ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как в Азербайджане реагировали на изменившиеся реалии? Можно ли было избежать ходжалинской трагедии?

– К сожалению, до прихода к власти в России Владимира Путина отношение к Азербайджану со стороны руководства РФ было неоправданно безразличным. Похолодание отношений между Азербайджаном и Россией было выгодно Армении, которая не преминула воспользоваться этим фактором. Она укрепила двусторонние отношения с Россией, доведя их до уровня военно-стратегического союза. Власти же Азербайджана под давлением Народного фронта предпочли дистанцироваться от СНГ и не скрывали своего стремления к сближению с Турцией, которая, конечно же, в вопросе о Нагорном Карабахе имела куда меньшее влияние, чем Россия.

Отдаление Азербайджана от участия в Соглашении о коллективной безопасности в рамках СНГ поставило страну в крайне невыгодное положение. Армения же воспользовалась стратегическим просчетом азербайджанских руководителей и усилила давление по всему карабахскому фронту. Ходжалы оказался в окружении, и судьба поселка была предрешена. Азербайджан тогда не располагал адекватной военной силой, имевшейся в распоряжении армян Нагорного Карабаха. Речь идет о 366-м мотострелковом полке, расположенном в Ханкенди (Степанакерте). Этот полк, сформированный еще в советское время, в сущности был под контролем армян, а в феврале 1992 года, после отказа от вхождения азербайджанской армии в состав Главкомата СНГ, откровенно ими использовался, в особенности против Ходжалы. Об этом сказано и в записке правозащитного центра «Мемориал».

Стратегическая инициатива сохранилась у Армении вплоть до осени 1993 года, когда на фоне очередной смены власти в Азербайджане страна недосчиталась пяти районов. В результате более миллиона беженцев оказались в полевых условиях, в которых они проживают по сей день. Можно легко предположить количество вымершего в результате оккупации этих районов населения Азербайджана. Уничтожению подверглись тысячи таких поселков, как Ходжалы. Для восстановления этих районов в будущем потребуются десятки миллиардов долларов. Разве это не является этнической чисткой, теперь уже на территории независимой страны? Ведь ранее, в ноябре – декабре 1988 года, подобной чистке подверглись районы компактного проживания азербайджанцев в Армении. В совокупности агрессивные меры, учиненные против Азербайджана Арменией, иначе как геноцидом азербайджанцев назвать невозможно. История притязаний на азербайджанские земли знает немало кровавых страниц, бойня в Ходжалы – одна из таковых. И не следовало некоторым армянским деятелям играть на провокациях отдельных журналистов, в погоне за сенсацией или по каким-то иным причинам переиначивающих смысл некоторых моих высказываний и заявляющих «со ссылкой» на меня, что азербайджанцы якобы «сами» устроили ходжалинскую трагедию, чтобы получить пропагандистский козырь.

– В какой момент вы узнали о ходжалинских событиях?

– 26 февраля 1992 года, когда вечером мне доложили о тысячах убитых азербайджанцев в Ходжалы, я поначалу не мог поверить этому ужасному сообщению. Поэтому первым делом я позвонил руководству Нагорного Карабаха. Я с возмущением сообщил собеседнику о полученном мной сообщении и добавил, что если это правда, то боевики Нагорного Карабаха превзошли немецких фашистов. Я не раз доводил до широкой публики посредством СМИ содержание своих бесед того времени. Поэтому здесь я вновь их привожу в конспективной форме. В ответ, естественно, я услышал отрицание факта расстрела азербайджанцев, а также ссылку на то, что азербайджанцам был предоставлен коридор и все они покинули поселок. Я предложил встретиться руководителям правоохранительных органов в районе происшествия и уточнить на месте все обстоятельства дела. Правда, я не очень представлял, как практически это можно осуществить. Ведь доступа к территории Нагорного Карабаха у бакинцев не было. Тем не менее помню, что именно это поручение я сделал на самом начальном этапе расследования случившегося. Именно благодаря моим настоятельным просьбам руководство Закавказского военного округа выделило два вертолета для журналистов, которые, в свою очередь, попросили меня помочь им добраться до места события.

– Был ли все-таки коридор для выхода мирных людей или нет?

