ЛитМир - Электронная Библиотека

— Успокойся, Сокол, отстань от неё наконец!

— Ой-ой-ой, Эльфийка, у тебя появился благородный заступник! Слушай, Бестия, если я отстану от Аерис, мне, вечно испытывающему острую потребность над кем-нибудь издеваться, придётся перекинуться на тебя! Согласна? — посмеиваясь, спросил он у Джары.

Она громко фыркнула.

— Будто меня это сильно задевает! Нужен ты мне!

— Да-а? — протянул Сокол, наигранно удивляясь. — Значит, тебя не задевает это совсем, да? А помнишь ли ты, как ты вчера чуть не свалилась с корабля, потому что поскользнулась на мокрой палубе, собираясь дать мне по морде за какую-то мою фразу, тебя, разумеется, абсолютно не задевшую?…

Джара зашипела и занесла руку для оплеухи.

— Успокойтесь, чёрт возьми! — воскликнул Ивор. — Джара, почему тебе вечно нужно с кем-нибудь препираться?!

Бестия утихла, потому что ей на ум пришёл Эйдан.

— Лучше я отсяду от этой буйной, — сказал Тэллар и демонстративно пересел на стул на другом конце каюты.

— Сельма, — повернулась Джара к волшебнице, — чем это ты так увлечена?

Чародейка подняла голову от карты.

— Это карта Таверланда. Ты ведь сама сказала мне утром, что стрелка компаса медленно, но верно смещается, из чего я сделала вывод, что наше небольшое морское путешествие движется к концу. — При этих словах Аерис издала вздох облегчения. — То есть, мы высаживаемся завтра в Таверланде. Вот я и изучаю эту страну. Честно говоря, никогда ей раньше не интересовалась.

— Сельма как всегда сама серьёзность и осторожность, — улыбнулся Тэллар.

Чародейка никогда не реагировала на его подколы и действительно была, наряду с Аерис, самой серьёзной в их маленьком отряде.

— Ну, что ты нам расскажешь о Таверланде? — спросила Бестия.

— Да что там рассказывать, — пожала плечами Сельма. — Страна как страна, ничего примечательного. Можете посмотреть карту. Таверланд — страна среднеразвитая, никогда особой роли в мировой истории не играла. Самое примечательное событие, насколько я помню, это знаменитая Война За Веру, которую развернул народ Таверланда против танредорских завоевателей в Смутную Эпоху. Что можно ещё сказать? Страна спокойная, к путешественникам и волшебникам относятся нормально, проблемы вряд ли будут. Вот только тут на границе Таверланда с Таэрией раскинулись леса, но, я надеюсь, мы их преодолеем.

— Леса? А чего ты, собственно, боишься? — не понял Сокол. — Ну, там дикие звери, но нам чего бояться-то их? Или это дремучие леса, как в сказках?

Джара фыркнула, а Сельма покачала головой.

— Нет, просто в Таверланде этот лес имеет название Лес Потерянных Голов. Мне кажется, это должно о чём-то говорить, ты не думаешь?

Тэллар слегка приоткрыл рот и заткнулся.

Корабль причалил к порту в самый разгар дня, и пятёрка спасителей мира оказались прямо под лучами нещадно палящего солнца. Джара, Ивор, Тэллар, Аерис и Сельма, ведя за собой коней, нагруженных их вещами, изнывали от жары и поэтому были несказанно рады, когда наконец набрели на какую-то более-менее приличную гостиницу. Оставив лошадей в конюшне, они заплатили за две комнаты и отправились отдохнуть.

— Неужели наконец-то я могу лечь без опасения, что под утро окажусь на полу! — воскликнула Аерис, раздевшись и растянувшись на кровати.

Джара с Сельмой улыбнулись.

— Чур, я первая пойду мыться! — воскликнула Бестия.

— Ах ты! — вознегодовала Чародейка, смеясь.

Джара отправилась в соседнюю комнату, оказавшуюся довольно приличной ванной. Видимо, водопроводная система в городе работала достаточно исправно, потому что из старенького, но вычищенного крана исправна текла вода. Слева от раковины располагалась удобная достаточно большая ванна, а справа — примитивное устройство для подогрева воды и ведро.

