ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему умирающий Царь (а он был бездетен) не упоминает ни одной из боковых ветвей Рюрикова Дома, тех же Шуйских? В конце концов никого из высоко чтимых потомков ордынских царевичей? Почему и речи не ведет ни о каких «советах всея земли», не обращается даже к авторитету Церкви? Наконец, откуда такое внезапное возвышение женской линии в условиях абсолютно патриархального московского быта и права? Допустим даже, что «семидесятилетний старец Ювеналий», как и князь Хилков, что-то «присочинил», но ведь в конце концов так решил и Совет всея земли 1613 года, и, наконец, святой Патриарх Московский Ермоген? В любом случае обоснование нового Царского избрания было основано на признании прав единственно Царицы-родоначальницы Анастасии Романовны. Значит, и умирающий Царь, и Освященный собор, благословивший выбор «земского собора», и, наконец, Патриарх знали нечто, о чем не знали (или умалчивали) и современники, и позднейшие историки? Полагаем, что дело здесь весьма серьезно и непосредственно связано с династической проблемой самого Иоанна Васильевича Грозного. Еще раз оговоримся, что не собираемся оценивать царствование и этого Государя также, тем более с позиций современной политической борьбы; нас в данном случае не интересует, был ли он «создателем прогрессивного войска опричников», злодеем-тираном или праведным истребителем ереси жидовствующих. Действия Государя мы не собираемся ни «осуждать», ни «оправдывать». Речь идет исключительно о династическом аспекте. Конкретно, об особой династической миссии Анастасии Романовны в сохранеии Царского Рода, все о той же «подземной реке».

Некоторое время назад в приложении к «Независимой газете» была опубликована статья Олега Мраморнова «Неистребимый призрак русской истории»; статья, написанная в целом с либерально-интеллигентских позиций, для нас неприемлемых. Однако автору, который известен как человек добросовестный, удалось обозначить и обобщить данные большинства историков о происхождении Грозного Царя. Позволим себе привести цитату из его обобщения, выделив интересующие нас аспекты, заранее принося читателю свои извинения за «либеральную лексику» г.Мраморнова:

«Двадцатилетний брак Василия Ш с Соломонией Сабуровой был бездетен. Винить в этом только Соломонию нет достаточных оснований. Известный оппонент Ивана Грозного, первый русский эмигрант-литератор князь Курбский имел смелость писать о том, что отец его врага Василий искал знахарок и колдунов, которые помогли бы ему обрести мужскую силу. В конце концов Великому Князю с помощью митрополита Даниила и угодливой части духовенства удалось спровадить законную жену в монастырь против ее поли — на горизонте маячил обворожительный облик юной литовской княжны Елены Глинской… Свадьба состоялась в 1526 году. Наследник Иван родился в 1530-м. Промежуток в три с половиной года доставил стареющему Князю немало хлопот. В этот период он снова лечится […] Наследник родился. Но от кого? После смерти Василия Ш Елена в открытую жила с князем Овчиной Телепневым-Оболенским. А до кончины Князя Василия была ли такая альковная связь? Ее вероятность не исключена. В мамках у Елены была сестра князя Овчины […] У Ивана Васильевича была тяжелая наследственность. […] В роду Телепневых-Оболенских наследственные душевные болезни не были редкостью […] Одна из самых ранних расправ Ивана Васильевича приходится на 1547 год — ему было всего 17 лет, и он только готовился стать царем. Летописец сообщает, что „велел Князь Великий казнити князя Федора княж Иванова сына Овчины Оболенского“.

В этом случае получается, что на Московском престоле оказывается в лучшем случае князь Оболенский: в нарушение благословения святого Митрополита Алексия на Московский престол только прямого потомства Рюриковичей-Даниловичей. О чем Иоанн IV, естественно, знал или догадывался.

Существует также и иная версия, также ставящая под сомнение строгую легитимность Иоанна IV.

