ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоп! Великая Луна! Это же Хаарт! Сунор чуть не вывалилась из окна. Да, это он, он… И с ним его Змейка, будь она трижды проклята, вот они, совсем близко, стоят и смеются… Хаарт поднял голову, и их глаза встретились.

Сунор с минуту смотрела на него, потом отошла и медленно села на кресло. Сердце билось в её груди часто-часто. Она сжала кулаки.

Он здесь!

Она здесь. Чёрт возьми, она здесь!

Хаарт снова взглянул на окно дворца, но Сунор там уже не было. Ну конечно же, она здесь, в Арлане, а где ей ещё быть, если Дамраф, Совет, да весь Орден тут.

Змейка вопросительно посмотрела на него, не понимая перемены его настроения.

Он улыбнулся и сжал её руку крепче.

"Нет, раз мы со Змейкой обманули смерть, встретились друг с другом вновь, разве может эта капризная, возомнившая о себе невесть что девчонка нас разлучить? Ни за что я не позволю ей разбить нашего счастья", — пообещал он сам себе.

— Что, пофлиртовала с хозяином таверны? — спросил Тэллар, когда Сельма вернулась за их столик.

Чародейка только улыбнулась.

— Я всего лишь поговорила с ним. Он очень просвещённый человек и рассказал мне кое-что о событиях в Таэрии, — ответила она, принимаясь за еду.

— Что там с войной? — спросил Ивор.

— Он знает только, что Ордена объединились, чтобы защищать страну, а Аронвард готовится к новой атаке. В общем, у нас все шансы оказаться в разгаре войны, когда мы прибудем в Таэрию.

— Это только осложняет дело, — заметила Джара, и Сельма кивнула.

— Не спорю.

Они уже закончили ужин и собирались расходиться по комнатам, когда в таверне внезапно объявили танцы. У Джары загорелись глаза.

Заиграла весёлая музыка, все разбились по парам и принялись отплясывать. Джара, обворожительно улыбаясь, направилась к Тэллару. Сокол, встретившись с ней взглядом и поняв её намерение пригласить его, расплылся в довольной улыбке и небрежно откинулся на спинку стула, наблюдая за Бестией. Джара подошла к нему почти вплотную, сверкнула улыбкой напоследок, круто развернулась на сто восемьдесят градусов и сказала Ивору:

— Пойдём потанцуем!

Ивор оторопело посмотрел на неё, а она схватила его за руку и утащила в толпу. Тэллар приобрёл цвет зрелого помидора, а обычно серьёзные Аерис и Сельма тихо прыснули. Правда, недолго им было сидеть и смеяться над Соколом, к Аерис тут же подошёл симпатичный парень и, чуть смущаясь, пригласил её на танец, а Сельма ушла плясать с хозяином таверны.

— Ну ты что, Ив! — смеясь сказала Джара. — Не танцевал никогда, что ли? А ну-ка обними меня! Вот так, ну не стой как пень, великий мастер меча! Ну-ну, а теперь понеслись! — Она опять звонко рассмеялась.

Ивор улыбался, осторожно обнимая её за талию и втайне боясь, что она почувствует, как сильно бьётся его сердце.

Лес смыкался над ними густыми кронами, постепенно становилось всё темнее и темнее, но ничего страшного не происходило. Вскрикивали птицы, пробегали белки, слышны были другие звуки большого леса

Первой шла Сельма, затем Ивор, Джара, Тэллар и в конце Аерис, как всегда, держа лук наготове. Кони, привязанные заклинанием Сельмы, послушно шли за ними.

— Не понимаю, чего здесь страшного, — сказал Тэллар, оглядываясь.

— Ну… мы ещё только в начале леса, — задумчиво протянул Ивор.

— Ты же не знаешь, что нас ожидает дальше, — сказала Джара, заглядывая Соколу прямо в лицо и чуть насмешливо улыбаясь, внимательно наблюдая за его реакцией.

Тэллар ничего не ответил, скользнул по Бестии взглядом и отвернулся.

— Ты какой-то странный! — воскликнула Бестия. — Не понимаю, почему? Я что, вчера что-то не то сделала? — наивно спросила она, хлопая ресницами.

— Совсем ничего, Бестия, — натянуто улыбнулся Сокол, но почему-то ушёл вперёд, к Сельме, и о чём-то заговорил с ней.

Джара шла и улыбалась самой себе. Потом она обернулась к Аерис.

— Слушай, всё-таки интересно: почему этот лес называется Лесом Потерянных Голов?

