ЛитМир - Электронная Библиотека

— Зато ты останешься жив-живёхонек, а мы будем рисковать своими шкурами! Мало ли что, мы, может, вообще не вернёмся. Так что тебе повезло, — сказал он как можно более ободряюще и весело.

— Если так боишься смерти, я отправлюсь вместо тебя, — буркнул Ламар.

— Разве я пропущу такое, — воскликнул Сокол и тут же осёкся.

Ламар пробурчал что-то, уставившись в деревянную поверхность стола. Он долго разглядывал его, будто там было что-то, действительно достойное внимания. Все молчали, иногда переглядывались и тут же отводили взгляд.

— Мне очень жаль, Варвар, — наконец, тихо проговорила Джара. — Но я должна собрать третий Альянс…

— …в котором меня нет, — добавил тот.

Джара опять собралась.

— Мне правда жаль! Мы бы все хотели, чтобы ты мог пойти с нами!

— Но почему я не могу пойти с вами? Я ведь пригожусь вам! Лишний боец разве помешает? А если что, я прикрою вам спины, когда нужно будет быстро уходить. Моя-то жизнь не стоит ни гроша, а ваши шкуры поценнее моей будут, они-то Ангельские, как-никак! — в интонации Варвара сквозила горькая досада, и все это ощущали, как бы он ни пытался это скрыть.

— Ламар, это должен сделать Альянс, — твёрдо ответила Джара, решаясь взглянуть прямо в глаза товарищу. — Только Альянс. Девять Ангелов.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Я понял, что я лишний.

Потом он снова долго молчал.

— Да о чём это я, в конце концов! Что ж, у всех своя дорожка. Вы спасаете мир, а я рискую шкурой за деньги и учу этих сосунков, каким концом браться за меч, чтоб себе случаем пальцев не отрубить… Да, не для таких я высоких, видать, целей родился. Но я-то ваш друг, и глупо за всё это держать на вас обиду! Законы жизни и судьбы, как говорится. Слушай, Бестия, ты хотя б помочь вам собраться и всё такое позволишь, а? — спросил он и улыбнулся.

Джара почувствовала разливающееся в душе тепло и тоже улыбнулась.

— С удовольствием, Варвар! Давайте-ка, ребята, за дело! Времени, я думаю, у нас немного.

V Голос прошлого

— Сунор, сколько раз мне повторять? Я не собираюсь из-за твоих капризов подвергать опасности себя и своих людей, — с каменным лицом проговорил Дамраф, глава Ордена Луны, высокий мужчина с некогда красивым лицом, ныне изборожденным шрамами.

Сунор отвернулась и надула губы, обхватив себя руками.

— Можешь не строить из себя обиженную, — продолжал он. — Разбирать семейные проблемы будем потом. Сейчас самое главное — это Орден и война.

Его дочь фыркнула:

— Чего ты боишься, не понимаю? Орден Солнца принял на себя главный удар. Ты же сам сказал: твои разведчики донесли, что та пресловутая волшебная книга разрушила Тадор подчистую и уничтожила чуть ли не половину воинов Солнца! Зачем же тебе сейчас они, слабые, напуганные? Без Книги аронвардцы обычные воины, а у тебя элитное войско из лучших воинов и магов! Они все зубы о нас поломают и уйдут, а потом ты уничтожишь остатки Ордена Солнца, и страна будет полностью в твоей власти! Зачем унижаться, уступать города, соглашаться на мировую, заключать этот идиотский союз? — И в довершение своей речи она вновь издала презрительное "Пфх!".

Дамраф вздохнул.

— Ничего ты не понимаешь. Это только ты так думаешь, что наше войско легко одолеет аронвардцев. А я смотрю трезво. У них огромная армия, и магов гораздо больше. В их стране существует Братство Трёх Звёзд, по сравнению с которым, если отбросить всю эту религию и самопочитание, Ордена Луны и Солнца — ничто. — У его дочери брови поползли вверх. — Их маги гораздо искушеннее в вопросах чародейства, чем наши, уж поверь мне. Подумай сама: аронвардцы постепенно перебьют всех воинов Ордена Солнца и займут его города, а мы будем тихонько сидеть и дожидаться своей очереди. А к тому времени, аронвардцы уже завладеют половиной страны, окружат нас кольцом, и нам некуда будет отступать.

— А зачем тихонько сидеть? Объяви им войну и нападай первым! — воскликнула Сунор.

