ЛитМир - Электронная Библиотека

"Держись, Хаарт, держись, пожалуйста, — мысленно обратилась она к нему. — Солнце, не дай ему умереть, прошу тебя!"

Когда она наконец втащила его в комнату Джары и Сельмы, Эйдан проснулся и уставился на окровавленного и неподвижного Хаарта в руках Змейки.

— Харт, — произнёс он взволнованно. «Р» он уже хорошо выговаривал, но всё ещё не мог освоить этот звук, двойную гласную в имени Хаарта.

— Я вылечу его, — сказала ему Змейка и положила Хаарта на пол. — Дай мне мою сумку, Эйдан.

Тот выполнил просьбу и с беспокойством и нетерпением заёрзал на кровати, наблюдая за Змейкой.

— Его нигде нет, — тихо сказала Аерис.

— Нет! — рявкнула в ответ на это Джара. — Мы просто плохо посмотрели! Он точно где-то здесь, наверное, его завалило грудой тел, а он ранен и не может выбраться! Надо ещё раз всё посмотреть…

— Джара, мы всё осмотрели, и ты это знаешь, — спокойно сказала ей Сельма, но в глазах Чародейки стояли слёзы.

Тэллар стоял чуть поодаль и молчал.

— Нет! — опять выкрикнула девушка. — Надо ещё раз…

— Если его здесь нет, значит, он там, — ещё тише проговорила Эльфийка, указывая взглядом на море, спокойное и абсолютно безучастное к людским переживаниям, равнодушно принимающее их, живых или мёртвых, в своё необъятное лоно.

— Если он там, я прыгну в воду и буду нырять, пока не найду его! — заявила Джара, шагая к борту.

— Бестия, успокойся! — чуть повысила голос Сельма, удерживая её за руку.

Джара яростно дёрнула рукой.

— Что ты предлагаешь, Чародейка?! Спокойненько сесть и сидеть или, может, пойти веселиться вместе с ними? — спросила она, сама не замечая того, что начала плакать.

— Да тихо вы, — произнёс вдруг Тэллар, глядя куда-то в сторону, таким странным голосом, что Джара осеклась и замолкла.

Тэллар прошёл в направлении своего взгляда, опустился на корточки и вытащил из-под груды тел окровавленный меч.

Горло Джары сдавил ком. Она прекрасно знала этот меч, она сама заказывала его лучшему гиритскому кузнецу. Меч был идеально сбалансирован, лезвие было сделано из особого сплава стали, открытого танредорскими кудесниками, а рукоять украшало изображение грифона.

Джара кинулась к груде трупов, но Тэллар мягко остановил её. Все четверо знали, что Ивора нет среди этих тел, как нет и среди других на корабле. Джара неверящим, затуманенным взглядом уставилась на меч в руках Тэллара.

— Я уверен, этот меч забрал много жизней, прежде чем покинул руку хозяина, — проговорил Сокол, обратив невидящий взгляд на морскую гладь.

Джара подняла на него глаза, полные слёз, а затем шагнула в его объятия и разрыдалась у него на груди. Сельма и Аерис подошли к ним, и четверо друзей слились воедино в своём безутешном горе, которое, хоть они и делили его одно на четверых, всё равно было слишком, слишком тяжело.

Мёртвых сбросили за борт, палубу кое-как отчистили от крови. Многие из уцелевших отправились на пиратский корабль поискать что-нибудь ценное. Что ж, это было их законное право.

Никто из Ангелов не последовал за ними.

Джара, Аерис, Сельма и Тэллар не стали спускаться вниз. Они прошли к носу корабля и сидели там, в молчании глядя на море. День клонился к концу, и алое око солнца окрашивало небо и воду в цвета золота и крови.

— Извините, — раздался смущённый голос сзади.

Сельма нехотя обернулась; остальные даже не шелохнулись. К ним подошло несколько парней и девушек. Их раны были кое-как перевязаны, а самодельные повязки уже намокли и покраснели от крови. Они все были слегка смущены, потому что решились подойти и вторгнуться в их крохотный мирок, отгороженный стеной невидимой, но сильно ощущаемой любым, кто только бы взглянул на них. Парень, заговоривший с ними, стоял впереди остальных и протягивал Сельме какой-то мешочек.