— Кажется, вот ответ на твой вопрос, Бестия, — отозвалась Сельма откуда-то из-за завесы веток.

Остальные раздвинули ветви и прошли за ней. Даже невозмутимая Эльфийка ахнула, увидев открывшееся перед ними зрелище.

За ветками было расчищенное место, над которым нависали деревья. По кругу стояли колья. А на кольях были головы. Страшные, с выпученными глазами и открытыми ртами, из которых вываливались почерневшие языки. Там, где обрывалась шея, висели клочья кожи и съежившегося мяса; колья были сплошь в запёкшейся крови.

Все на какое-то замерли на месте, молча разглядывая поляну. Затем Тэллар вышел вперёд, смотря по сторонам.

— Ну теперь ясно происхождение названия. Но здесь ведь всё равно нет ничего опасно… Ааа! — Последнее слово оборвалось диким визгом, потому что вокруг ноги Сокола резко обвилась незаметная до того петля, и он стрелой взлетел вверх.

Джара залилась хохотом.

— Не смешно, Бестия! — завопил Сокол.

Аерис прицелилась в верёвку, на которой повис несчастный Тэллар.

— Нет, Эльфийка, не стреляй! — как-то пискляво взмолился Тэллар. — Тут высоко, я упаду и ударюсь головой!

— Не боись, — хмыкнула Сельма, колдуя какое-то заклинание. — Я тебе устрою мягонькую посадочку.

Аерис мягко отпустила тетиву, и стрела, свистя, взметнулась вверх. Послышался треск верёвки, Тэллар понёсся вниз и уже у самой земли повис и медленно опустился на траву.

— Спасибо, девочки, — пропыхтел он, вставая и отряхиваясь.

Джара уже собиралась опять расхохотаться, как вдруг в сантиметре от неё просвистела стрела. Девушка мгновенно вытащила свой кинжал, Ивор с Тэлларом обнажили мечи. Аерис прислушалась и выпустила три стрелы. Послышались сдавленные крики. Сельма зашептала заклинание.

Засвистели стрелы. Ивор увернулся от одной, Тэллар пригнулся. Сельма закончила заклинание, выкинула руки вперёд, выпуская поток магической силы. Налетел ветер, и все градом выпущенные в них стрелы унеслись вбок. Аерис выпустила ещё несколько стрел в заросли.

Раздался боевой клич, и из зарослей показались размалёванные лица, полуобнажённые тела, прикрытые лишь набедренными повязками.

— Дикари какие-то, — хмыкнула Бестия, готовя кинжал. — Разве это может быть сложным?

Она бросилась на ближайшего мужчину с лицом, выкрашенным в чёрное и красное. Он яростно закричал, бешено вертя дубиной, утыканной острыми камешками. Бестия ловко увернулась, подсечкой сбила его с ног и рассекла кинжалом горло. Хлынула кровь, Джара победно вскрикнула и кинулась в бой.

Аерис отошла вплотную к деревьям и обстреливала врага. Несколько дикарей приблизилось к ней вплотную, и она взялась за небольшой меч, которым владела ничуть не хуже, чем стреляла из лука.

Сельма колдовала одно заклятье за другим, повергая раскрашенных жителей леса в панический ужас. При этом, видимо, разрушились чары, наложенные на их лошадей, потому что после начала битвы последние с диким ржанием скрылись в неизвестном направлении.

Тэллар вполне пришёл в себя после висения вниз головой и вовсю орудовал своим мечом, чувствуя, как приливают силы и играет кровь от острых ощущений.

Джара пробила себе путь к Ивору и встала около него.

— Как всегда, спина к спине, Ив! — весело прокричала она сквозь шум битвы.

— Как всегда! — ответил Грифон. — Чёрт возьми, Джара, их ещё больше стало!

— Выскакивают из-за деревьев, как кузнечики, — хмыкнула она, располосывая живот очередному дикарю.

— Мы их не одолеем! — вскрикнул он, с хлюпающим звуком вонзая меч в противника.

И тут воздух разорвал громовой возглас на неизвестном наёмникам языке.

Все замерли. Джара повернула голову в сторону источника звука. Там стоял высокий абсолютно лысый мужчина в длинном одеянии. Его лицо было раскрашено зелёной и белой краской. Дикари в почтении преклонили колени. Друзья переглянулись.

Лысый воздел руки и опять громко сказал что-то на дикарском языке. Аерис, Сельма и Тэллар осторожно продвинулись к Ивору и Джаре, чтобы быть вместе.

39
{"b":"132512","o":1}