ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Универсальность контекста, в котором Мария Магдалина связана с Семью отроками Эфесскими, символизирует ту же традицию, в которой пребывают представления о Семи Церквях Апокалипсиса».

Речь здесь, совершенно очевидно, идет прежде всего о духовной генеалогии, не сводимой к исключительно телесной (charnelle). Ключ к пониманию этого очень тонкого различения мы найдем у преподобного Максима Исповедника, писавшего об изменении смысла понятия «рождения» у не поврежденного грехом существа и у существа поврежденного. В первом случае это GENESIS, во втором — GENNOIS. По этому поводу миколог и микософ из г. Гусь-Хрустального Веков К.А. писал:

«Переворачивание смыслов» (выражение Э.Канселье — В.К.), характерное для современного мира, выразилось, в частности, и в том, что генетика, которая должна была бы быть ведением райских рождений (GENESIS), cтала позитивно-спагирической наукой о передаче свойств через хромосомы, то есть передаче истления». Именно таким «переворачиванием смыслов» и выглядит позиция «Ордена Приората Сиона», по крайней мере в том виде, в каком ее представляют авторы «Священной загадки».

Тем не менее вопрос о династическом соединении Франко-троянско-русского Царского Дома и Дома Давыдова, «от него же и Христос по плоти», не только не неправомерен, но и прямо неизбежен и неотменим в контексте единства царской ветви, той самой «багряной нити», о которой мы уже говорили. При этом ни о какой «иудаизации Меровингов» здесь не может быть речи, поскольку синагога была радикально враждебна первохристианской общине, между прочим, в большинстве своем состоявшей из потомков Царепророка по плоти (Пресвятая Владычица Богородица, святой Иосиф Аримафейский, святой Ияков, брат Господень и др.). Напротив, перед нами «первоправославная» Церковь, и если кто-то «стесняется» родства, в том числе и физического, с этой Церковью и с этим родом, то он теряет право именовать себя православным. И в историческом контексте равноапостольная просветительница Франкии и Галлии действительно могла везти (и, видимо, везла) в Европу царственного отпрыска, наследника престола, но только уже не иудейского, а будущего Вселенского християнского царства, и в этом смысле понимание Святой Граали как Царской Крови (Sang Royal) вполне законно, наряду с Чашей как предметом или Чашей Сердца. Корпус о Святой Граали дает нам возможность приоткрыть эту действительно «священную загадку» без всякого смущения, подобного возникающему в связи с одноименной книгой. Сэр Томас Мэлори, который только переложил на английский роман ХШ века о Поисках Святой Граали (La Queste del Saint Graal), приписываемый Готье Мапу (Gautier Map) и легший в основу всех остальных произведений о Граали, умолчал, подобно нашим трем авторам («англосаксы лукави суть»!) о том, что в этом «изначальном» романе дано имя предка и основателя династии королей Граали — Иосиф (Josephe), и он там называется сыном Иосифа Аримафейского. Напомним, что святой Иосиф Аримафейский, «благообразный советник», очень преклонного возраста, также принадлежал к роду царя Давыда и что, согласно всем легендам о Граали, Иосифу, находившемуся в темнице, явился Сам Спаситель и поручил хранение Чаши с Его Кровью, после чего чудесным образом извел его из плена. Такое, лишенное грубой «телесности» прочтение легенды не противоречит не только Преданию, но и сознанию церковного народа.

«За столом тем было сидение, на коем Иосиф, сын Иосифа из Аримафеи, должен был сидеть. И сидение сие было установлено так, что ни пастыри, ни учители, ни кто иной не мог там сидеть. И было оно освящено рукою Самого Господа нашего, из чьих рук его должен был получить Иосиф, призванный к заботе о вверенных ему христианах. И сидел на этом сидении Сам Господь и Царь наш (Nostre Sires). Отметим, что имя Иосифа таинственно сопровождает Спасителя и неотделимо от Него: св. Иосиф Обручник стоит у Его колыбели, св. Иосиф Аримафейский — один из двух (вторая — Мария Магдалыня!), до конца причастных к тайне Его земной смерти на Кресте (двое других из самых близких — Пречистая Дева и святой Иоанн Богослов удалились по приказу Господа). И имя соединителя царского рода не может не быть именем Иосиф. Иосиф и Мария (причем в древнерусском произношении Божья Матерь — МарИя, а Мария Магдалыня — МАрия) — эти два имени сопровождают Спасителя на протяжении всей Его земной жизни и выступают как духовно-генетическая красная нить Истинного Царского Рода в самом сакральном, самом страшном и неминуемом, но и самом нерушимом его звене.

