ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Игорь.

-- Пойдем, покурим... -- Леша скинул белый фартук и накрыл мелочь газетой. -- Сергеевна, пригляди, -- попросил он соседку по прилавку. -- Я ведь тоже не сельский житель, -- словно оправдываясь, заговорил он. -- Это у меня вроде хобби, я программистом работаю...

Они вышли на крыльцо с гранитными ступенями, и Фирсов еще раз украдкой взглянул на бороду нового знакомого -- вроде своя.

Леша оказался большим знатоком рыночного этикета и конъюнктуры покупательского спроса. "Капуста отлично идет, -- просвещал он, -- особенно цветная. Фасуй ее по одиннадцать штук -- одну принято давать на приживаемость -- и вези. Два рубля упаковка -- гарантирую! Капусты сейчас ни у кого нет. То же самое белокочанная. У тебя какой сорт? Слава? Отлично! Ее для засолки бepyт, сразу штук по пятьдесят. Накопай так, чтобы земля на корешках оставалась и вези, здесь нафасуешь..." -- "Да она у меня еще маленькая..." -- "Какая?" -- "Такая вот примерно". -- Игорь показывал пальцами. "Пойдет! -- убежденно кивал Леша. -- Кто понимает, тот возьмет. Маленькая лучше приживается". -- "А огурцы? -- спрашивал Игорь. -- Идут? Что-то я ни у кого не видел". -- "Идут. -- Докуривал сигарету Леша. -- Все идет. Просто еще торговля настоящая не началась. Бор в середине мая начнется, по пятницам. Вот тогда не зевай". -- "Что начнется?" -- "Бор -- когда брать начнут. -- Леша выбрасывал окурок и прощался. -- Не забудь к бригадиру подойти договориться. Тамара Павловна ее зовут. А завтра уже будет другая -- Валентина Петровна. Они через день. Ну пока! Завтра еще потолкуем..."

Потом Фирсов ходил к Тамаре Павловне, просил ее подыскать местечко и говорил, что будет ей обязан.

-- Я вас не обижу, -- намекал он, как и учила его Шура. -- Все будет нормально.

Тамара Павловна, пожилая и вальяжная, как императрица, медленно поднялась из-за своего стола, прошла к длинному мраморному прилавку у окна, где скучали старушки с горшочками домашних цветов, и указала рукой: "Вот здесь встанешь. Девочки, а вы завтра подвинетесь, молодой человек рассаду привезет". Старушки заворчали, что их скоро задвинут в самый угол, где и покупателей нет, и Тамара Павловна погасила их протесты царственным поворотом головы: "Сезон начался. Понимать должны".

-- Может быть, завтра не я приеду, а мой брат, -- спохватывался Игорь, когда они возвращались к столу возле открытой двери кладовки, и Тамара Павловна принималась писать записку сменщице. -- Но он тоже Фирсов, мы с ним очень похожи. Только он с бородой и в очках...

-- Мне хоть брат хоть сват -- я напишу и положу под стекло. А завтра с Валентиной разберетесь. Только с утра приезжайте.

-- Обязательно, -- кивал Фирсов. -- К восьми будем.

Вечером Игорь переселил огуречную рассаду в стаканчики из-под кофе. Ему казалось, что компактная тара повысит конкурентоспособность его продукции. Он поливал ящики водой и, стараясь не порвать белые волоски корешков, осторожно вытягивал влажный ком земли вместе с растением. Настя подставляла стаканчики и писала на их упругих картонных боках названия сортов: Изящные, Конкурент, Нежинские. Марат, высунув кончик языка, ставил их в проходе теплицы.

-- Культура производства! -- гордо говорил Игорь; в некоторые стаканчики он засовывал по два корешка и раздвигал их пошире, теории это не противоречило.

-- Культура... -- вздыхала Настя и доверху присыпала стаканчики землей. -- Хорошо, если бы их еще... -- Она косилась на Марата. -- Удалось реализовать.

-- Не волнуйся, -- улыбался Игорь, -- там уже все схвачено и заряжено. Завтра трудолюбивые огородники будут стоять в очередь и кричать, чтобы больше десяти стаканчиков в одни руки не отпускали. Ночные бдения при кострах и предварительные записи гарантированы...

Настя улыбалась задумчиво и отсылала Марата за пустыми стаканчиками на веранду.

-- Так что это все-таки за парень, с которым ты договорился? Он кто, перекупщик?..

-- Сегодня увидишь...

-- Он обещал приехать?..

