ЛитМир - Электронная Библиотека

— О чём они тебя спрашивали? — с ходу спросила Джара.

— О разных местных легендах, сказках, поверьях. Особо интересовались теми, где упоминалось о Джайрусе. Я, конечно, дала им полную версию главной легенды Поднебесья, об Ангелах, — она слегка улыбнулась, — ещё миф о сотворении мира, где как раз и сказано о том, что с горы можно взобраться на небеса… Но они, казалось, искали что-то другое, о чём не могли прямо меня спросить. — Она помолчала, благоговейно оглядывая лица Ангелов. — Они как-то связаны с артефактами?

— В яблочко, — хмыкнул Тэллар. — Они тоже их ищут.

Найна приподняла брови в удивлении. Сельма кратко рассказала ей об эльфах.

— Надеюсь, вы им ничего не говорили о Джайрусе и ущелье? — пронизывая её взглядом, спросила Джара.

Хранительница чуть нахмурилась.

— Разумеется, нет. Я раскрою эту тайну только Альянсу Ангелов, как завещали предки.

— Интересно, а почему они явились в Башню? — потирая подбородок, произнёс Ивор.

— Это проще простого, Грифон, — фыркнул Тэллар. — Они большие романтики и очень доверяют всему, что сказано в древних легендах. А где ещё, как не здесь, самое большое собрание разных там легенд и преданий?

— Не только поэтому, — вмешалась в разговор Сунор. "Какая она сегодня активная", — чуть насмешливо подумала Джара и тут же получила в ответ гневный взгляд Ангела Мысли.

— А почему ещё? — повернулась к ней Сельма.

Сунор медленно перевела взгляд с Бестии на Чародейку.

— У них в легенде что-то сказано насчёт этой башни.

Все, как по команде, уставились на Найну. Она задумалась, потом кивнула.

— Это вполне возможно. Башня Света была возведена очень, очень давно, и её хранителями были представители моего рода, сколько себя помнит Поднебесье. Возможно, когда Ангел-полуэльф отплывал на Тарневир, мои предки уже были связаны с Башней…

Сельма задумчиво произнесла:

— Теперь мы можем лишь строить догадки…

— И на это у нас нет времени, — закончила за неё Джара. — Всё, все на выход и по коням. Вы ездите верхом, Найна?

— Вообще-то я живу недалеко от Башни и хожу пешком, да к тому же в моих летах…

— Сядете на моего коня, — отрезала Бестия.

Они покинули Башню, оседлали коней и направили их к вырисовывавшейся на горизонте величественной громаде Джайруса.

Рассредоточенно и скрытно, сохраняя дистанцию, за ними заскользили трое всадников на молочно-белых лошадях…

Дождик больше не был дождиком, а стал полноправным дождём, и уже не моросил, а лил, замешивая из воды и земли под копытами коней грязь, беспощадно пуская Ангелам ледяные струи за шиворот и делая их похожими на жалких мокрых зверят.

Подножье Джайруса поросло сочной травой и лёгкими, склоняющимися чуть ли не пополам под тяжестью воды деревцами. Коней пришлось завести под выступ и там привязать, они были совсем не приспособлены для восхождения на гору. Джара глубоко сомневалась, а были ли приспособлены для этого они сами. Не прошло и часа, как все сомнения развеялись, и она уже твёрдо знала, что нет.

На склоне горы они постоянно поскальзывались, так как трава и земля стали скользкими и склизкими от дождя. В результате этого часа через пол они все вымазались в грязи, Сунор не переставала ныть, у Хаарта разболелись раны (но он стойко молчал). Ко всеобщему удивлению, самый жизнерадостный настрой был у Эйдана. Он не плакал, не хныкал, а упорно карабкался вверх с довольной и блаженно-сосредоточенной улыбкой на лице. Ивор постоянно находился рядом с ним для безопасности.

Выше местность стала скалистой и потому гораздо более опасной. Предательские камешки то и дело выскальзывали из-под ног и ухали в бездну (глянув вниз, Ангелы ощутили, как закружились головы, — они сами не заметили, что поднялись уже высоко). Следовало быть предельно осторожными, чтобы не закончить жизнь стремительным полётом и сокрушительным падением.

Найна часто останавливалась отдыхать. У неё перехватывало дыхание и шалило сердце. Джару это раздражало, хоть она и понимала, что хранительница Башни не виновата и вообще никто не знает, что бы Альянс делал без неё. Потом Змейка дала Найне какое-то снадобье, и дело пошло гораздо быстрее.

