ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Связующим материалом, который соединил народы России в единое государство, были военно-политические интересы, причем вовсе не только в связи с внешней угрозой. Союз с русским народом обеспечил выживание множества народов — несмотря на неизбежные трения и национальные обиды. Декларации многих республик отказывались от такого союза и от будущей общей судьбы. Быть может, охваченные «демократическим» угаром таджикские студенты и не предполагали, что это означает в реальности — но их советники из Института Востоковедения АН СССР (и заокеанских академий) знали прекрасно. Средняя Азия — сложнейший этнический мир, идущий своим цивилизационным путем. Сильное влияние родовых отношений всегда приводило к столкновениям и даже локальным войнам. Это прекратилось, когда среднеазиатские народы перешли «под руку» русского царя. В этнический реактор были введены «охлаждающие стержни». Совместными усилиями был выработан изощренный механизм гашения конфликтов. Враждующие роды разъединялись русскими крепостями и гарнизонами, спорные участки отбирались в казну, слишком радикальным князьям не выдавали муку, а то и воду и т.д. В СССР это дополнилось посредничеством обкомов, премиями и орденами. Что произошло, когда все эти «стержни» были внезапно выдернуты, а гарнизоны стали, соблюдая нейтралитет и суверенитет, безучастно взирать на уничтожение детей и стариков? Целые области оказались выброшенными из цивилизации и поставлены на грань уничтожения. Дом, реально еще не разделенный, загорелся.

Ряд республик заявили, что становятся нейтральными государствами и не будут входить ни в какие блоки. Это — кардинальное положение, предполагающее не только разрушение единого государства, а и разрушение даже русского народа (в меньшей степени и других народов). Миллионы русских, проживающие в «нейтральных» республиках, в случае военного нападения на Россию сразу отделяются от этноса (нейтральное государство не может позволить своим гражданам воевать на стороне какого-либо другого государства). Второй барьер строился декларацией о создании собственных вооруженных сил. Служба сыновей одного народа в разных армиях, потенциально способных войти между собой в вооруженный конфликт, наносит непоправимый ущерб национальному сознанию. Это мы и видим сегодня в армии (особенно на Кавказе, да и на Украине).

Раскол русского народа. Стравить русских с русскими — голубая мечта революционеров. Лишь в этом случае будет устранен или надолго ослаблен великий народ, на котором держится огромная страна. А в воронку русского братоубийства будут втянуты и исчезнут десятки малых народов. Вот и «формулируют» радикальные интеллигенты обоснование войны. В февpальском (за 1991 г.) номеpе газеты «Утpо России» (оpгане Демокpатического союза) гpажданин В.Кушниp пишет в статье «Война объявлена, пpетензий больше нет»: «Война лучше худого лживого миpа… Стpана должна пpойти чеpез испытания… Боpьба с властью послужит всего лишь катализатоpом к буpным, pастянутым во вpемени событиям. Сpажаться будут две нации: новые pусские и стаpые pусские. Те, кто смогут пpижиться к новой эпохе и те, кому это не дано». В.Кушниру, в сущности, неважно, кто прав — новые или старые русские. Важно, чтобы они начали друг с другом воевать.

Так против чего направлена вся эта революция — против надоевшей «номенклатуры» или против десятков миллионов людей, к этой номенклатуре никаким боком не причастных? И нельзя считать радикальных интеллигентов такими глупыми, что они подожгли дом наших народов лишь для того, чтобы изжарить себе яичницу «перестройки». Яичница была лишь поводом, а целью — именно дом.

Сейчас архитекторы перестройки притворяются, будто они не владеют системным мышлением и сами, мол, удивляются, как это все взорвалось. Говорят: СССР рухнул под грузом межнациональных противоречий. Противоречия, мол, — всему причина, а перестройка лишь освободила их из под гнета коммунистического режима, и это хорошо! В этой логике виден тип мышления, который наука преодолела уже в конце XIX века. По этой логике, дом сгорает потому, что деревянный, а не потому, что какой-то негодяй плеснул керосина и подпалил. Поджигатель, мол, лишь освободил свойство дерева гореть.