-- Да... обещал приехать. Он здесь недалеко живет. У него свой дом и теплица.

-- Надо же, -- простодушно радовалась Настя, -- как тебе повезло.

-- Угу, -- прятал улыбку Игорь. -- Часов в десять обещал быть...

Игорь приготовил еще двадцать стаканчиков с кабачками и наковырял из грядок полсотни капустных кустиков покрупнее. Для пробной ездки на рынок достаточно. Помидоры и астру решено было не брать -- пусть подрастают. Если дело пойдет, он будет ловить машину на шоссе. А пока съездит на электричке.

Игорь составил стаканчики в коробки и остался доволен. Фанерное донце второго ряда опиралось на угловые колышки и не касалось листвы нижних растений. Игорь насверлил в нем отверстий для вентиляции и прошелся дрелью по картону коробок. Блестяще! Он поставил коробки одну на другую и перевязал их капроновой лентой. Тяжеловато, но в одной руке донести можно. Во второй будет жестяное ведерко с прикопанной в землю капустой. Игорь надел зеленую суконную куртку с погончиками и опробовал свое движение в полной экипировке. Нормально. Затем он наколол длинных лучин от соснового бруска и расщепил их с одного конца ножом. Настя нарезала из картона ценники, обвела красным фломастером рамочки и написала печатными буквами наименование продукции. Против слова "Цена" она оставила свободное место. Игорь втиснул картонки в расщепы, полюбовался ими и сложил в ведро. Настя нерешительно посоветовала укрыть верх ведерка куском чистой марли. Она с любопытством наблюдала приготовления мужа.

-- Правильно! -- одобрил Игорь. -- Организуй.

Он занес коробки на веранду и выставил стаканчики на пол -- пусть растения дышат. Завтра им предстоит неблизкий путь, и хорошо бы они попали потом в умелые руки. Игорь вообразил, как седая женщина в растянутой кофте роет в грядке с откинутой пленкой лунку, сыплет туда золу, льет ковшиком воду, разрезает стаканчик и вместе с комом земли опускает выращенный им росток в серую жижу, прикапывает его, что-то приговаривая, потом втыкает рядом тонкую веточку, чтобы чуткие бледные усики, которые уже шарят в воздухе в поисках опоры, вились по ней, носит лейками воду, рыхлит землю, сидит на корточках, разглядывая первые желтые цветочки, и вот -- она раздвигает колючие шуршащие листья, срывает зеленый пупырчатый огурец, обтирает его и кладет в корзинку. "Хорошую я рассаду купила. -- Ее рука тянется к следующему прячущемуся в тени листьев огурцу. -- Не подвел меня парень..." Или кабачки... Игорь отчетливо помнил тот гулкий звук, которым отзывались на шлепки ладони увесистые бледно-желтые "кабанчики", открученные отцом от толстых ребристых стеблей. Три, четыре, а иногда и пять лоснящихся на солнце поросят лежало под высокими раскидистыми листьями. Мать срезала с них кожуру, секла ножом, превращая в кружочки, обваливала в муке и отправляла на сковородку... Денег почему-то всегда не хватало, мать хмурилась, и отец носил с огорода кабачки, редиску, огурцы, мелкую свеклу с длинной сочной ботвой в красных прожилках и говорил беззаботно: "Ничего-ничего, надо питаться овощами. От мяса гипертония бывает".

Игорь смотрел на зеленеющие в стаканчиках ростки и представлял себе горы огурцов и кабачков, которые произведут к концу лета его питомцы. И это только два ящика рассады. Даже меньше. А ящиков в теплице... Нет, без бумажки не сосчитать -- там и астра, и помидоры; и повторный оборот ящиков надо учитывать. Вагон. Вполне может быть, что и вагон. Игорь улыбнулся, вообразив, как со скрежетом отъезжает исписанная мелом дверь вагона и грузчики где-нибудь на овощной базе отскакивают в стороны от хлынувшего в освободившийся проем шуршащего потока огурцов, кабачков, помидоров... "Да кто же это прислал?.. -- матерятся грузчики и задирают головы. -- Какой такой Фирсов! Мать его за ногу!.." Игорь пристроил в углу веранды пустые коробки и повесил на гвоздь куртку. Все-таки интересное дело -- выращивать рассаду. Неизвестно еще, насколько выгодное, но интересное.

Настя укладывала Марата спать. Горела настольная лампа.

-- Папа, а ты куда завтра огурчата повезешь? -- сонным голосом спросил сын.

58
{"b":"132513","o":1}