ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«И бысть егда начаша человецы мнози бывати на земли, и дщери родишася им: видевше же сынове Божии дщери человечи, яко добры суть. И пояша себе жены от всех, яже избраша. И рече Господь Бог: не имать Дух мой пребывати в человецех сих во век, зане суть плоть: будут же дние их лет сто двадесять. Исполни же бяху на земли во дни оны: и потом, егда вхождаху сынове Божии к дщерям человеческим, и раждаху себе: тии бяху исполини, иже, от века, человецы именитии (Быт., 6, 1-5).

По мнению Александра де Даннана многие из этих родов пережили потоп и, «содержа в себе особую кровь, унаследованную от древнего завета (расte) с падшими ангелами, создали ими заложили основы тайных обществ, школ, сект, в которых через посредство особо подготовленных индивидуумов, относящихся к своеобразному роду „неистовых“ (роssedes, тж. „одержимых“, „бесноватых“) обладающих необходимыми силами психического порядка для того, чтобы в течение определенных периодов, более или менее длительных, но всегда ограниченных, создавать феномены, являющиеся „катализаторами“ роста и развития этих групп». Отсюда, по де Даннану, происходят все эзотерические общества.

Наша точка зрения не является во всем тождественной точке зрения автора: будучи, по-видимому, строгим римо-католиком, он делит мир на белое и черное, что таковым и является на поверхности (и должно таковым являться в социуме), но при погружении в глубины картина приобретает черты цветоперехода, блистательно описанного Артюром Римбо в его «Voyelles». Но пока что ничего лучшего в области «сакральной генеалогии» не написано.

Отметим, что Александр де Даннан черпает свою аргументацию не столько непосредственно из Священного Писания, сколько из знаменитой Книги Еноха, которую скорее можно определить все-таки как midrasch к VI главе Бытия. В православной экзегетике вопрос о природе «Сынов Божиих» (Bnа Elohim) Шестой главы не является окончательно проясненным. Святитель Московский Филарет дал следующее обобщение точек зрения по этому вопросу:

«а) По переводу Силмаха, приводимому Иеронимом, сыновья вельмож. Сей перевод не противоречит свойству еврейского выражения См. Пс. LXXXI, 6), но не слагается с настоящим сказанием Моисея.

Б) По тексту Александрийской Библии: Ангелы Божии. Сего мнения держится Лактанций I, II c.14 и многие из древних. Иустин in Apol. Утверждает, что от супружеств Ангелов со дщерями человеческими произошли демоны. Афинагор в сих самых супружествах полагает падение Ангелов, и о т них же производит исполинов. Тертуллиан De virg. Et de singular. Cleric.приписывает сим Ангелам изобретение Астрологии, дорогих камней, металлов и некоторых женских украшений. (Достойно примечания, что и. Платон производит Героев от смешения богов с человеками, так как и самое имя их от слова EROS — любовь.F. Cratyl «…»). Но все сии предания противоречат свидетельству Иисуса Христа, что Ангелы не женятся. Матф. ХХП, 30. (Митрополит Филарет, разумеется, писал Имя Божие по-новому — В.К.)

В) По мнению Филона человеческие души, которые, носясь в воздухе, желали обитать в телах человеческих. De gigant.

Г) По мнению новейших толкователей потомки племени Сифова, которые не только были сыны Божии по благодати (см. Второз. ХIV, 1, 1, Иоан.Ш, 1), но, вероятно, под сим именем и составляли общество (см. Б IV, 26) противоположное обществу сынов человеческих, то есть потомков Каина.Началом смешения столь противоположных обществ Моисей полагает прельщение красотою дщерей человеческих; а последствием то, что и те, и которые принадлежали к обществу ходящих по духу, соделывались плотию, и самый свет начал прелагаться в тьму».

Это последнее действительно предполагает изменение в структуре ДНК и проявление в нем упоминавшегося выше змеиного наследства в его отрицательном аспекте, и именно это, а не некий «пакт» с падшими Ангелами, как считает Александр де Даннан и другие западные авторы, является причиной образования упоминаемых эзотерических (и эзотерико-эротических) сообществ, которые можно в известном смысле сравнить со «змеиными свадьбами», где подобное познает подобное.