Давайте на момент отбросим идеологические бредни и посмотрим, какой тип межнационального сосуществования обеспечивал так называемый «коммунистический» режим. Пишу «так называемый», потому что вся эта марксистская фразеология во многом была лишь ритуальной шелухой — ее произносили так, как произносят привычные ругательства, не вдумываясь в их смысл. Что же мы видим, сравнивая бывший «коммунистический» (еще говорят «имперский») режим и сломавший ему хребет нынешний, «демократический»? При старом режиме всем было вбито в голову, что народы СССР — одна семья, что надо друг друга уважать и друг другу помогать. Это подкреплялось делами — и строительством, и военным братством. Реальность была не безоблачна, но важно, какие догмы вбиваются в голову. Новый режим предложил в качестве основного принципа жизни закон рынка, и вбивает в головы соответствующие догмы (конкуренция вместо солидарности, личное против общего). Это — идеи, послужившие керосином при поджоге дома. А что на практике?

Говорят, прежний режим «подавлял противоречия», и это очень плохо. Действительно, подавлял — и в мыслях ни у кого не было создать организацию для убийств по национальному признаку. При первых поползновениях на инициаторов бросалась вся свора репрессивных сил режима. Но разве не для того существует власть, чтобы подавлять разрушительные импульсы оголтелого меньшинства поджигателей, которые есть в любом народе? Разве власть не обязана охранять покой и права граждан? И эту важнейшую функцию старый режим выполнял неплохо. В целом, можно сказать, что предыдущий «тоталитарный» режим представлял собой систему с отрицательной обратной связью по отношению к межнациональным (и многим другим) конфликтам. Каждый конфликт (и даже флуктуация, случайная вспышка противоречий) запускал экономические, культурные и репрессивные механизмы, которые этот конфликт или конструктивно разрешали, или по крайней мере подавляли острые проявления. И это были именно механизмы, а не импровизации типа посредничества Ельцина и Назарбаева в Нагорном Карабахе.

Что же мы имеем взамен? Демократия «раскрепостила» прежде всего именно поджигателей (так же, как в экономике — воров). Они, как по плану (вернее, по плану), провели серию пробных акций и поняли, что поджог разрешен, поскольку полезен для главной цели — разрушения империи. Что это за новое мышление — посылать в Фергану безоружных курсантов против толпы преступников, сжигающих людей живьем? Ничего нового в этом мышлении нет, это обычное пособничество преступникам в конъюнктурных политических целях. В итоге семи лет кропотливых усилий (а не потому, что дом был деревянный) мы имеем разрушенную страну с разгорающимся во всех углах пламенем межнациональных войн, внезапную депортацию 25 миллионов русских в иностранные государства, потоки беженцев и неудержимое скольжение к целому букету диктатур.

И опять, весь анализ перестройки показывает: в стране была создана система с положительной обратной связью относительно конфликтов. Каждое противоречие, вырождающееся в конфликт, благодаря культурным, экономическим и репрессивным действиям системы начинает автокаталитически разрастаться. Если прежняя система автоматически тормозила и гасила конфликты (независимо от личных качеств и ресурсов отдельных начальников), то нынешняя с такой же неуклонностью и автоматизмом конфликты разжигает.

Так в 1987 г. началось внедрение второй модели хозрасчета, предполагающей сокращение персонала на многонациональных предприятиях; так же насаждались кооперативы, сразу вступившие в конкуренцию по национальному признаку, породившую серию погромов; так же в 1992 г. армии Молдовы передаются танки, гаубицы и боевые самолеты, хотя имелись сотни способов хотя бы затянуть этот процесс до начала переговоров по Приднестровью. А к чему должна привести приватизация земли в Дагестане?

26
{"b":"132504","o":1}