ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Картер упомянул и доктора Уильяма Ф. Олбрайта — почетного профессора семитических языков Университета им. Джонса Хопкинса и авторитетного специатиста по библейской истории, который «сравнил утверждение Наварры с большим числом сообщений русских, турецких и всевозможных американских источников». Олбрайт указывал: «В древнееврейских оригиналах «горы Арарат» означали горы Армении на Среднем Востоке. Гора, ныне называемая «Арарат», получила свое название лишь в XVI в., когда в Армению стали проникать первые путешественники с Запада».

И все же, несмотря на враждебное отношение интеллектуалов, Картер сообщает, что выступления Наварры и демонстрация «ящика из плексигласа с куском темного расщепленного дерева, который он якобы извлек из обломков корабля времен потопа, находили заинтересованных слушателей среди профессиональных исследователей из уважаемого Арктического института Северной Америки и среди христиан-фундаменталистов, надеющихся доказать, что библейская история Ноя, потопа и ковчега — истинная правда».

По словам президента «SEARCH» Крофорда, члены этой организации были убеждены в том, что «там что-то есть, и, что бы это ни было, они намерены раскрыть это и узнать как можно больше об этом».

Заручившись поддержкой ряда источников, в том числе фонда «SEARCH», группа стала готовиться к экспедиции (стоимостью в миллион долларов), которая планировалась на начало лета 1970 г. Она намеревалась разведать и освободить изо льда находку Наварры, дабы выяснить по возможности, что там действительно было. Директор Арктического института Северной Америки Роберт Фейлор говорил: «Нам нужна объективная оценка для подкрепления полученных данных. Я не могу объяснить, как дерево такого размера и возраста могло попасть на такую большую высоту. Что бы там ни было, оно будет представлять собой большой археологический интерес». Предстояло переместить около 900 тысяч кубических метров льда и ледниковых отложений, чтобы добраться до озера и оценить таинственный артефакт.

Поскольку Арктический институт посчитал новую «находку» достаточно важной («Кристиэнити Тудей» от 12 сентября 1969 г.), он решил включить в экспедицию одного из своих руководителей Ралфа Лентона. Кроме того, институт предоставил бесплатно снаряжение. По сообщению заместителя директора проекта Бада Кро-форда, это было «современное научное оборудование — аппаратура для радиоизмерения глубины льда и другое сложное инженерное снаряжение». Его предстояло использовать для выполнения публично заявленных задач: «открыть и опознать древнее деревянное сооружение огромного размера, которое вполне может оказаться остатками Ноева ковчега, описанного в библейской Книге Бытия».

Хотя не все члены группы сходились во взглядах на «артефакт», Наварра непоколебимо придерживался своего изначального убеждения в том, что нашел ковчег.

Однако одно дело что-то планировать, и совершенно другое дело осуществить. Несколько месяцев ушло на то, чтобы добиться от Турции разрещёния на работу в секретной военной зоне. Турецкие власти явно тянули с ответом. Причиной тому могли быть несколько факторов: волнения среди студентов Мусульманского университета Анкары, активно протестовавших против связей с христианами, и недовольство русских, считавших, что экспедиция служит прикрытием для американских шпионов. Страна, чье прогрессивное правительство сознавало, что обнаружение ковчега и в результате большой наплыв туристов принесут большие дивиденды, оказалась в деликатной ситуации.

Тем не менее, согласно официальному заявлению директоров проекта «SEARCH» Ралфа Лентона и Хьюго Ньюберга, начальник гарнизона Догубаязита полковник Борам при устном согласии губернатора дал разрещёние на предварительную геологическую экспедицию длительностью в двадцать дней на северо-западный склон горы.

