ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В стремлении узнать место рождения Хаджи и таким образом определить то место, с которого началось восхождение атеистов на гору, мы заполучили с помощью статистического бюро Окленда, штат Калифорния, свидетельство о его смерти. Из этого документа стало известно: Хаджи Иеарам, армянин, родился в Турции, умер от артериосклероза 3 мая I920 г., никогда не был женат, похоронен на кладбище «Сансет вью» похоронным бюро «Таффт и K°» 6 мая, а также, что эти факты были сообщены Этти Уильяме, в доме которой Хаджи прожил «4 года и 6 месяцев» и умер в возрасте 82 лет.

В документе указывалось, что Хаджи родился в 1838 г. — за два года до катастрофы 1840 г. Следовательно он был, на два года старше, чем думал Харолд Уильяме, и соответственно он был около 1856 г. «большой мальчик, но еще не мужчина».

Харолд Уильямс как всегда сделал все возможное, чтобы помочь. Касательно «исповеди» он писал 16 января 1961 г.: «Мое внимание привлекли слова «Ноев ковчег», иначе я не прочел бы ту заметку. Это была краткая информация из тех, которыми редакторы заполняют пустоты в газетных колонках — шириной на колонку и, насколько мне помнится, длиной в дюйм или два, в самом низу полосы. Я прикрепил газетную вырезку к общей тетради в том месте, где была записана история Хаджи, и хранил вместе со многими другими историями и газетными сообщениями по этой теме в одном пакете, пока вся наша собственность не была уничтожена взрывом и пожаром в 1940 г.».

Свою лепту внесла и Рейчел Картлэнд из Публичной библиотеки Броктона, штат Массачусетс. Вот, что она писала 13 декабря 1962 г.: «За день до получения вашего письма в библиотеку пришел читатель, пожелавший изучить тот же материал, и провел два дня, исследуя «Броктон Энтерпрайс» и «Броктон Тайме»… Этот человек не нашел, что искал, но один из наших библиотекарей продолжит поиск. Эта библиотекарь практически уверена, что когда-то видела материал в броктонских газетах и сможет найти его». Увы! Ей это явно не удалось.

Время от времени приходили другие сообщения о той же заметке, добавляя свою долю надежды и разочарования. Выходило, что «исповедь» была опубликована в ряде газет и иллюстрированных журналов по всей стране. Саму историю помнили очень хорошо, но точную дату публикации ее не припомнил никто! Задача найти заметку была вдвойне трудна потому, что она была использована для заполнения пустого пространства.

Врач Лоренс Б. Хьюитт из Хантсвилла, штат Алабама, был одним из тех, кто прекрасно помнил эту историю. Он был еще подростком и запомнил даже размещение заметки. Маленькая заметочка — как называл ее Харолд Уильяме — была примерно в две колонки шириной и 2–3 дюйма длиной. Она была размещена в левом нижнем углу второй или четвертой полосы. Напечатала ее в номере за четверг, по словам врача, либо «Нью-Орлеанс Стейт-Итем», либо «Хэммонд Винди-кейтор». Внимание мальчика привлек жирный заголовок «Исповедь ученого на смертном одре», который произвел на него неизгладимое впечатление.

История вспомнилась во всех подробностях. Труднее оказалось установить точную дату публикации, необходимую для дальнейшего исследования. Заметка должна была быть опубликована не ранее 1918 г., когда газеты все еще были заняты последствиями Первой мировой войны. Врач вспоминает, как он мальчишкой еще удивился тому, что столь незначительное событие, как чье-то предсмертное признание где-то в Лондоне, удостоилось места в газете, которой следовало бы откликнуться на более злободневные дела. Заметка не могла быть опубликована и позже начала 1920 г., так как Харолд Уильяме читал ее незадолго до смерти Хаджи, последовавшей 3 мая 1920 г., или после нее.

Дело осложнилось еще и тем, что оказалось почти не возможным проследить заметку до ее лондонского источника, поскольку эта интересная история, использованная для заполнения свободного места на полосе, могла быть перепечаткой через несколько месяцев после ее первой публикации. А ведь на эту сторону поиска было затрачено немало времени, денег и усилий. Запросы в две южные газеты также не дали результата. При всей своей занятости доктор находил иногда время для участия в поиске.