— Мы были на пиратском корабле и подумали… пожалуй, это теперь принадлежит вам по праву.

Сельма нахмурилась, а он раскрыл мешочек, чтобы она увидела крупные драгоценные камни и удивительные украшения из золота и серебра, также инкрустированные всевозможными каменьями. Сельма очень грустно улыбнулась и кивнула. Если бы эти сокровища могли вернуть Ивора! Она, как и любой другой из них, отдала бы всё, что угодно, лишь бы снова видеть его сильную фигуру, добрые глаза, крепкие пальцы, сжимающие рукоять меча, слышать низкий, приятный, такой родной голос. Но это было невозможно.

Парень, видя, что она не собирается брать мешочек, положил его у её ног.

— Мы бы без вас не справились, — сказала одна из девушек.

— Да, — кивнула вторая. — Это тоже вам.

И две девушки шагнули к ним и положили у их ног удивительной красоты оружие: два одинаковых меча, которые были идеально сбалансированы для одновременного использования; узкий, острый настолько, что, казалось, разрежет что угодно, клинок без поперечины; более тяжёлый, но такой же искусно сработанный меч с посеребренной рукоятью и украшением из камней в виде птичьего глаза на эфесе; а ещё длинный, мастерский лук, какого Сельма не видела никогда в жизни.

— Вы потеряли друга, — произнёс парень. — Мы тоже потеряли двоих друзей и понимаем и сочувствуем вашему горю.

После этих слов Бестия, Сокол и Эльфийка тоже повернулись к ним.

— Тогда вы наверное понимаете, что никакие сокровища не утешат нас сейчас, — горько сказала Джара.

— Но спасибо всё равно, — кивнула им Сельма.

— Мы подошли ещё спросить… Никто из вас не умеет управлять кораблём? Вся команда погибла, капитан тоже. Из нас никто не умеет. А нам ведь нужно продолжать путь…

Сельма устало кивнула.

— Мы умеем.

— Хорошо. Мы все готовы работать, только говорите, что нужно делать.

— Да, конечно. Оставьте пока нас, мы скоро подойдём и объясним, — сказала Чародейка, и те согласно кивнули и ушли.

— К чему теперь нам плыть на Поднебесье? — спросила Джара. — Всё кончено, раз Ива больше нет. Без одного Ангела Альянс не Альянс. Нет смысла что-то продолжать. Я хочу… не знаю, что я хочу. Я хочу в такое место, где я буду одна, совсем одна, без никого. Чтобы я могла оплакать Ива и забыться.

— Тебе не одной больно, Бестия, — подняв на неё тяжёлый взгляд, молвил Тэллар.

Джара на это не ответила.

— Мы всё равно будем делать то, что должны, — возразила ей Аерис. — Нам придётся. Мы не имеем права сдаваться.

— Я считала так раньше, — повышая голос, ответила Джара, — я тоже думала, что ни один из Ангелов не имеет права умереть, что мы никто не вправе проиграть ни одну битву, пока не выиграем свою войну! Но Ив погиб, и всё это теперь не имеет смысла, и я не хочу спасать мир.

— Никто не спрашивает тебя, хочешь ли ты его спасать, — угрюмо произнесла полуэльфка. Джара вскинула на неё взгляд, полный негодования, но Аерис не дала ей сказать, проговорив: — И Тэллар прав, тебе не одной больно. Не только тебе Ивор был другом.

Джара резко отвернулась.

— Аерис права, — сказала ей Сельма. — Мы поплывём на Поднебесье, найдём эти предметы и вернёмся в Таэрию. Мы сделаем всё, что в наших силах, и будем бороться, пока не уничтожим Книгу, либо пока она не поглотит нас и остальной мир.

Джара ничего не ответила. Она только смотрела на закат и молчала, глотая свои слёзы.

87
{"b":"132512","o":1}