ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина перехватил его взгляд и чуть приподнял сумку.

-- На рынке купили...

-- Уже продают?..

-- Давно... Зина! -- закричал мужчина в толпу. -- Вот он, пятый! Садимся!.. -- Он шагнул в вагон.

Игорь докурил и пошел за ним. Мужчина сидел рядом с проходом и чистил апельсин.

-- Простите, пожалуйста, -- Игорь с улыбкой наклонился к нему. -- А вы на каком рынке покупали рассаду?

-- Да на этом... -- мужчина разломил апельсин и протянул половину жене. -- Некрасовском...

-- И почем?..

-- По сорок копеек. Невские... Хороший сорт. -- Он отделил дольку, намереваясь отправить ее в рот.

-- А не знаете, сегодня рынок работает?

-- Сегодня точно не работает, -- сказал кто-то рядом. -- В праздники у них выходной.

-- Спасибо, -- кивнул Игорь. -- Извините. -- И пошел к своим.

"Ты чего там?" -- с улыбкой спросила Настя. "Рассаду уже продают... -- негромко сказал Игорь и посадил Марата к себе на колени, -- Что, если я привезу остальные вещи третьего? Обойдешься пока?.." -- "А что такое? Почему?" -- "А мне все равно третьего придется ехать..." -- "Зачем?" Игорь помолчал и поманил ее рукой к себе. Настя приблизилась. "На рынок хочу съездить, -- шепнул он ей на ухо, -- Рассаду посмотреть..."

Марат, улыбаясь, завертел головой: "Папа, и мне скажи!.."

-- Ехали медведи на велосипеде... -- Игорь ткнулся носом в его теплые волосы. -- И еще комарики на воздушном шарике... Доставай шарики, надувать будем.

По поселку уже бродили пьяные, и у дровяного склада визгливо играла гармошка. Ветер нес низкие клочковатые облака. Иногда сквозь них проглядывало яркое солнце. Коричневая вода речки вспыхивала полированной сталью, и у деревьев появлялись черные тени. По обочинам канав медленно расползались пятна гари, потрескивая бегущим свечным огоньком и сизо дымя. Мальчишки затаптывали пламя и вновь бросали в сухую траву спички. Марат смотрел на них во все глаза, и Игорь для порядка сделал пацанам замечание. Ребята ватагой пошли к речке, переговариваясь и оглядываясь. Говори не говори -- все равно жечь будут. Сам жег, приезжая с родителями на дачу. Потому что интересно.

Игорь внес на участок вещи и, взяв сына за руку, пошел открывать теплицу.

-- Это домик, где огурчата живут, да? -- Марат торопливо семенил резиновыми сапожками.

-- Тут и огурчата, и кабачата, и цветочки разные... Сейчас увидишь.

Настя, повесив сумку на спинку скамейки, пошла за ними.

-- О, братцы, тут как в парилке! -- Игорь распахнул дверь и пошел по проходу, заглядывая в ящики. -- Двадцать два градуса! -- Он принялся открывать форточки. -- И печки в восемь утра выключил...

-- Ого, -- сказала Настя, переступая порог теплицы, -- ну и теплынь. А как все выросло, Игорь! Ты посмотри!.. А это что, такие помидоры?.. -- Она погладила ладонью упругую зелень растений и улыбнулась. -- Маратка, смотри! Это помидоры. А это вот огурчата... Видишь, какие?..

"А их есть уже можно?" -- деловито спросил Марат, и они рассмеялись.

