ЛитМир - Электронная Библиотека

Рыцарь печально улыбнулась и невольно прикоснулась к шраму. Выражение её глаз чуть заметно погрустнело.

— Извини, Аира, — виновато сказала Змейка, ругая себя за бестактность.

— Почему вы так странно на это реагируете? — спокойно спросила Аира. — Я воин, а шрамы — это украшение воина. Они свидетельствуют о битвах и одержанных победах… — Она замолчала, а потом перевела тему. — Вы идёте сегодня на праздник?

Хаарт и Змейка переглянулись.

— Ещё не знаем, но наверное да, — сказал Хаарт. — Давно мы не были на праздниках. Война кончается. Пора возвращаться к нормальной жизни.

Аира вздохнула.

— Одна из важнейших битв позади, но никто не знает, сколько ещё сражений впереди, Хаарт… Хотя ты прав, вам лучше повеселиться. По крайней мере, сегодня никто не посягнет на наше спокойствие.

Небо над крепостью медленно темнело.

В общей столовой проходил ужин. Было шумно. Турон и несколько офицеров-начальников над остальными ещё не пришли, так что солдаты весело обсуждали прошедший день, не забывая уминать еду за обе щёки. Судя по заинтересованным взглядам, Джара, Сельма и Аерис с усмешкой догадывались, какая тема у них сейчас самая распространённая.

— Ах, Бестия, ты только взгляни на того заморыша в левом углу, он явно положил на тебя свой косой глазик! — высокопарным тоном произнёс Тэллар. — Чародейка, а вон тот… хм… в общем, скажем, слегка полноватый паренёк сейчас, кажется, лопнет от поразившей его стрелы любви!

Аерис взглянула на Сокола недобрым взглядом, и тот решил не продолжать.

Через несколько минут двери столовой раскрылись, и вошёл Турон со своими офицерами. Солдаты поднялись, приветствуя их, и сели обратно только после того, как четверо их начальников сами опустились на скамью перед главным столом.

Джара молча ела, раздумывая о побеге из крепости, когда вдруг Тэллар, усмехаясь, заметил:

— Эге, Бестия, ты и нашего начальничка охмурила!

Девушка поперхнулась. Она быстро отпила солидный глоток сильно разбавленного вина из кубка, проглотила кусок, застрявший в горле, и посмотрела на Сокола, как на сумасшедшего.

— Чего? — переспросила она.

Тэллар улыбался ей во весь рот, многозначительно поглядывая то на неё, то в сторону главного стола. Джара не выдержала и тоже посмотрела туда. И тут же резко отвернулась. Ивор, Сельма и Аерис взглянули на главный стол. Турон, комендант крепости, чуть улыбаясь, разглядывал Джару, неприкрыто скользя по ней взглядом.

— Пусть только тронет Джей пальцем… — начал Ивор, сжимая под столом кулаки.

Тэллар расхохотался.

— Да ты что, Грифон! Если к нашей Бестии кто полезет, то я ему искренне сочувствую!

Джара улыбнулась и подмигнула Соколу. Парень прищёлкнул языком, подмигивая ей в ответ, а Ивор обеспокоенно смотрел то на них, то на коменданта.

На ярмарочной площади Арлана под открытым небом ломился от всевозможных яств огромный длинный стол, гостеприимно приглашавший всех, кому хотелось вкусной едой и отличной выпивкой отметить победу. Чародеи пускали в небо множество разноцветных огней, и люди радостно вскрикивали, любуясь на искры, ленты, узоры, вспыхивавшие над их головами всеми цветами радуги.

Змейка рассмеялась карминово-красной розе, засверкавшей алыми огнями в тёмной и глубокой синеве ночного неба. Хаарт, обнимавший её за талию, весело засмеялся вместе с ней, любуясь красотой фейерверка. Счастье нежно окутывало их, и разгоралось всё сильней с каждой волшебной вспышкой в небе, одна ярче другой.

Когда фейерверк окончился, все подняли бокалы за победу и за павших в битве героев. Над площадью разлетелся громкий возглас, звук ударяющихся бокалов. Затем заиграла музыка. Кто-то предпочёл продолжить трапезу и возлияния, а другие направились в свободную часть площади потанцевать.

Хаарт увлёк Змейку в толпу танцующих, и какое-то время они забылись в танце, в упоении глядя друг на друга. А потом, взявшись за руки, они убежали за большой особняк, возвышавшийся над северной стороной площади, и целовались.

