ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да не говори мне о Сунор! — сорвался вдруг Хаарт. — Как ты не понимаешь, мне не нужна она! Я не люблю её, я ненавижу её! Я люблю тебя, Змейка! — Он подался к ней, но она опять отступила на шаг. Молодой рыцарь остановился, глядя на девушку. Выражение холодной решимости на её лице заставило его замереть. — Змейка, скажи одно слово, и я плюну на всё! Мы спрячемся, убежим, мне всё равно! Я хочу быть только с тобой, милая! — Он протянул к ней руку, но она вновь отодвинулась.

— Как ты можешь такое говорить? — неверяще покачав головой, произнесла Змейка. — А Альянс? Мы дали клятву!

— Змейка! — воскликнул он. — Я не понимаю, тебе, что, плевать на меня? На наши чувства? Ты так легко согласилась бросить на ветер нашу любовь, потому что пришли какие-то незнакомцы — более того, аронвардские наёмники — и завели речь о спасении мира! Сунор высказала свой каприз, и все бросились исполнять то, что ей угодно?!

Змейка взглянула на него с обидой и укором, и Хаарт содрогнулся от мысли, что так сильно обидел её своими словами.

— Мне не плевать на тебя и наши чувства. Но я верю Джаре и её друзьям! Я думала, ты тоже им веришь. Я согласилась на это не из-за каприза Сунор, а из-за Альянса, из-за Таэрии! Ты, что, не понимаешь? Не видишь, что творит эта Книга? Ты сам был тогда, когда рушился Тадор! А теперь мы вновь под угрозой! Арлан под волшебным куполом, и только это спасает тысячи людей! Мои родители погибли из-за Книги, Хаарт!

Змейка без сил опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Хаарт сел на колени подле неё.

— Змейка, милая, я понимаю это… Но я люблю тебя, ты для меня важнее всего на свете…

Змейка посмотрела на него, и он с болью увидел блестевшие в мерцании свечей дорожки слёз на её щеках.

— Для тебя не я должна быть важнее всего сейчас.

Он провел рукой по её волосам.

— Помнишь твою комнатку на чердаке? — мягко спросил он. — Когда ты распустила на деревянном полу и стенах настоящие цветы?

— Они были не настоящие, — слабо улыбнулась сквозь слёзы Змейка.

— Для меня настоящие, — возразил Хаарт. — Я смотрел на тебя и думал, что никогда не встречал другой такой девушки, как ты. Я тогда даже был готов прыгнуть с корабля, если бы Дарвей решил увезти меня от тебя… Змейка, ты — лучшее, что случалось со мной в жизни. Я полюбил тебя тогда и люблю до сих, и буду любить тебя всегда, поверь мне.

— Но мы не можем быть вместе, — тихо проговорила она. — Сунор…

— Давай не будем о Сунор этой ночью, малыш? Да, завтра нам нужно будет дать ей ответ и двигаться дальше по пути Альянса, но… эта ночь ведь ещё наша.

Он осторожно потянул её за руку, и Змейка опустилась на пол рядом с ним. Хаарт покрыл поцелуями всё её лицо, чувствуя вкус её слёз. Он потянул ткань её платья, обнажая плечо, и нежно коснулся губами родимого пятна в виде змейки. В охватившем её порыве девушка обняла его, уткнувшись лицом в его шею. Он крепко обхватил её, зарываясь руками в густые волосы, а потом они снова целовались, забывая обо всём на свете. В ту ночь они любили друг друга, любили нежно и жадно, прощаясь навсегда…

— …потому что он — мужеложец! — выставив указательный палец, объявил Ивор пьяноватым голосом, когда Тэллар наконец вернулся в таверну, весь обуреваемый тревогой за Джару.

— Кто гомик? — вопросил Сокол, садясь за стол и наливая себе вина.

— Принц Таэрии, — заговорщическим шёпотом сообщила Эльфийка.

Тэллар поперхнулся вином и принялся кашлять.

— Чего-чего?!

Аерис похлопала его по спине.

— Помнишь, из-за чего Грифон пошёл в наёмники?

— Ну да, он был в личном отряде принца, но испортил с ним отношения из-за чего-то… Ты, что, серьёзно, Ив?! — возопил Тэллар, когда до него наконец в полной мере дошёл смысл сказанного. — Принц тебе предложил…

— Я ему там чуть морду не набил, пусть он и принц, — грозно заявил Ивор. — Но кончать жизнь на плахе или в темнице не хотелось, и я ушёл из отряда принца. Но тот точно бы объявил меня в изгнанники или изменники… так что я уехал на Гирит!

