ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Книга открывается нашумевшей, вызвавшей множество толков во Франции и Европе историей открытия некоторых исторических реликвий на Юге Франции, в Ренн-ле-Шато, в том числе гробницы в пергаментным свитков, одна из надписей которого гласила: A Dagobert II Roi et a Sion est ce tresor et il est la mort (досл. пер.: Дагоберту П королю и Сиону принадлежит это сокровище и оно есть смерть). Замечательны и другие надписи — из интересующих нас, например, — Rex mundi (Царь мира). Все это было обнаружено в конце ХIХ-начале ХХ века тамошним священником Беранже Соньером, впоследствии умершим при загадочных обстоятельствах и отлученным перед смертью от причастия. Поскольку находки в Ренн-ле-Шато породили многочисленные слухи о несметных сокровищах (катаров, Меровингов, вестготов, Иеросалимского храма — в зависимости от «ориентации» пишущих), история эта нашла отражение в многочисленных книгах, фильмах и газетных публикациях, для нас не представляющих никакого интереса. Однако авторы «Священной загадки» обнаружили прямые связи «дела Ренн-ле-Шато» с Сионским приоратом и «Секретными документами Общины», о которых мы уже говорили. В результате обнаружилось, что сама эта местность (Разес), деревня и церковь святой Марии Магдалины (sic! — Здесь сохраняем католическое, а также российское послереформенное, написание) принадлежала, согласно «Документам Общины», графам де Реде, как утверждалось, прямым потомкам Дагоберта П, то есть единственным законным претендентам на французский (и отнюдь не только французский!) престол. Иначе говоря, перед нами возникает картина сокрытого действования «сокрытого короля», и не одного, а целой династии «сокрытых королей» (все они, в конечном счете, и образуют в истории ядро «Сионского приората»).

«Итак, в 671 г. Дагоберт женился на Гизеле (де Реде, дочери Беры П, графа Реде и внучке Тулки, короля вестготов — В.К.), возвратившись на континент. Судя по рассказам современников, свадьба состоялась в Реде-Ренн-ле-Шато — в резиденции юной принцессы Разесской, и в церкви св. Магдалины, на месте которой много веков спустя должна была подняться церковь Беранже Соньера. У Дагоберта уже было три дочери от первого брака, но не было наследника, и вот вторая жена родила ему еще двух дочерей, а затем, в 676 году, сына Сигиберта IV — в это время Дагоберт уже снова был королем».

После убийства Дагоберта II, согласно «Священной загадке» и «Документам общины», Сигиберт IV был спасен своей сестрой (в других случаях называют святую Ирмину) и был тайно переправлен на Юг, во владения его матери, вестготской принцессы Гизелы де Реде. Он стал герцогом Разеса и графом де Реде, приняв имя Плантар (Plant-ard) — пламенеющий отросток. Именно от него, согласно нашим авторам, тянется до наших дней линия «утерянных королей». Другие же Меровинги были насильственно острижены (то есть лишены родового магического символа — длинных волос) и отправлены в монастырь, где вскоре и скончались.

Важнейшая деталь: о доме Рюэргов и вообще Лиможской и Тулузской ветвях Меровингского дома, из которых, как мы показали ранее, произошел Рюрик Новгородский и Старорусский, наши авторы хранят глубочайшее молчание. Но именно эта ветвь меровингской династии (как мы увидим чуть выше) пережила узурпацию, вскоре покинув Франкское королевство для «старой Франкии» — Русского севера… Характерно, что о кропотливейших трудах по меровингской генеалогии в четырех томах графа Бони де Лаверня, написанных в 60-е годы нашего века и просто не упоминающих ни о какой «династии из Разеса», авторы «Священной загадки» не упоминают вовсе (хотя граф работал за два десятилетия до них), что противоречит элементарным основам исследовательской этики, и подменяют их подобранными из бульварных журналов типа «Le Charivari» «Документами Общины»! Стремление их одно: доказать, что от Сигиберта IV, и только от него тянется прямая меровингская нить к Годфруа Бульонскому, герцогу Лотарингскому и руководителю первого крестового похода, к Анжуйской и Лотарингской династии (а следовательно, и к Габсбургам, породнившимся с последней с ХVIII в.) и к целому ряду известных в Европе фамилий. Картина, которую рисуют наши авторы, описывающие роль этих фамилий в борьбе за власть в Европе, захватывающа и увлекательна. Это действительно «заговор через века». Останавливаться на этом мы не будем — читатель сам в состоянии оценить как литературное мастерство, так и эрудицию наших авторов. Хотя есть свидетельства, и более красноречивые, чем писания наших англосаксов. Так, в документе, именуемом «Архивы Сионского Приората», за подписью Мириам Давид (Myriam David) — скорее всего, псевдоним — сказано:

«Невозможно отрицать, что есть некий пастушок (petit berger), правящий нами через подъятие мизинца, и именно он есть истинный король Франции „…“ В тревожные исторические времена вздымается его красное знамя, ибо красный цвет есть истинно королевский цвет». Что же, это так и есть — и знамя Хлодвига, и знамя Рюрика, и знамя Великого Князя Димитрия Донского было красным, и весьма соблазнительно толковать и французскую, и российскую революции как восстания против узурпации. Но, и еще раз но… Кого считает «Сионский приорат» легитимными наследниками истинного Царского Рода, кого имеет в виду та же Мириам Давид (аlias D.M.), когда утверждает, что «без Меровингов Сионский Приорат не мог бы существовать, а без Сионского Приората Меровингская династия угаснет»? Между прочим, если М.Д. всерьез утверждает об угасании династии (династия с такой кровью угаснуть не может в принципе, что и пытался показать Уоллес-Хэдрилл), то это может означать лишь два варианта: первое — она всерьез не верит в высокое происхождение Меровингов, и второе — она знает, что те, о ком она говорит, не Меровинги, а кто-то иные… Впрочем, продолжим и обратимся к переводу английской книги непосредственно с английского, поскольку он, как нам представляется, более подробен, чем «пересказ» с французского:

«Мы не в состоянии указать пальцем на какого-либо человека и сказать: „Вот — прямой потомок Иисуса!“ Генеалогические древа ветвятся, подразделяются и в ходе столетий разрастаются в настоящие заросли и леса. На сегодняшиний день в Британии (sic — B.K.) и континентальной Европе имеются не менее дюжины семейств, которые принадлежат к роду Меровингов. В их числе — дома Габсбургов-Лотарингов (ныне номинальные герцоги Лотаринги и короли Иерусалима), Плантаров, Люксембургов, Монпезатов (точнее, Монпеза, к числу которых принадлежит нынешний принц-консорт Дании Генрих — В.К.) и ряд других. Согласно „приорским документам“, в Британии с этим родом связаны семья Синклеров и разнообразные ветви дома Стюартов (недавно в российской печати муссировалась информация о принадлежности к Стюартам дома Спенсеров, к которому принадлежала покойная принцесса Диана, однако Спенсеры — не аристократический, а банкирский род и восходит к ХVI в. — В.К.). А семья Девонширов, судя по всему, посвящена даже в тайну рода. Большая часть этих домов может, по-видимому, претендовать на происхождение от Иисуса; и если когда-нибудь в будущем некий человек открыто назовет себя новым царем-жрецом, то сейчас невозможно сказать, кто это именно будет».

Однако замечательнейшая деталь: подлинные документы обо всех этих родах, как утверждают наши авторы, «находятся в сейфе Ллойдовского банка в Лондоне». Мы, однако, склонны доверять не ссылкам на лондонский банк, но дожившему до наших дней французскому аристократу, совершенно открыто издавшему свой труд малым тиражом, в провинциальном издательстве города Саланьяка…

Впрочем, и англосаксонская версия могла бы подлежать обсуждению (даже с учетом той наглой вульгарности, с какой здесь говорится о «происхождении от Иисуса» — увы, историку, как и криминалисту, приходится сталкиваться с самыми грязными намерениями), если бы… французские исследователи вопросов генеалогии, в частности Ришар Бордес (Richard Bordes) не указали на следующие обстоятельства:

«Нигде на самом деле не сказано о возвращении Дагоберта II в Разес в 671 г., ни о его браке с Гизелой де Реде. Ясно, что это выдумка „…“ возникла из соединения двух реальных фактов меровингской истории. Во-первых, Сигиберт I, сын Хлотаря I, был женат на вестготской (wisigothe) принцессы Брунхильде (Brunehaut), дочери вестготского короля Атанахильда (Athanagild). Брунхильда и ее сын были отстранены от власти Хильдериком I, но некий близкий им человек доставил их в Метц, где жители Австразии провозгласили сына Брунхильды королем в канун Рождества 575 года под именем Хильдеберта II. Во-вторых, Хариберт (Charibert), король Аквитании, сын Хлотаря II, женился на Гизеле, дочери Арно (Arnaud), герцога Гасконского. Их сыновья Боггис (Воggis) и Бертран (Веrtraund), которым покровительствовал их дед, избежали грубого обращения дяди и обрели наследие своего отца. Эти две истории, смешавшись между собой, сложились в легенду Ренн-ле-Шато, суть которой такова: Дагоберт II, сын Сигиберта III, женился на Гизеле де Реде, дочери вестготской принцессы по имени Гислис (Gislis). Дагоберт II был убит, а его сын Сигиберт IV, был спасен своей сестрой Ирминой и отвезен в Реде другом-рыцарем, где он принял наследие своего деда Беры (именно эта версия излагается в „Священной Загадке“ — В.К.). Но в любом случае Дагоберт II не мог быть женат на Гизеле де Реде, псевдо-дочери Беры II (выделено нами — В.К.). Этот последний был на самом деле сыном Аргилы (Argila) и внуком Беры I; он вступил во владение графством Разес в 845 году, то есть 166 лет спустя после гибели Дагоберта II, которого выдают за его зятя».

23
{"b":"13253","o":1}