Сделав последние закупки провизии в Догубаязите, передовая группа с вьючными животными и проводниками стала подниматься на гору. Девять дней спустя пришло распоряжение губернатора провинции вернуться в Догубаязит и дождаться окончательного разрещёния из Анкары для продолжения работы. Подчиняясь распоряжению, партия начала спускаться. Несмотря на неоднократные встречи с представителями правительства в последующие недели, 13 июля начальник службы безопасности Министерства внутренних дел Турции сообщил руководителю экспедиции, что в разрещёнии отказано. Хотя представители правительства и казались расположенными к проекту, «внутреннее положение» Турции в то время помешало получить разрещёние. Никаких других объяснений не последовало. Расстроенным исследователям не оставалось ничего иного, как вернуться домой.

Несмотря на бесплодные усилия фонда «SEARCH» продолжить изучение бревен из находки Наварры, нельзя назвать их совсем уж напрасными. Широкая и благоприятная реклама и заинтересованность в этом проекте способствовали беспрецедентному росту интереса к библейской истории Всемирного потопа. Стало достоянием гласности и свидетельское показание ещё одного представителя армянского народа. Он утверждал, что подростком его дважды водили на гору Арарат, чтобы он поклонился «священному ковчегу».

Этот старый и больной человек, проживавший на Восточном побережье США, согласился дать интервью членам группы «SEARCH». По его словам, он видел «священный корабль» дважды — в 1902 г. в возрасте Шлет и еще раз в 1904 г. Хотя его рассказ местами был окрашен свойственными исполненному благоговения ребенку невинными преувеличениями, — ибо паломничество к ковчегу, несомненно, было величайшим приключением для мальчика, — в этом рассказе рельефно проявились некоторые детали, соответствующие другим сообщениям об обнаружении ковчега.

Семь дней потребовались мальчику и его дяде, чтобы добраться пешком с провизией за плечами из Азербайджана к подножию Арарата. У них там были стада и отары. Мужчина заготовил сыры и сливочное масло на зиму. К горе они подошли с востока, со стороны Еревана. Когда все дела были сделаны, мужчина и мальчик, навьючив на осла свою поклажу, начали трудное восхождение.

Поскольку они подошли к горе со стороны Персии в направлении на Ереван, логично предположить, что маршрут их проходил вверх по ущелью Ахора, т. е. там же, где полвека спустя в 1952 г., поднимался Фернан Наварра.

Такое предположение подкрепляется тем фактом, что на одном из этапов пути дядя объявил:

— Жорик, сейчас ты увидишь святого человека, — дядя указал на длинный низкий холм. — Видишь там эту штуку?

— Дядя, это же холм, — откликнулся мальчик.

— Он самый, — подтвердил дядя.

Даже сегодня вблизи «Колодца Иакова», примерно в пяти милях вверх по ущелью, можно видеть низкий курган из камней, почитаемый местными жителями как могила легендарного монаха, который когда-то поднялся на гору, чтобы посетить Ноев ковчег.

Как раз во время краткого отдыха Наварры и его товарищей у этого колодца в 1952 г., сопровождавшие их пастухи рассказали поисковикам легенду о знаменитом монахе. Похоже, что именно на том месте располагался древний монастырь, разрушенный в 1840 г. и с него начиналось религиозное паломничество монахов к ковчегу.

— По какому пути они шли? — спросил Наварра.

— Вот по этому, — ответил молодой пастух, указывая на расщелину в крутом утесе впереди. — Но вам там не пройти, — предостерег он чужеземцев. — Там есть магия.

Для армянского же мальчика и его дяди, в древнюю религию которых вплетена тысяча почитаемых преданий о ковчеге, их путешествие было святым делом, и они не чувствовали страха. Какой бы маршрут они ни выбрали, в конце концов они достигли той точки, где пришлось оставить их терпеливое вьючное животное.

Дядя взвалил на свои широкие плечи не только провизию, но и племянника и начал восхождение. Все выше и выше поднимались они, и возбуждение мальчика оборачивалось замешательством и страхом по мере того, как знакомый ему мир оставался позади.

— Дядя, куда мы идем? — с дрожью в голосе спрашивал он, глядя вниз на закрытую мглой долину с самого, казалось ему, верха мира.

37
{"b":"132472","o":1}