«Таким образом, — писал инок Андроник (А.Ф.Лосев), — Бог и человек владеют одним и тем же именем, но имя это в одном случае неразрушимо и абсолютно, а в другом — колеблется, пробуждается и сияет мерцающим светом (Кентавр, Китоврас есть символизация этой двойной сущности имени! — В.К.) „…“ природа имени заключается не в сущности и не в явлении, т.е. имя сущности не есть ни сама сущность в себе (в смысле вещи и субстанции), ни явление, взятое самостоятельно само по себе, но имя вещи есть самостоятельный, не сводимый ни на сущность -в-себе, ни на явлении-в-себе символ».

Таким образом, отталкиваясь от исторического позитивизма «Священной загадки», мы вновь приходим к истинной священной тайне — рождении-бытии (GENESIS). Истинно царского рода через Крестную смерть и Воскресение Царя царей.

О том, что Последний Царь ( в русской версии) или Великий Монарх (в западной) произойдет именно от этого рода, есть еще одно свидетельство — русская «Повесть об антихристе» ХV в.:

«И не многи лет те человеци будут жити на земли и приидет время Царя Михаила во граде Риме и во Иерусалиме, Цареграде царствовати будет и во всей вселенней, той же Царь святый, безгрешный и праведен. А восстанет Царь отрок отроков Маковицких, идеже близ рая живяху, Адамови внуци (действие романов о святой Граали действительно происходит на грани физического и „не физического“ пространства — В.К.). Безгрешнии же суть сии человецы, а [не] носят одеяние, но яко родишися, тако и ходят, не укрывашеся наготу свою „…“ В то же время и тот Царь Михаил родитца в мести том от колена Царя Иосия Маковицкого (выделено нами; маковица — глава, купол церковного здания, также плод, семенная коробочка мака, а также некоторых других растений — В.К.). Егда повелением Божиим послан будет Царь Михаил во Иерусалим царствовати, и Римом обладати, и тогда поидет тот Царь прежде на Асирское царство и дванадесят лет и вси царства приимет и не постоит ни един Царь».

Сегодня мы не знаем ни времени, ни обстоятельств появления этого Царя, но постепенно нам начинают открываться его признаки…

Одним из таких признаков недавно действительно открылся. Дело в том, что старинные фрески Архангельского и Благовещенского соборов, созданные при Иване Ш и Василии Ш, были в дальнейшем (одни полагают, что во времена опричнины, другие — при первых Романовых) были либо просто сбиты, либо заштукатурены. Недавно в результате реставрационных работ часть их была раскрыта. «И тут удивлению историков не было предела. На первых фресках изображена родословная Христа, в которую были включены… русские великие князья Димитрий Донской, Василий Димитриевич, Иван III, Василий III, а также античные философы и поэты: Платон, Плутарх, Аристотель, Вергилий, Зенон, Фукидид и другие. „…“ Ошарашенные историки предпочли просто помолчать, проигнорировать это открытие». Не все, конечно. В частности, Р.В.Багдасаров, подробно исследовавший Древо Иессеево, обнаружил на нем и Давыда, и Соломона, и первых Рюриковичей, а из внешних мудрецов — Зороастра, Пифагора и Гермеса Трисмегиста. Тем самым оказывается подтвержденным как существование единого Царского (Богоцарского) рода, так и слова св. Апостола Павла о Неведомом Боге, которого проповедовали эллинские философы, «они же его и род». Это именно свидетельство присутствия.

«Священная загадка» же предлагает нам «свидетельство отсутствия», причем «фигура отсутствия» имеет очень странный образ — «Меровинг — иудей». В этом качестве выступают самые разные личности из истории Южной Франции — некие Гийом де Желон, Гуго де Плантар, некий «царский род из Нарбонна»…Хотя твердых доказательств, что это Меровинги, нет, равно как и того, что это иудеи. Все зыбко… Каким же образом встраивают авторы эту figure d’absence в наш исторический контекст? Разумеется, через использование традиционной французской историософской парадигмы, о которой писал Ф.Бертен, — парадигмы «перманентного заговора» в пользу «сокрытого короля» (Roi Cache). Одна из глав книги так и называется — «Заговор через века».

22
{"b":"13253","o":1}