Один раз Джара оступилась, и Аерис вовремя успела её подхватить. Вниз полетели камни, и Бестии послышался слабый приглушённый вскрик. Она глянула вниз, но там всё покрывал слой тумана.

Они шли по краю обрыва, слева от них возвышалась громада уступа, справа в леденящей кровь близости простиралась пропасть. Вдалеке открывался вид на большую часть острова и даже было видно море. Краски выглядели тусклыми за серой завесой дождя, но дух всё равно захватывало. В другой раз, возможно, Ангелы и залюбовались бы видом…

Тропинка становилась всё круче и уже и в конце концов привела их к каменистой стене уступа с чуть ли не вертикальным подъёмом.

— Вы хотите сказать, что нам нужно подниматься туда? — раздался возглас Сунор.

— Именно это мы и хотим сказать, — не оборачиваясь, ответила ей Джара и, никого не дожидаясь, стала карабкаться вверх.

— Никто не говорил, что будет легко, — с усмешкой добавил Тэллар. Сунор принялась возмущаться.

Уступ был не очень высоким, и вскоре Джара уже была наверху. Она свесила голову вниз и крикнула:

— Ив, Сокол, подсадите Найну, Змейку, Эйдана и Сунор, я помогу им влезть. Потом уже вы все сами.

Ивор и Тэллар подняли наверх Найну, там Джара чуть спустилась, чтобы помочь женщине взобраться, и втянула на уступ. Несколько минут никто не появлялся и слышались какие-то непонятные звуки.

— Джей! — крикнул, задрав голову, Ивор. — Всё в порядке?

— О, всё отлично, Ивор, — появилась наверху ухмыляющаяся физиономия Эмриса. — Всё просто замечательно!

— Ты, подонок! — вскричал Ивор. — Где Джара?!

Просвистела стрела — это Аерис мгновенно пустила в ход лук. Эмрис успел среагировать и отскочить, и стрела вонзилась не в сердце, как предполагала полуэльфка, а в плечо.

Эльф наверху выругался, отступил назад, так что теперь его не было видно, а потом наверху возникла злорадно усмехающаяся Элеа — она держала Джару, одной рукой прижав её за грудь к себе, а другой приставив ей к горлу её же кинжал.

— Сукины вы дети, — прошипел Тэллар.

— Попробуйте только шелохнуться! — крикнула им сверху Элеа. — И она тут же упадёт в ваши объятия с ярко-алой улыбкой до ушей по горлу!

— Сельма, сделай что-нибудь, — шепнул Ивор Чародейке. — Заклинание…

— Я боюсь за Джару, — ответила та так же шёпотом.

Тэллар бросил взгляд на Сунор.

— Слишком далеко, чтобы я дотянулась до их мыслей, — покачала она головой.

Змейка сильно побледнела и крепко сжимала руку Эйдана. Тот, казалось, прекрасно понимал всю серьёзность ситуации и замер, молча глядя на невозможно довольную собой Элеа.

— Аерис, — стиснув зубы, позвал Тэллар.

— Я не могу стрелять, — отозвалась та тихо.

— А что твой ветер?

— Сокол, едва мы что-нибудь предпримем против них, пока она может причинить вред Джаре, — ответила за Аерис Сельма.

Тем временем Элеа наверху упивалась их растерянным и беспомощным видом. За её плечом возник Эмрис (его рана теперь была перевязана) и что-то сказал ей на ухо. Она выслушала, не отрывая взгляда от Ангелов внизу, затем кивнула. Эмрис отошёл, а Элеа крикнула вниз:

— Ну что ж, давайте прощаться! Лучше вам нас не преследовать, и тогда ваша подружка останется в целости и сохранности! Прощай, соплеменница, — обратилась она к Аерис, и это слово в её устах звучало хуже любого ругательства.

— Вы не понимаете, что делаете! — крикнула ей Аерис. — Вы не можете взять эти артефакты!

— Они принадлежат нам по праву!

Тэллар задохнулся от возмущения её наглостью.

— По какому-такому праву?!

— Артефакты принадлежали эльфу, и нечего им делать на людском острове.

— Тот эльф был наполовину человеком! — напомнила ей Аерис. — Вы же презираете полукровок!

Элеа ничего не ответила на это. Она грубо развернула Джару, и они скрылись из вида Ангелов.

104
{"b":"132512","o":1}