Современный русский исследователь В.Н.Топоров (никоим образом не касающийся темы эзотерических сообществ) делает попытку объяснить онтологическую природу «змеиной свадьбы» в самом широком смысле слова. Разъясняя сербо-хорватский заговор Земля землью льуби, землья землью jела, он обращает его к древнейшему мотиву гностиков-офитов (OFIS — «змея»: SOFIA) о самопознании и самопоедании как соитии (в контексте Евангелия от Фомы, 65). С одной стороны, «речь идет о двусторонней анаграммме: когда в тексте заговора явлена слово „змея“, за ним возникает слово „земля“ и наоборот». «Не менее показателен и глагол льюбити, особенно если помнить, что наиболее распространенное значение продолжателей праслав. l’ubiti является вторичным переосмыслением более конкретных значений». Эта любовь иная, нежели дозволенная Номоканоном «для простолюдинов» супружеская, есть, по мысли гностиков, достояние особого рода, этот же род порождающая, что находит отражение «в диахроничности связи человека и Змеи через общих для них родителей»; отсюда cтаринный заговор: «Да будет поклон черный, поклон поперечнополосатый, рожденный от себя (svajaya, от svaja, букв. „cамо/свое/рожденный“), коричневый поклон, поклон божественному роду (выделено нами — В.К.).

Отсюда, кстати, и принцип эндогамности и равнородности европейских королевских семейств (отсутствовавший при Меровингах, что позволяет со всей ответственностью отделить их от сферы действия падшей генетики, вопреки утверждениям Ю.Воробьевского), признанный в Российской Империи только при наследниках Петра Великого. В связи же с враждой между семенем змия и между семенем жены святитель Филарет указывает:

«Имя семени, перенесенное от растений к высшим родам существ, в св.Писании означает: а) потомство воовбще (Б.1Х, 9.11) б) одно лицо в потомстве (IV,25) в)чад обетования (Рим.1х, 7,8) г) обетованного Избавителя (Гал.Ш, 16) д) иногда также рождение нравственное, то есть преемственно сохраняемое расположение духа и образа жизни (Ис.1,4).».

Подтверждением нашего предположения является включение в генеалогию Сигиберта IV, а, следовательно, и всего «меровингского» рода, более того, едва ли не в сердцевину его, семейства Лузиньянов, происходившего от баснословной Мелюзины. Характерно, что существо это не франкского, а кельтского происхождения, и сведения о нем как раз относятся к эпохе поздних Каролингов, той самой, о которой пишет аббат Монфокон де Виллар. Сопоставляя ее со скифской (т.е. опять-таки не русской, а, скорее, славянской — В.К.) сестрой Ехидной-Орой, Р.Багдасаров пишет: «Так же, как Геракл является аналогом кельтского Кухулина, так и Ехидна-Ора вполне сопоставима с Мелюзиной, первые сведения о которой поступили через фамилию Lusignan (известной с Х в.)». Дабы не входить в подробности собственно легенды, приведем два ее кратких энциклопедических изложения:

МЕЛЮЗИНА, Мелизанда, в европейской средневековой мифологии и литературе фея (образ М. Восходит, вероятно, к кельтскому мифологическому персонажу). Согласно легенде, М., заточила в горе своего отца, короля Албании Элинаса, и за этот грех должна была каждую субботу превращаться в змею. М. Стала женой знатного юноши Раймондина, запретив видеться с ней по субботам, и помогла ему приобрести королевство (выделено нами — В.К.). Раймондин, однако, нарушил запрет, после чего М. Исчезла в облике крылатой змеи, но продолжала незримо покровительствовать своему роду. По поверью, призрак М. должен скитаться по земле до дня Страшного Суда (выделено нами — В.К.). Роман о М., созданный в конце 14 в. По народным легендам Жаном из Арраса, был популярен в средневековой Европе (М.Ю.).

[МЕЛЮЗИНА. Фея, встречающаяся в легендах, иногда в виде сирены. Жан д’Аррас особо рассматривает этот сюжет в «Благородной истории Геньяна» (1393). Когда великое бедствие готово уже произойти, она издает голосом пронзительный крик, мгновенно повторяемый. «Именно Мелюзина была причиной того, что таинственные строения воздвигали в одну ночь толпами рабочих, которые исчезают без следа, как только работа закончена. Когда она выходит замуж, все ее дети рождаются с теми или иными изъянами, а все ее волшебные строения имеют некоторый дефект, как те дьявольские мосты, в которых отсутствует один камень (выделено нами — В.К.). По-видимому, М. Представляет архетип интуитивного гения, поскольку интуиция является пророческой, созидательной и чудесной, но в то же время немощной и злобной (Х.Э.Кэрлот).]

25
{"b":"13253","o":1}