ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И торопливо нажала на кнопку двухсторонней связи.

Монотонный женский голос сообщил, что, во-первых, на последний звонок с номера такого-то не было ответа и, во-вторых, запись стерта.

Джорджия полезла в карман за визиткой Джейсона Чена, нашла на полу карандаш и записала на оборотной стороне карточки номер. От волнения она писала очень неразборчиво. Выпрямившись, убрала в карман и карточку и карандаш.

В доме стояла тишина. Ни дуновения ветра, ни шума мотора. Разве что вдалеке каркали вороны.

Ладно, подумала Джорджия, не чувствуя, как по телу сбегают ручейки пота. Что дальше?

Она обратила внимание на кучку конвертов у входной двери. Пара счетов. Письмо Марку Уилеру, предлагавшее ему поменять платиновую карточку «Америкэн экспресс» на черную. Наверное, Марк Уилер жил тут прежде?

Следующие пятнадцать минут Джорджия медленно обходила дом, стараясь понять характер Сьюзи и то, какую жизнь она вела. Ни открыток, ни фотографий, ни дневников. Словно она жила в вакууме. Ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Казалось, Сьюзи, как монахиня, удалилась от мира. Никаких свидетельств ее связи с другими людьми.

Наконец Джорджия вышла из дома и обошла его кругом, чтобы взглянуть на задний дворик. Громче стало карканье и хлопанье крыльев. Слева на деревьях сидели вороны и сороки, а низко в небе кружили черные коршуны.

Кто-то тут точно умер. И не маленький, если труп привлек столько хищных птиц. Поблизости не было видно ни коров, ни овец, так что вряд ли кто-нибудь из них. Может, древесный кенгуру?

Джорджия с опаской приблизилась к изгороди и вгляделась в лес. Ничего. Она посмотрела наверх.

Тяжело захлопав крыльями, ворона поднялась в воздух, едва оторвав от земли набитое брюхо.

Наверное, это кенгуру, подумала Джорджия, но когда она повернулась, чтобы пойти к своей машине, в лицо ей подул ветерок.

Боже всемогущий! Джорджия развернулась, закрыла нос и рот рукой, но лес оставался таким же, как прежде. Темным и непроницаемым. Она приоткрыла нос, чтобы проверить, не почудилось ли ей, и ее чуть не вырвало. Стараясь не дышать, она вернулась к веранде, по пути то и дело поглядывая назад через плечо.

Войдя в дом, она воспользовалась телефоном Сьюзи, но не стала набирать три нуля, а позвонила Дэниелу Картеру:

— Привет. Это Джорджия. Джорджия Пэриш…

— Господи, как будто я не узнал!.. Где ты, черт возьми, была? Кто-то позвонил, сказал, что с тобой все в порядке, но что случилось?

— Не знаю. Меня похитили, потом поняли, что ошиблись, и высадили за городом.

— Аноним сказал то же самое. А сейчас ты где?

— У Сьюзи Уилсон. Я хотела позвонить в полицию, знаю, что должна была позвонить, но боюсь, не ошиблась ли я.

— О чем это ты?

— Здесь вороны и коршуны. И жуткая вонь. Честное слово, вонь просто невероятная.

— И ты не думаешь, что это мертвая крыса?

— Нет.

— Буду через двадцать минут. Жди на месте.

20

Дэниел приехал невозмутимый и свежий, в китайских шортах и свободной голубой рубашке. Ноги у него что надо, подумала Джорджия. Длинные, мускулистые, загорелые и не очень волосатые. У этого счастливца и колени красивые.

— Ради бога, что с твоей рукой?

— Смотрится страшновато, правда? Ужас, это они в спешке, когда уезжали, прищемили мне руку дверцей.

— Заживет?

— Ну конечно. Со временем.

Или никогда, пронеслось в голове у Джорджии. Если я все-таки надумаю выйти замуж, то обручальное кольцо придется носить на правой руке. