировать все до мелочей. Они не сомневались в том, что взрыв произойдет, но, не будучи уверенными в его силе, приняли все меры для достижения максимального эффекта.

87
{"b":"132462","o":1}