– Его не было. Я не мог утверждать со слов председателя облисполкома НКАО, что азербайджанцам на самом деле был предоставлен коридор, хоть мне и приписывались ранее такие утверждения. В одном из своих интервью я всего лишь привел слова упомянутого деятеля о том, что сельчанам был предоставлен коридор. Но я не утверждал, что это было сделано на самом деле. Мне об этом не говорил и глава поселкового совета Эльман Мамедов, который, согласно материалам центра «Мемориал», якобы признавался в том, что знал о предоставленном коридоре. Что касается предоставления коридора как такового, то в соответствии с описанием представителей «Мемориала» с места событий этот коридор был все же предоставлен, но население поселка Ходжалы не было оповещено об этом. Не сработали в должной мере ни репродукторы, ни листовки, которые якобы были распространены среди населения накануне артобстрела и штурма поселка. Представители «Мемориала» признались, что никто из утверждавших о предварительном распространении листовок не смог показать хотя бы одну листовку.

– Тогда в Азербайджане говорили, что ходжалинская трагедия стала «ответом», приуроченным к четвертой годовщине сумгаитских событий. Но многие в Азербайджане также говорили, что для них остались непонятными действия Народного фронта перед ходжалинской трагедией и после нее...

– Отвечаю по порядку. Знаете, действительно существовал еще один мотив, который мог повлиять на психоэмоциональное состояние боевиков, штурмовавших Ходжалы. Речь идет о влиянии мощной пропагандистской кампании, которая была осуществлена Арменией по фактам сумгаитских и бакинских погромов. Это обстоятельство дает определенное основание предположить, что на отношение к населению поселка могло повлиять чувство возмездия.

И вообще агрессия против Азербайджана носила своеобразный характер. Эта агрессия началась без объявления войны Азербайджану и без указания ее причин. Обе республики находились в составе единого государства. Поэтому сам факт осуществленной агрессии юридически был исключен, но фактически он свершился, и не в последнюю очередь по вине руководства СССР. А раз война не была объявлена, то и наблюдения за ней со стороны Организации Объединенных Наций быть не могло. Гуманитарные аспекты ходжалинских событий довольно подробно изложены в упомянутом докладе «Мемориала». Там же указано, что Арменией, боевыми формированиями самопровозглашенной НКР не были соблюдены международные нормы и правила, регламентирующие отношение во время боевых действий к мирному населению. Нарушение этих норм применительно к ходжалинцам иначе как преступлением против человечности не назовешь. Такой вывод следует из обобщения событий «Мемориалом».

Что касается ссылок на мои высказывания в адрес Народного фронта Азербайджана, то опять же – я нигде и никогда не связывал их с существом описываемых событий. Я говорил лишь о том, что Народный фронт Азербайджана цинично воспользовался случившейся в Ходжалы трагедией и сфокусировал своими действиями все общественное недовольство на мне. Конкретно я имел в виду созыв чрезвычайной сессии парламента и требование моей отставки. Мотивация была до примитивности проста – президент не принял мер для защиты населения и поселка Ходжалы. В этом смысле тогдашняя оппозиция, в контексте сегодняшнего отношения власти и общества к обсуждаемой теме, допустила большую ошибку. Нельзя было связывать имя президента (даже ради своекорыстных целей) с тем, что возмутило все мировое сообщество. Однако это уже иная тема. Нельзя на людских трагедиях разыгрывать политические кампании и еще более нагнетать ненависть между народами. Но в этом деле менее всего опыта у Азербайджана, современные политики которого долгое время не осознавали значения пропагандистских кампаний, даже если это имело непосредственное отношение к национальным интересам страны, и предпочитали в это время заниматься междоусобицами. Кто-то из мудрых изрек: в этом мире нет ничего случайного. Случайны ли были первые требования о независимости, прозвучавшие в начале 1988 года на митингах в Ханкенди (Степанакерте)? Уверен, что нет. Случайным хорошо организованный многодневный митинг назвать нельзя. Тем более по такому серьезному поводу. Известно, что к ним готовились загодя и основательно. Знали о готовившихся событиях и в союзном центре. А раз это не было случайностью, значит, инициаторы этой первой в истории СССР сепаратистской кампании должны были просчитать и последствия.

11
{"b":"132509","o":1}