Бестия подогрела воду только слегка, так как хотела охладить разгорячённое под лучами солнца тело и, наполнив ванну, с блаженством погрузилась в воду. Она нежилась где-то двадцать минут, когда в дверь ванны стала ломиться Сельма.

— Эй, нахалка, ты что, утонула?! Вылезай, не тебе одной охота помыться! — возмущалась Чародейка за дверью.

Джара рассмеялась.

— Подождёшь! — крикнула она Сельме, но всё-таки закончила блаженствовать, хорошенько вымыла свои густые волосы, намылилась, сполоснулась под ледяной водой и довольная, обмотанная полотенцем, вышла из ванны.

Негодующие Аерис и Сельма набросились на неё, а она только весела отскочила и принялась мотать головой, разбрызгивая на них ледяные капельки со своих мокрых волос. Потом они успокоились, Сельма ушла в ванную, а Джара оделась и соорудила на голове чалму из полотенца.

Наутро они позавтракали и покинули гостиницу уже не на своих двоих, а верхом на отдохнувших лошадях. Окрестности вокруг не были, действительно, примечательными. Обычные дома, таверны, казенные здания. Через несколько часов они достигли конца города и поехали по зелёному лугу. Где-то виделись деревни, крестьяне пасли скот. Они просто ехали вперёд, следуя указанию стрелки компаса, болтали обо всём на свете и совсем не ощущали мировой ответственности, лежавшей на их плечах.

К следующему вечеру они прибыли в какой-то город и, даже не интересуясь его названием, остановились в ближайшей харчевне. Оставив вещи в комнатах, они спустились вниз поужинать.

— Ну и что, куда мы теперь? — спросил Тэллар, отламывая от большого каравая кусок и, обмакнув его в мясной соус, отправляя себе в рот. — Куда указывает твой чудо-компас? — жуя, спросил он.

— Не говори с набитым ртом!

— Почему?

— Это неприлично.

— Хохо, тоже мне, нашлась приличная и воспитанная!

— Ладно — ты меня раздражаешь. Такой ответ тебя устраивает?

— Более-менее правдоподобно, — немного поразмыслив, ответил Тэллар. — Так куда показывает компас?

— Как и прежде, на север, — ответила Джара, отпивая вино.

— Но дальше на север только этот Лес Потерянных Голов, — сказал Сокол, заглядывая в карту Сельмы. — Неужели мы будем искать Ангелов в каком-то странном лесу, где люди теряют головы, как следует из названия? Ни фига себе ангелочки, — хмыкнул он.

— Не забывай, что ещё дальше Таэрия. А это может означать, что наш путь к Ангелам просто лежит через этот лес, а сами Ангелы там, в Таэрии, — ответила Чародейка, указывая на изображение Таэрии на карте.

— Понятно, — кивнул парень. — И всё-таки мне интересно, что в этом лесу такого ужасного.

— Не беспокойся, — усмехнулась Аерис, — нам в любом случае придётся пройти через этот лес и ты обязательно узнаешь, чего там такого ужасного.

Тэллар пожал плечами и углубился в принятие пищи.

Сунор полулежала на своей кровати, любуясь висящим на стене портретом, изображавшим её саму, вальяжно раскинувшуюся на шикарном, отделанном бархатом и каменьями, кресле. Она питала большую слабость к своим портретам, и где бы она ни была, она всегда возила хотя бы один с собой. Она уже была в своих арланских покоях — недавно она, отец, Совет Луны и всё войско переместилось в столицу Ордена, чтобы встретить движущееся войско Аронварда. Насчёт этого Сунор как-то не волновалась. Её война не касается, она в любом случае будет в самом безопасном месте, да к тому же она была уверена, что Аронвард не имеет никаких шансов… Но даже в случае чего, около неё всегда был хотя бы один чародей, чтобы создать портал для своей госпожи и даже умереть, прикрывая её побег.

За окнами слышался шум и гомон толпы.

Сунор лениво выглянула в окно дворца. Шум на площади слегка заинтересовал её, и она решила посмотреть, что же это так возбудило людей Арлана.

Порталы было первое, что она увидела. А потом — люди в плащах с изображением солнца. Солнца! Сунор закусила губу и принялась всматриваться в толпу. Затем её взгляд скользнул куда-то вбок и натолкнулся на невысокую улыбающуюся девушку с вьющимися волосами и какого-то рыцаря, держащего её под руку…

38
{"b":"132512","o":1}