ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейд нам помахала и указала на телефонную трубку, давая понять, что освободится через минуту.

– И во сколько группа выйдет на сцену? – спросила она, записывая что-то в блокнот. – Отлично!

Она повесила трубку, вздохнула и повернулась к нам:

– Привет, девчонки! – Джейд вышла из-за прилавка и поцеловала нас с Уитни.

– Джейд, познакомься, это наша новая подруга Софи.

– Привет! – Джейд пожала Софи руку.

– Здесь так здорово!!! – разразилась комплиментами Софи. – Классно, современно, но при этом все как-то по-старинному!

– Помнишь, я на днях приходила в темно-коричневом вельветовом жакете? – спросила Уитни Софи. – Так вот, здесь я его и купила.

– У тебя потрясающие вещи! Умереть и не встать, – сказала Софи. – Просто сногсшибательные.

Зазвонил телефон, и Джейд потянулась к трубке.

– У нас на складе есть другие размеры. Так что скажите, если понадобится.

– Она тааакая обаятельная! – сказала Софи.

– Да, Джейд классная! – согласилась Уитни.

– Значит, так. Этот магазин – твоя находка, Лора, – сказала Софи, серьезно глядя на меня. – Что ты порекомендуешь мне здесь купить?

– Уж таких необычных вещей ты нигде не найдешь, – ответила я, пожирая глазами горы одежды, которые, к сожаленью, не могла купить. – Джейд первая стала продавать столько вещей в японском стиле. Почти нигде не найдешь одежду такого покроя, фасона и так аккуратно сделанную.

Софи захлебнулась от восторга: магазин – настоящий рай для шопоголика.

– О боже!!! Спрячьте мою кредитку! – воскликнула она, погружая тонкие руки в кипы вещей. – У меня такое чувство, что сейчас потрачу миллиарды долларов!

– Здесь самое место! – ответила я, улыбаясь.

– Слушайте, девчонки, – сказала Софи, приподняв бровь, – нам надо запастись парадной одеждой, потому что в пятницу вы отлипаете от компьютеров и приходите в кинотеатр имени Зигфелда на премьеру фильма друга моего отца, Квентина.

– Ты шутишь!!! – Я была потрясена. Обалдеть. Неужели я теперь буду жить как телезвезды?

– Не шучу, – ответила Софи. – Сегодня утром я спросила у папы, можно ли вас пригласить. Он сказал можно! Поедем туда на лимузине.

– Потрясно! – завизжала Уитни. – Пойду тогда померяю это суперское платьице. – Подруга отправилась в примерочную с темно-фиолетовыми занавесками.

Софи повернулась ко мне и спросила:

– Лор, может, ты тоже что-нибудь примеришь? Вот эти кружевные платья как будто специально для тебя сшиты.

– Нет, нет, у меня все есть, – смущенно ответила я, и Софи вслед за Уитни убежала примерять новые наряды.

Даже боюсь предположить, сколько денег потратили девчонки, точно знаю только, что провели мы в магазине полтора часа. А потом отправились на улицу ловить такси. Уитни и Софи ехали в жилой квартал, домой к Уитни – мы там все собирались ночевать, но мне надо было зайти домой и собрать сумку.

– Огромное спасибо, Лорочка! – воскликнула Софи, обнимая меня. – Было так здорово! Теперь у нас есть все для съемок.

Подъехало такси, и девчонки с огромными сумками, полными одежды, залезли внутрь.

– Ладно, Лоло! – Уитни обняла меня. – Ждем тебя часика через два у меня дома.

Такси тронулось с места. Я увидела, как смеются подруги, и неожиданно почувствовала легкий укол ревности... даже неудобно стало и как-то не по себе! Просто обычно Уитни ехала ко мне домой, ждала, пока я соберусь, а потом мы вместе отправлялись к ней. Но сегодня у подруги была Софи, и они вместе уехали на такси, а меня оставили одну. Правда, ревновала я не только поэтому: Софи теперь стала для Уитни партнером по покупкам, потому что у нее денег столько же. Она что, хочет занять мое место? Нет, нет, нет, что за глупости! Напридумывала тут себе не пойми чего, и все из-за какого-то похода в магазин. Девчонки просто живут рядом, вот и уехали вместе. Мы с Уитни – лучшие подруги. И Софи – отличная девчонка. А три человека – это совсем немного! Какие-то глупые у меня мысли! Я даже рассердилась на себя и попыталась выкинуть из головы придуманные обиды. Три – немного! Три – немного!!! Правда ведь?