Потом Настя мыла в доме пол, раскладывала вещи, сушила Марату спальный мешок над печкой, ходила в магазин, а Игорь возился с рассадой. И мысль о том, что на рынке уже вовсю кипит торговля, не давала ему покоя. Ему почему-то казалось, что вся огородно-посадочная лихорадка начинается позднее, после Дня Победы, когда зазеленеет на полянах трава и начнут распускаться листочки. Просчитался. И еще неизвестно, сгодится ли то, что он вырастил и продолжает выращивать, для продажи. Помидоры, например, которые он видел сегодня в электричке, вдвое выше тех, что стоят у него в теплице. Не совсем вдвое, но почти. Огурцы... Нет, огурцы примерно такие же, как у него. Игорь припомнил корзинку, где в плоской консервной баночке с землей ехали на чью-то дачу двулистные темно-зеленые огурцы. Пожалуй, у него и покрупнее, и третий лист вылезает, а там было только два. И как там рынок, есть ли места? И не потребуют ли какую-нибудь справку из сельсовета? И что с машиной? Вешкин говорил, что машину можно остановить на шоссе, любой водитель согласится подзаработать, надо только останавливать фургон или автобус, чтобы не заморозить рассаду, и не бояться -- гаишники проверяют машины, идущие из города: не везут ли в них стройматериалы для дач, а в город по весне везти нечего -- все, что можно вывезти, вывезли еще осенью, смеялся Володька. Игорь рассуждал примерно так же -- машину он найдет, и, бог даст, в город с рассадой проскочит, это не самая большая проблема, теперь он человек вольный и шарахаться от каждого милиционера ему не надо (хотя еще и вздрагивает что-то внутри при виде фуражки), но неопределенность остальных членов уравнения, в правую часть которого он поставил цифру 3000, и обнаружившаяся сегодня потребность срочно прояснить левую часть, где оставались неизвестные величины -- нужна ли справка? есть ли места на рынке? имеет ли его рассада товарный вид, необходимый для реализации? приклеится ли борода "БФом-4"? -- настраивали его на самый решительный лад и принуждали к не менее решительным действиям. Игорь понимал, что пришло то время, когда успех стал зависеть только от его расторопности и энергичности, от его способности сосредоточиться на главном, ибо рассаду надо продавать, и сейчас никто -- ни Вовка Вешкин, мастер давать советы, ни Настя, взявшая по его просьбе отпуск и переехавшая на дачу, ни добрый помощник Солнце, ни матушка-земля -- спасибо им огромное, -- никто не сможет довести до конца затеянное дело. Надо действовать быстро, четко, энергично. Полагаться только на себя. И не рассусоливать.

Игорь подошел к железной калитке Вешкиных и надавил на звонок.

-- Володя, допусти в свои владения! -- крикнул он показавшемуся из дверей Вешкину. -- Дело есть!..

-- Открывай! -- замахал рукой Володька и пошел навстречу. -- Заходи!.. Чего там у тебя?..

-- Нюра дома?

-- Дома...

-- У меня к ней разговор. Можно?..

-- А чего нельзя? Пожалуйста... -- Володька пожал Игорю руку и пропустил его вперед. -- Иди, иди, не бойся. Джек у меня заперт. Я смотрю, эта... и жена с сыном приехали?

-- Да.

-- Проходи, проходи, она на кухне.

Игорь вытер ноги, Володька задвинул засов на двери, и они прошли мимо комнаты с наполовину застекленной дверью, за которой с глухим лаем метался белый кавказец Джек.

-- Фу, Джек! Фу! Нельзя, Джека!.. -- Вешкин погрозил ему пальцем.

Дверь в кухню отворилась, и Игорь увидел Нюру в переднике и тапочках на босу ногу. Она чуть испуганно смотрела на Игоря.

-- Здравствуйте, с праздником! -- замешкался на пороге Игорь. -- Гостей принимаете?

-- Ой, да какие у нас праздники, -- отступила Нюра. -- Работаем с утра до ночи. Проходи, Игорь, проходи... Мы как раз обедать собираемся. Будешь с нами?.. -- Она суетливо сняла передник и повесила его на гвоздь.

-- Нет, спасибо. -- Игорь вошел и посмотрел на свои кеды. -- Не наслежу?

-- Ничего, ничего, -- сказал Володька и прикрыл дверь в коридор, отсекая собачий лай. -- Если пол не пачкать, так бабам и заняться нечем будет. Садись, закуривай. -- Он выдвинул из-под стола табуретку и поставил пепельницу. -- Хочешь -- "Родопи", хочешь -- "Ту"... Угощайся.

-- Нюра, я, вообще-то, к вам!.. -- весело сообщил Игорь и сел. -- У меня два деловых вопроса. По обмену опытом, так сказать.

-- Ну пожалуйста, пожалуйста... -- тревожно заговорила Нюра. -- Только какой у меня опыт?.. Вот с Володькой вместе... на пару. Ничего особенного... -- Она прошла к окну и села, поджав ноги под табуретку.

Вешкин, покуривая, беспокойно стряхивал пепел в раковину. Глаза его метались по кухне.

-- Нюра, вот вы на рынок в город ездили, там справку спрашивают?

-- Какую справку?

-- О том, что есть участок.

-- Да, у меня есть, -- волнуясь сказала Нюра. -- А как же!..

-- Да нет, -- успокоил ее Фирсов. -- Я имею в виду, там требуют ее предъявлять или нет? Вот если я, например, поеду? Какой там вообще порядок?

-- А-а! -- торжествующе сказал Володька. -- Все-таки решил сам торговать? Что я тебе говорил!.. Правильно... -- Он притушил сигарету и подсел к столу, вытрясая из пачки новую. -- Я тебе сразу сказал...

54
{"b":"132513","o":1}