«В обстоятельствах вокруг появления на свет Ивана Васильевича есть и еще один, и даже более интригующий момент. Его прежде знали по „Запискам о московских делах“ Сигизмунда Герберштейна, но особенного значения не придавали, полагая, что заезжий иностранец что-то напутал или приврал. Не так давно писатель и историк Андрей Никитин развил этот сюжет более детально. У заточенной в суздальлском Покровском монастыре Соломонии Сабуровой — инокини Софии — рождается сын — Георгий, Юрий. Соломония в принципе могла забеременеть накануне своего насильственного пострижения, дабы отести от себя нависшую угрозу (тоже лечилась?). В таком случае именно рожденный Соломонией Сабуровой мальчик и был законным наследником престола Великих Московских Князей».

О.Мраморнов полагает, что стремление уничтожить этого законного наследника и было главной причиной опричнины, но он сам же ссылается на раскопки А.Варганова, обнаружившего в предполагаемом месте захоронения тряпичную куклу, что доказывает отсутствие какого-либо потомства Соломонии. Но, если это потомство было, и было от Василия Ш, то Иоанн IV никаких прав на Престол как рожденный во втором браке не имел. Так или иначе, приходится признать справедливость вывода, «что в подлинности Великокняжеского происхождения Ивана IV нельзя быть однозначно уверенным».

Напомним, что Иван Тимофеев в своем «Временнике» различает Царей «первосущих, истиннейших и природных» и Царей «чрез подобство (выделено нами — В.К.) наскакающих на царство». «Ни узурпация престола, ни даже законное в обрядовом отношении поставление на Престол (венчание на Царство) (выделено нами — В.К.) еще не делает человека Царем […] иначе говоря, различаются безусловный и условный (конвенциональный) смыслы слова Царь („самоцарь“), — пишет Б.А.Успенский. Совершенно очевидно, что именно „самоцарь“ стремится любым путем утвердить свои Царские прерогативы, ищет внешнего их подтверждения. Точно так же в Европе первое королевское помазание от руки Папы (в отличие от нерукотворного помазания Хлодвига) вводит узурпатор Пипин Короткий. В Древней Церкви существовало мнение, что Цари миропомазуются на Царство во чреве матери, а помазание церковное — внешне-видимое подтверждение помазания от Бога. Этот взгляд был воспринят и Русью. В „Сказании“ Авраамия Палицына Царь Михаил Феодорович — „прежде рождения его от Бога избранный и из чрева матерня помазанный“. Само же поставление Царя на Царство, если уподоблять его таинству, соответствует браковенчанию, которое не включает в себя миропомазания, но носит последовательно евхаристическую природу — в древности жених и невеста причащались из одной Чаши. В „священнотаинственном венчании Царей на Царство“ введение особого миропомазания, возможно, также объективно оказалось (вольно или невольно) оттенением главного Таинства Церкви — Таинства Святого Тела и Святой Крови. И в этом, к сожалению, Византия следовала за Римом, всегда умалявшим кровь за счет помазания. В случае же „рода русого“ и на Западе, и на Востоке изначально было иначе, и до XVI века об этом помнили. Иоанн IV, хотя уже вполне осознававший свое именно византийское преемство, в то же время имел вполне определенное мнение о достаточности права крови. „Что касается королевского титула, — рассказывает историк-иезуит П.О.Пирлинг, — то бояре не замедлили ответить, что Иван, благодарение Богу, получил свою власть по наследству, от отцов, владеет неоспоримыми на нее правами и не нуждается ни в какой конфирмации“. Вспомним, именно конфирмации власти добивались (и добились!) от Ватикана Каролинги! Здесь можно возразить, что речь шла только лишь о неприятии католического миропомазания „на королевство“. Это, разумеется, верно, и именно эту сторону обычно принято подчеркивать, что весьма понятно. Но характерно вот что: Иоанн Ш не вступает с папским послом, в отличие от Иоанна IV, в „прения о вере“ — он и так уже однозначно засвидетельствовал свое Православие и верность византийским канонам, женившись на Софии Палеолог и осудив новгородских еретиков-жидовствующих. В данном случае Иоанн Ш акцентирует именно неоспоримое природное право на власть, наследие предков, право по крови.

30
{"b":"13253","o":1}