ЛитМир - Электронная Библиотека

«Мюизьера де дело».

В мае 1990 г. в западных политических кругах разразился громкий скандал: посол Люксембурга в Бельгии граф де Мюизьер, до этого несколько лет работавший послом в СССР, был обвинен в шпионаже в пользу Советского Союза. Это известие стало достоянием местной прессы, которая не без злорадства активно обсуждала новое «шпионское дело».

Обвинения в адрес М. усугублялись тем, что он одновременно был аккредитован в Брюсселе как представитель Люксембурга при НАТО и, следовательно, был допущен к совершенно секретной информации. Бельгийские власти потребовали немедленного отзыва М. на родину и фактически лишили его доступа к служебной информации по НАТО.

Как выяснилось вскоре, источником этого скандала был сотрудник советской разведки Игорь Николаевич Черпинский, 1962 года рождения, уроженец г. Киева, который в марте 1990 г. вместе с женой и малолетним сыном попросил политического убежища в США. Он передал американцам сведения об агентурной сети КГБ в Бельгии, назвал полный состав резидентуры, в результате чего последовали аресты, а трое советских разведчиков были из страны выдворены.

Видимо, Ч. посчитал, что в переданной им в ЦРУ информации не хватает «изюминки». Поэтому в список агентуры КГБ в Бельгии он включил и М., который советским агентом никогда не был.

В настоящее время Ч. с семьей проживает в США.

По непроверенным данным, М. был подвергнут аресту, однако через неделю был освобожден за отсутствием улик.

Мясоедов Сергей Николаевич, 1866 г. рождения, подполковник царской армии.

Окончил кадетский корпус. В 1892 г. переведен в Отдельный корпус жандармов, был назначен помощником начальника Вержболовского пограничного отделения. Вскоре становится его начальником. Поддерживает хорошие деловые отношения с представителями немецких властей. Был лично знаком с кайзером Вильгельмом II. В 1905 г. М. выезжал на территорию Германии в имение Ромингтен, где по случаю его приезда был устроен обед с участием кайзера, который подарил русскому офицеру свой портрет с подписью.

В 1906 г. было проведено расследование деятельности М. в Вержболове, однако дело было прекращено. Но уже через год М. был уволен со службы за «коммерческую деятельность на границе».

М. создает акционерное общество «Северо-западное пароходство», занимается бизнесом. В 1909 г. отправляет П.А. Столыпину письмо с просьбой вновь принять его на госслужбу. П.А. Столыпин на письмо ответа не дал, наложив резолюцию: «Не пускать его к границе ближе меридиана Самары».

В 1909 г. в доме жены сенатора М. Викторова знакомится с вновь назначенным военным министром В.А. Сухомлиновым. Это знакомство вскоре переросло в тесную дружескую связь. Они часто общаются семьями, проводят вместе отпуска за границей. Дружба Сухомлинова с М. вызывает недоумение в окружении министра, его неоднократно предупреждают, что отставной подполковник — «темная личность» и, возможно, является шпионом Германии. Однако эти демарши результата не принесли. Более того, Сухомлинов протежирует М., в результате чего в сентябре 1911 г. Николай II через голову министра внутренних дел восстанавливает М. в отдельном корпусе жандармов. Через несколько месяцев он был переведен в военное министерство. Здесь ему было поручено заниматься борьбой с иностранным шпионажем и сыском по политическим делам. Министр внутренних дел Макаров неоднократно предупреждал Сухомлинова об опасности приближения к себе такого лица, как М., однако и эти предупреждения успеха не имели.

Вскоре контрразведка Киевского военного округа перехватила посылаемую из Петербурга в Вену корреспонденцию австрийских агентов, из которой явствует, что они прекрасно осведомлены о происходящем в ближайшем окружении военного министра и его доме, вплоть до его конфиденциальных разговоров с царем.

Некоторые видные представители оппозиции в 1912 г. начали кампанию против М., избирают его в качестве главной мишени для нападок, целя при этом в Сухомлинова и окружение царя. Особое рвение проявляют газета «Вечернее время» и известный политический деятель А.И. Гучков, постоянно выступавший по данному вопросу в Государственной думе.

