ЛитМир - Электронная Библиотека

Игорю капитан понравился. Он, конечно, понимал, что первое впечатление не всегда бывает точным, но прежний опыт работы в космосе давал богатую пищу для сравнения. Димыч был подчеркнуто корректен и ни разу не дал повода почувствовать себя просителем. Сероглазый блондин ростом на полголовы выше самого Игоря, Дмитрий Евгеньевич держал себя в хорошей спортивной форме. С таким, конечно, не станешь пить после рейса и болтать по душам, но зато велика вероятность, что в критической ситуации он не подведет. Впрочем, посмотрим.

После процедуры официальной регистрации и всех необходимых отметок в судовых документах, Димыч спросил:

— Останетесь на борту, или… мы на базе еще какое-то время постоим. Из девяти членов экипажа пока реально существуют только пять, включая вас и меня. Трое прибудут завтра. И я жду оборудование для контрольного отсека в трюм. Если не доставят, могут возникнуть проблемы на погрузке.

Игорь кивнул:

— Останусь. На базе у меня дел нет. Так что останусь.

Капитан проводил нового врача до каюты. Пояснил:

— Я там немного прибрался, но что-то осталось. Если будет мешать — выбрасывайте смело. Ну, располагайтесь.

— Хорошо.

В каюте и вправду навели видимость порядка. В углу стояла небольшая коробка с личными вещами прежнего обитателя, на кровати лежал запечатанный пакет чистого постельного белья. Игорь раскрыл тумбочку. Пусто. Только в выдвижном ящике женская подвеска в виде ящерицы. О том, что раньше в этой каюте жила женщина, говорили и другие признаки. Подушечка душистых трав, заблудившаяся в недрах раздвижного шкафа, забытый в душевой кабинке гребешок. В столе нашлось несколько музыкальных друз. Ни планшетки, ни другого устройства активации в каюте не было, так что не послушаешь. Игорь подумал, и оставил их на прежнем месте. Судя по поведению капитана, прежняя хозяйка вряд ли собиралась возвращаться за забытым добром. Значит, так или иначе, то, что лежит в коробке, однажды окажется выкинутым. Но остается маленький шанс «а вдруг». Если она объявится, ей будет приятно.

Застелив постель, Игорь понял, что спать ему совершенно не хочется. Помаялся пять минут, вышел в коридор. Там было темно и мирно. Жилой отсек на «Корунде» оказался куда меньше, чем на грузовике «Ахилле». Пять кают с одной стороны, пять напротив. Одна дверь с торца ведет в кают-компанию, другая — к трапам и грузовому лифту. Игорь помедлил у своей двери, вглядываясь и вслушиваясь в темноту. Дверь капитанской каюты ничем не отличалась от всех прочих. Не пробивался из щелочки тусклый свет, не раздавались приглушенные звуки. В кают-компании горел ночник. Игорь на цыпочках подошел, заглянул. Димыч лежал в неудобной позе на коротком диванчике, укутавшись пледом. Спал.

Пожав плечами, доктор прикрыл дверь и отправился на поиски своего кабинета. Все-таки, какое счастье, что планировка большинства космических кораблей похожа. Если бы не это, искать дорогу пришлось бы долго. Медицинский отсек размещался палубой ниже. Впрочем, зря Игорь сюда спустился. Без ключа в кабинет не попадешь, а ключ у капитана. И темно здесь. Завтра. С кораблем будем знакомиться завтра.

Возвращаться в каюту не хотелось тоже, козырной диванчик в кают-компании занят капитаном, так что туда соваться будет невежливо, но можно сходить в рубку связи, там наверняка есть терминал открытого доступа. Игорь понимал, как мало шансов найти Сашку вот так, из космоса. Но не попробовать было выше всяких сил. Да и любопытно, чем закончилась история с поселком пен-рит.

Через два часа, уставший и ничего не добившийся, Игорь вернулся в каюту. Завтра первый рабочий день. Надо быть в форме.

Ночь Игорь спал плохо, потому встал рано. Несмотря на это, настроение оказалось сносным. Капитана в кают-компании уже не было, он обнаружился на камбузе, где занимался экстренным ремонтом кухонного автомата.

— Остались без завтрака? — вместо приветствия спросил доктор, входя.

— Да вот, Игорь Петрович, что-то он сегодня не в духе…

— Можно по имени. Давайте я посмотрю…

— А вы не только врач, но и механик?