— Что же ты никогда ничего не рассказывал?

— Ну… — Грифон смутился. — Мне как-то стыдно было говорить о таком…

— Но у тебя же ничего с ним не было?! — в ужасе воскликнул Тэллар.

— Сокол, тебе справа врезать или слева?

— Мальчики, не ссорьтесь. Кстати, — спохватилась вдруг Аерис, — а где Сельма и Джара?

Тэллар, глазом не моргнув, выдал придуманную Джарой сказку.

— Но Сельма совсем мало выпила… — с сомнением в голосе произнесла Эльфийка.

— Может, чародеи плохо переносят вино? — неуверенно предположил Тэллар.

Аерис подозрительно поглядела на него, постукивая пальцами по столу.

— Сокол, где Джара?

Тэллар вздохнул.

— Ладно, я честно пытался вас обмануть, но вы не поверили, так ведь? В общем, Джара уложила своими друидскими фокусами Сельму, и мне пришлось утащить её в гостиницу, и ускакала драться с женщиной-рыцарем…

— Что?! — взревел Ивор, так что все посетители таверны замолкли и посмотрели на него. — И ты отпустил её? Где Джей?! — вскочил он из-за стола, мигом трезвея.

Из Эльфийки тоже улетучилась хмель.

— Сокол, объясни нормально.

— Ладно, давайте расплатимся и уйдём отсюда, а то все глазеют…

— Мы уходим, потому что нам надо найти Джару, — сказал Ивор, кидая на стол монетки.

Когда они вышли и Тэллар вкратце рассказал им, что случилось, Ивор вновь накинулся на Сокола с обвинениями.

— Да ничего с ней не случится, Грифон! — разозлился тот. — Она уже взрослая и отлично дерётся, она положит эту рыцаршу на лопатки и вернётся…

— А если что-нибудь случится?! А если… Да как ты мог, нужно было нас позвать…

— Послушай, не один ты беспокоишься о Джаре! — огрызнулся Сокол.

— В любом случае, надо найти её, — пресекла их перепалку Аерис. — Мы действительно не можем позволить, чтобы Джара погибла в какой-то драке сейчас, когда мир нужно спасти от этой Книги…

— Я не могу позволить, чтобы она погибла в какой-то драке не потому, что она должна спасти мир!

— Послушай, Ивор, ты заткнёшься или нет! — прикрикнул Тэллар. — Пока мы тут разглагольствуем, мы Джаре никак не поможем! Как мы будем искать её? Сельма в отключке, город огромный, мы его не знаем…

— Давайте на коней, разделимся и будем искать, — коротко бросила Аерис и направилась к лошадям.

Лунный свет заливал пустырь на окраине города и выхватывал две женские фигуры, оценивающе кружившие друг против друга с мечами наизготовку. Наконец одна из них бросилась в атаку, другая спокойно встретила её удары, подставляя под них свой клинок. Обменявшись градом ударов, они снова закружили.

— Сегодня ночью отсюда уйдёт только одна из нас, — произнесла Аира.

— Согласна. Я не сомневаюсь в том, кто это будет, — ответила Джара.

— Ты! — крикнула женщина-рыцарь и кинулась в очередную атаку.

Минут десять они ожесточённо дрались, выкладываясь по полной, но были равны по силам. Почти. Джара отметила, что ослеплённая ненавистью и жаждой мести Аира иногда ошибается, а ещё быстрее начинает уставать, чем она, Бестия. Да, может, и возраст сказывается? Рыцарь Солнца старше неугомонной наёмницы как минимум лет на десять, это точно.

Но почему же Джаре совсем не хочется побеждать эту женщину? Убивать её? Она даже почти не старается нападать сама, только защищается.

Отбивая очередной удар Аиры, Джара внезапно подивилась собственной недальновидности. Она прекрасно помнила, с самого начала, что это та самая женщина, о которой говорил Хаарт, даже имя вспомнила, но почему же она только сейчас пришла к мысли, что Аира — друг и Хаарта, и Змейки? Что же будет, если Бестия убьёт её? Не сказать, конечно, что Джаре так уж не хотелось задевать чувства этой парочки, просто она беспокоилась, согласятся ли они в таком случае помогать Альянсу. Хаарт и так уже недавно горел желанием её прикончить, а сейчас, скорее всего, тихо ненавидит Джару как виновницу разлуки с любимой… Конечно, клятву он принёс, как и Змейка… Но смерть Аиры он ей точно не простит.

62
{"b":"132512","o":1}