Гучков был вызван М. на дуэль, которая, впрочем, закончилась безрезультатно. В это же время на бегах М. публично подверг избиению редактора «Вечернего времени» Суворина. Все это позволило М. несколько успокоить общественное мнение, посчитавшее, что он как дворянин «добился удовлетворения».

В то же время русская контрразведка продолжала фиксировать активные контакты М. с австрийцами и немцами, среди которых были: Анна Аурих, корреспондент берлинских газет; советник германского посольства фон Люциус; офицер Генерального штаба Германии Гей; доктор философии и одновременно представитель зарубежных оружейных фирм Полли-Полочек (все эти лица разрабатывались по подозрению в шпионаже).

После начала Первой мировой войны М. был откомандирован в штаб 10-й армии Западного фронта, где на него было возложено руководство агентурной разведкой.

К этому времени М. был взят в активную разработку русской военной контрразведкой по указанию ее руководителя Н.С. Батюшина. Основным поводом к этому послужили показания подпоручика 23-го пехотного Низовского полка Я.П. Колаковского, явившегося в декабре 1914 г. в Главное управление Генерального штаба. Он заявил, что был пленен немцами при разгроме армии генрала А.В. Самсонова.

Находясь в плену, он не видел другой перспективы вернуться на Родину, как начать сотрудничать с немцами и войти к ним в доверие и этим принести какую-то пользу России. Он был завербован лейтенантом немецкой разведки Бауэрмейстером, от которого получил задание восстановить от его имени агентурные отношения с М. По словам Бауэрмейстера, М. был им завербован еще в Вержболове.

Я.П. Колаковский должен был приехать в Петроград, выйти на связь с М. и получить от него информацию о настроениях в русском высшем обществе и планах царя и его окружения о продолжении войны. Я.П. Колаковский через Швецию был переправлен в Россию, где сразу сдался русским властям.

В феврале 1915 г. М. был арестован, у него был произведен обыск. Из изъятых при обыске документов контрразведчики обратили особое внимание на совершенно секретные документы о передвижении русских частей на фронте 10-й армии и агентурных данных об упреждающих маневрах немецких войск, которые он скрыл от военного руководства, в результате чего 22-й корпус армии был наголову разгромлен.

На следствии и на судебном процессе М. отрицал свою шпионскую работу в пользу германской разведки.

Суд, однако, посчитал вину М. доказанной и приговорил его к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение.

Н

Нагаев Николай Васильевич, 1883 г. рождения, генерал-майор Генштаба.

После окончания кадетского корпуса и Павловского военного училища служил в гвардейском стрелковом батальоне. Поступил в Николаевскую военную академию, по окончании которой в 1910 г. вернулся в свою часть.

Участник Первой мировой войны. Получил в 1916 г. Георгиевский крест за отличие в боях во время Брусиловского наступления. Произведен в полковники. В 1917 г. был назна чен командиром 2-го лейб-гвардии стрелкового Царскосельского полка, вскоре получает звание генерал-майора.

В Добровольческой армии — с начала ее формирования. Командует пластунским батальоном. С 1919 г. — начальник штаба гвардейской дивизии. После разгрома армии Врангеля эвакуировался с ее остатками, проживал в Белграде. В 1943 г. принял монашество. С 1944 г. становится полковым священником т. н. Русского охранного корпуса, сформированного гитлеровцами из числа белогвардейцев-эмигрантов.

С 1954 г. возглавил английскую епархию Русской зарубежной церкви как архиепископ Ричмондский Никодим. Умер в Лондоне в 1976 г.

«Народная милиция» в Смоленске (НМС)

Сформирована по указанию немцев на оккупированной территории Смоленской области в 1941 г. Возглавил НМС майор Д. Космович, белорус, эмигрант, проживавший в Белграде. После нападения Германии на СССР Д. Космович вернулся на родину, где в районе Брянска и Смоленска по приказу гитлеровцев сформировал «силы самообороны», которые использовались против партизанских отрядов. Они размещались в бункерах около г. Демидова. Основной целью борьбы НМС, по заявлениям Д. Космовича, являлась независимость Белоруссии.

82
{"b":"132511","o":1}