Потом, обнявшись, они сидели на холодных камнях улицы и глядели в красивое тёмно-синее небо, на котором мягко, серебристо светила луна.

— Змейка, — тихо сказал Хаарт, поворачиваясь к девушке.

Она взглянула на него, и её светло-карие глаза блеснули в темноте.

— Знаешь, Змейка… Аира, конечно, сказала, что нас наверное ждут ещё сражения…

— Тихо, Хаарт, — шепнула ему она. — Давай не будем сейчас о войне.

— Нет, я не о войне… просто дослушай, что я скажу, хорошо?

Змейка мягко улыбнулась, чуть кивнув головой. Хаарт медленно выдохнул. Потом взял девушку за руки и глядя ей прямо в глаза, заговорил:

— Змейка, мне кажется, несмотря на это, скоро придёт спокойное время, и всё постепенно вернётся на свои места. Ну знаешь, я имею в виду, люди вернутся домой, Академия опять примет учеников… Но ведь у меня-то больше нет учителя, и можно считать, что я уже посвящённый рыцарь, особенно после всех этих битв… Может быть, я вернусь в Академию, но только в качестве учителя. А ты хочешь продолжить учёбу?

Юная целительница кивнула, ещё не совсем понимая, к чему клонит Хаарт.

— В общем, Змейка… Я хотел тебе сказать… ты конечно знаешь, что я тебя очень люблю. Тогда, в таверне, ты мне сразу понравилась, а когда я увидел тебя в твоей маленькой комнатке, ты ещё стояла с цветком в волосах и улыбалась мне… Тогда я полюбил тебя, — Хаарт остановился на несколько секунд, словно готовясь сказать самое важное. — Змейка, ты самая замечательная девушка из всех, кого я встречал. И после войны, когда я уже как рыцарь и мужчина должен буду сам решать, как и с кем провести свою жизнь…

Змейка затаила дыхание, закусив губу.

— Змейка, я хочу попросить тебя стать моей женой. Ты согласна?

Девушка вдруг рассмеялась, а по её щекам потекли слёзы радости.

— Конечно, согласна!

Хаарт улыбнулся и прижал её к себе, зарываясь в её густые вьющиеся волосы. Змейка плакала и смеялась.

Чёрная, почти незаметная тень шмыгнула из-за угла в перекрёстную улочку.

Когда ужин кончился и все поднялись из-за столов, к Джаре подошёл Квент.

— Джара, комендант зовёт тебя как главную в вашем отряде. Это что-то насчёт вас пятерых, он кажется, насколько я понял, собирается дать вам задание.

Бестия довольно улыбнулась.

— Это донельзя хорошая новость, Квент. Я уже лечу к нашему коменданту.

Она обернулась, подмигнула своим и отправилась за Квентом к комнате Турона. Они вышли из столовой, прошли по длинному коридору и поднялись на два уровня крепости выше. Квент указал на дубовую дверь, которую охраняли двое солдат.

— Это вроде не то место, куда нас привели, когда мы тут появились, — произнесла Джара с сомнением в голосе.

— В той комнате комендант работает в течение дня, а это его личные покои, — пожав плечами, объяснил Квент. — Сейчас-то уже вечер.

— Понятно… — протянула Джара, потом собралась что-то ещё спросить, но Квент уже ушёл к лестнице.

Девушка пожала плечами и направилась к двери. Солдаты открыли дверь и пропустили её внутрь. Джара вошла и увидела Турона, удобно усевшегося в большом кресле, обтянутом шкурой.

— Добрый вечер, Джара, — улыбаясь, сказал он, и от этой его улыбки Джаре стало не по себе.

— Добрый вечер, господин комендант, — ответила она, немного неловко стоя у порога.

— Проходи, Джара. Садись, — он указал на кресло около своего.

Бестия тряхнула чёрной косой и уверенным шагом прошествовала к креслу. Сев, она попыталась сразу перейти к делу.

— Что за задание вы собираетесь дать нам? — спросила она. Турон внимательно разглядывал её, улыбаясь уголками губ.

— Знаешь, Джара, я прекрасно понимаю, что вы никакие не искатели приключений и в ваших планах никогда не было вступить в таэрийское войско. Вас ведёт в Таэрию какая-то цель, очень важная для вас, но какая не знаю и допытываться не буду: не моё это дело.

48
{"b":"132512","o":1}