Лишь весной 1967 г. Эрил Каммингс получил наконец возможность поехать на юг. В редакции прежней газеты «Хэммонд Виндикейтор», которую Каммингс запрашивал относительно разыскивавшейся «исповеди», произошла более чем странная вещь. Издатель — весьма милая южанка поведала с печалью, что одним воскресным утром несколько лет назад слишком трудолюбивый привратник обнаружил в кладовке кипы старых газет.

«Я чего они столько лет хранят эти газеты, — пробормотал он про себя. — Преподнесу-ка я им сюрприз — приберу эту комнату…»

И таким образом, охапка за охапкой старые газеты были вынесены вон и преданы огню.

«Все сгорело, — с сочувственной улыбкой заключила дама. — Есть одно место, где…»

С возродившейся надеждой Эрил Каммингс устремился в арендованной машине по автостраде в Батон-Руж. Да, там действительно хранились несколько старых номеров этой самой газеты, заверила библиотекарь университета. Она с радостью проверит это. Когда же она вернулась к своему столу, оказалось, что вместо «нескольких» номеров сохранился только один.

Дата номера подходила, и потому газета была с нетерпением перелистана и просмотрена Возродившаяся было надежда в один миг рухнула: в левом нижнем углу на второй полосе (как и описывал врач) зияла дыра шириной как раз в две колонки и длиной в 2–3 дюйма! Совершенно очевидно, что когда-то в прошлом некто нашел эту заметку настолько интригующей или важной, что вырезал ее из газеты.

Была ли то недостающая «исповедь на смертном одре»? Возможно, мы никогда не узнаем этого. И все же живет надежда на то, что она может — очень даже может — (если только это было продолжение истории Хаджи) быть найдена аккуратно сохраняемой между страницами старой Библии, отмечая главы, рассказывающие о Ное, потопе и ковчеге. Или кто-то, лениво листая хрупкие пожелтевшие странички старой записной книжки, может наткнуться на рассказ о признании, сделанном в последнюю минуту столько лет назад!

Одно правило древнееврейской юриспруденции гласило: «При словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится /всякое/дело» (Втор., 19, 15).

Разве нельзя применить это древнее правило к засвидетельствованным рассказам двух старых людей, которые, будучи разделенными океаном и континентом и считавшими себя единственными выжившими свидетелями подлой мистификации, поведали незадолго до смерти тождественные истории ради внесения ясности?

Глава 13

ТАЙНА КОРАБЛЯ-ПРИЗРАКА

О Ноевом ковчеге общественность не вспоминала несколько лет. Даже исследование было частично вытеснено неотложностью земных дел. Потом вдруг после сообщения агентства «Ассошиэйтид Пресс» о вероятном новом открытии эта тема снова оказалась в центре всеобщего внимания.

Газета «Джорнл», выходившая в Альбукерке (штат Нью-Мексико), 10 ноября 1959 г. опубликовала фотоснимок, сделанный с воздуха для турецкой геодезической службы. На нем проступают четкие очертания объекта, удивительно напоминающего по размерам и форме корабль. В статье было сказано, что фотографию сделал некий Шевкет Куртис — турецкий студент Геодезического института в Университете штата Огайо в городе Колумбус.

История появилась почти одновременно в разных изданиях. Ниже приводится перевод с немецкого статьи, опубликованной 15 ноября 1959 г. в «Стаатс Цай-тунг унд Геральд», выходящей в Вудсайде, штат Нью-Джерси:

«На стерео-аэрофотоснимках горы Арарат виден окаменевший корабль в поле лавы. Возможно, это библейский Ноев ковчег.

Колумбус, Огайо, 14ноября (АП). Если Ноев ковчег действительно находится на горе Арарат в Турции, тогда молодой турок Шевкет Куртис, живущий в Ко-лумбусе, Огайо, сделал открытие, обрабатывая стереографические аэрофотоснимки для изготовления карты Турции.

Даже если это и не Ноев ковчег, открытие все равно останется весьма необычным.

25
{"b":"132472","o":1}