— Я уже объяснял тебе, что их войско мощнее нашего. Ну что ж, какая разница, если они сначала разобьют нас, а потом уже добьют Орден Солнца. Сунор, перестань самовлюбленно строить из себя великолепного стратега и пойми наконец: если каждый из Орденов будет сидеть отдельно, то нас задушат, как маленьких котят. Если наши войска объединятся, тогда мы возможно сможем дать отпор Аронварду и сохранить Таэрию независимой и свободной.

— Но что это такое: два непримиримых врага и вдруг объединяются! Что за ерунда! И ты собираешься отдавать им все захваченные крепости! Дать подкрепление! Милосердие, что ли проснулось?! — не успокаивалась Сунор.

— Перестань. Не милосердие, а разумный расчёт. Всё, я не собираюсь тебе больше ничего объяснять. Я и так устал на Совете Луны. Послушай, Орден в любом случае в выгодном положении. Столица наша, правительство в наших руках, король давно уже неизвестно где. Когда совместными усилиями с Орденом Солнца мы откинем Аронвард обратно к ним восвояси, я смогу объявить короля вне власти из-за его бегства и сяду на трон. А ты будешь принцессой, — добавил он.

Сунор смягчилась и заулыбалась, представив себя в роли наследной принцессы целой огромной страны. Дамраф втайне усмехнулся. Он знал, что стоит ему лишь произнести эту фразу, как всё недовольство из-за заключаемого перемирия и союза с врагом из неё улетучится, оставив место капризным мечтам.

— Хорошо, отец. Я больше не буду тебя беспокоить. Ты ведь устал, отдыхай.

Сунор чмокнула отца в щёку и направилась в свои новые покои в королевском дворце в Дэшаме, где жили она, её отец Дамраф, а также его ближайшие советники, составлявшие Совет Луны. В её роскошных покоях раньше жила младшая дочь короля, принцесса какая-то там, именем которой Сунор никогда не интересовалась.

Девушка растянулась на шёлковой простыне, сладко улыбаясь и представляя себя в роли наследной принцессы Таэрии. Тогда-то уж точно Хаарт не откажет ей в любви! Сунор перевернулась на живот, обняв расшитую подушку с золотой бахромой и упершись в неё подбородком. Красивое лицо Хаарта стояло у неё перед глазами. Она сжала кулаки, вспоминая, сколько обид, разочарований и досады она испытала из-за него и той противной уродины Змейки. В тюрьме, хотя с ней и не обращались плохо, она ужасно мучилась, представляя, как Хаарт, отправившийся в Тадор на защиту города, вновь встречает свою Змейку, как обнимает её, целует, говорит слова любви… И сейчас они наверняка всё ещё вместе, если только они выбрались живыми из ужаса и кошмара в Тадоре. Девушка почему-то чувствовала, что ни, к счастью, он, ни, к сожалению, она не погибли. А значит, они сейчас вместе. Вдвоём.

Сунор стукнула кулаком по постели и взвыла от досады. Ну почему, почему он любит эту невзрачную, бледную дурочку-колдунью с каким-то идиотским именем из какого-то маленького идиотского города, когда есть она, Сунор, такая красивая, роскошная, необычная, эффектная и привлекательная, дочь самого Дамрафа! Почему?!

Девушка поднялась с постели и заглянула в большое зеркало. Нет, нет и ещё раз нет, здесь не к чему придраться, абсолютно не к чему! У неё точёная фигура; смуглая кожа, гладкая, как персик; волосы, блестящие, как шёлк; большие чёрные глаза на идеальном лице. Она прекрасно поёт и танцует, двигается грациозно и плавно. И она уверена: она умеет целовать и прикасаться так, как не умеет его Гадюка! Почему же он предпочёл ей, ну хорошо, не уродину, но совсем не такую эффектную, почти неприметную девчушку с непослушными вьющимися кудряшками и какой-то детской улыбкой? Да, вот именно детской, ведь она совсем ребёнок! Ну сколько ей, от силы семнадцать!

Сунор в ярости разбросала подушки. Ну уж нет, чтобы она, Сунор, сдавалась так легко! Никогда! Девушка прикусила костяшку. Ничего, она ещё придумает, что ей сделать. Он будет с ней, он будет только её!

День был удивительно жаркий для прохладного гиритского климата. Солнце светило ярко, щедро даря тепло всему окружающему, будто спохватившись, что так долго было холодным и далёким.

36
{"b":"132512","o":1}