Попасть ко мне домой очень легко – звонишь, и тебя пускают, не задавая никаких вопросов, поскольку переговорное устройство у нас не работает. (Заявятся серийные убийцы с ножами, и их пустим.) Войти же в дом к Уитни на Парк-авеню так же сложно, как проникнуть в Пентагон. Первому швейцару я сказала свое имя, второй внимательно меня осмотрел, а третий, престарелый лифтер, поднялся вместе со мной на лифте на пятнадцатый этаж (можно подумать, я сама кнопку не нажму!). Там, встретив целую кучу горничных и дворецких, открывших миллион дверей, я наконец-то добралась до своей подруги.

Горничная Блейков Адела, приехавшая из Сальвадора, распахнула огромную дверь из красного дерева и провела меня в квартиру.

– Здравствуйте, Адела! – сказала я.

– Здравствуйте, мисс Лора. – Горничная взяла мое пальто. Мне всегда становилось немного не по себе, когда «прислуга» (как называет ее Уитни) помогала раздеваться. Я что, парализованная? Но потом я поняла, что, если я отказываюсь от помощи, у горничных бывают неприятности, и хозяева даже обвиняют их в лени, вот и пришлось мне покориться.

Я прошла по черно-белому мраморному полу и свернула налево в длинный серо-коричневый коридор – на стенах были развешаны коллажи Матисса. У Блейков дома потрясающее собрание произведений искусств, мы даже как-то приходили к ним всем классом – изучали работы голландских мастеров. И уж конечно, их коллекция намного лучше плакатов с изображениями известных философов и семейных фотографий в простых черных рамках, которые висят у нас по всему дому. Квартира Блейков – полная противоположность нашей: никаких скрипучих деревянных полов, только шикарные серые ковры, приглушающие звуки. (Все члены семьи хотят быть незаметными.) Стены у нас яркие, но краска уже облезла, самое время обновить. У Блейков же на стенах дорогущие обои, самые разные: льняные, с цветами, с изображениями каких-то необычных птиц и даже кашемировые! Мебель у них старинная, ее сделали почти три века назад французские мастера времен королей Людовика XIV и XV. Такое впечатление, что все работы тех лет собраны здесь, на Парк-авеню, у Уитни дома. У нас же старинным считается папин стол, купленный в 1974 году. На столе царапина, поэтому кажется, что его купили еще раньше. Да уж... Наши семьи просто полные противоположности.

– Привет, Уит! – Я зашла в гигантскую спальню подруги. Я совсем не завидую Уитни, но, если честно, ее комната – просто мечта! Вся мебель, начиная с сиденья у окна и заканчивая скамеечкой возле кровати с балдахином, отделана нежно-зеленой тканью, по 300 долларов за метр. Из такого же материала сшиты плотные шторы. У противоположной стены стоят кресло и светлый мягкий диван с выбитыми на нем узорами. А на диване лежит кашемировое кремовое покрывало от «Ральфа Лорана»: в него можно завернуться, когда смотришь телевизор. Вся комната поделена на уголки. Уголок для телевизора. Уголок для журналов – все журналы разложены по темам («Элль Герл», «Тин Вог») и так аккуратно, как будто их сортировали по каталогу. Уголок для работы – там стоит стол в стиле чиппендейл, на нем новенький компьютер и, самое главное, канцелярские принадлежности! Я настоящий фанат красивой бумаги. Не могу спокойно пройти мимо магазина канцтоваров! А у Уит на специальных деревянных полочках аккуратно разложены фирменные бланки с ручной гравировкой, конверты, визитные карточки. (Интересно, они правда нужны в пятнадцать лет? Точно не знаю, но визитки классные.) И все это коричневого и розового цветов (цвета Уитни), с монограммами, из самых дорогих магазинов канцелярских товаров в Нью-Йорке: «Миссис Джон Л. Стронг», «Смитсон» и «Тиффани». Ух, как же все шикарно!

Уитни валялась на кровати и читала последний номер «Пипл».

– Привет, подруга! – Она села и посмотрела на меня. – Звонили ребята из Брэдли. Хотят поскорей встретиться. Но я сказала, что сегодня вечером мы заняты, потому что гуляем с парнями из школы Святого Петра. Может, сможем на следующей неделе. По-моему, с Джейком стоит изображать недотрогу.

6
{"b":"132523","o":1}