— Нет. Я только врач. Но жутко любопытный… хм. А зачем вы панель сняли?

— Да вот…

На пульте настроек горел красный огонек возле хитрого значка, похожего на стилизованную «S».

— Подогрев, — пояснил капитан.

— Понятно. Будем есть холодный завтрак. Отключаем эту функцию, возвращаем панель, где была… Но в этом режиме нам грозит и холодный обед.

Игорь воткнул на место защелки. Выбрал себе для пробы стакан апельсинового сока и бутерброд с сыром. Автомат исправно выполнил заказ. Димыч с тоской посмотрел на доктора, и тоже заказал себе сок и бутерброд. Перебираться в кают-компанию не стали, перекусили прямо тут, возле павшего автоповара.

— Я вас искал, чтобы получить ключ от кабинета. — Пояснил Игорь, отправляя стаканчик в утилизатор.

— Пошли. Запишу вам его на карточку, и будете пользоваться. Если возникнут вопросы, номер моей каюты — единица. Но верней всего, я буду на мостике.

Игорь был готов к худшему, но прежний врач на «Корунде» оказалась женщиной, любящей порядок и чистоту. На столе в кабинете лежала только планшетка рабочего терминала. Над столом красовались яркие плакатики с рекламой киорского супернавороченного медицинского оборудования. Должно быть, они соответствовали представлениям прежней хозяйки кабинета о красоте. Вряд ли что-то из изображенного на плакатиках когда-нибудь появится на борту «Корунда». Вообще, скорей всего, работа здесь обернется для Игоря в первую очередь раздачей витаминных комплексов. И к лучшему, к лучшему, и по дереву постучать…

Но в выдвижном ящике нашлась мягкая игрушка — зеленый человечек с рожками. Из чего можно сделать вывод, что она была молода. Очаровательно. Находить приметы неведомой предшественницы оказалось забавно и приятно. По вещам, говорят, можно судить о характере человека. По тому, что Игорь уже нашел, ни о чем судить еще нельзя. Но, может, со временим…

Одно ясно, убирались здесь недавно, а вот пустует кабинет уже больше года, а может, и несколько лет. Из чего это следует? Да вот, пыль везде стерта. А на шкафу — забыли. Там старые документы какие-то лежали, планшетка поломанная. Все покрыто бархатным ковром. Или вот тесты диагностического аппарата. Не обновлялись два с лишним года. Похоже, Димыч приводил корабль в порядок в гордом одиночестве. И видно, что потратил он на это немало времени и сил.

Ну, что же, спасибо ему. Сейчас вооружимся влажными салфетками, тряпочками и метелками и доведем все здесь до нужной кондиции. В образцовом медицинском кабинете все должно блестеть.

Игорь увлекся наведением лоска и блеска, и несколько часов провел, приводя в порядок, настраивая «под себя» медицинский отсек «Корунда».

Когда пришел вызов на ком, он как раз заканчивал сортировать препараты, оставшиеся от прежней владелицы кабинета. Большая часть была просрочена. Но кое-что вполне еще сгодится. Хотя, конечно, лучше бы наоборот.

— Игорь, не сильно отвлекаю?

— Нет. Я почти закончил.

— Поднимитесь на мостик. Мне интересно знать ваше мнение.

— Иду. Что-то случилось?

— Ничего важного. Подошел человек. Жаждет стать членом экипажа.

Игорь отложил в сторону последний пакет, запер кабинет и поднялся на мостик. Димыч сидел в кресле пилота, спиной к пульту, напротив стоял молодой парень, лет двадцати. Капитан приветственно махнул рукой. Игорь выбрал себе удачную позицию сбоку, в тени дубль-пульта, подпер спиной стену.

— Ваше имя?

— Аск Вилэни. Двадцать один.

— Что — двадцать один?

— Год.

— Понятно. Образование?

— Высшее гуманитарное.

— Конкретно.

— Филолог.

— И на какую работу вы претендуете?

— Я чемпион континента по флаерингу. Полагаю на этом основании, что смогу справится с работой пилота.

— Чем вас привлекает работа вне планетной системы? К чему вы стремитесь?

Парень замялся, но всего на секунду.

— Мне нравится пространство. И меня не устраивает роль туриста. Я хочу стать частью этого мира, испытать все на своей шкуре…

19
{"b":"132510","o":1}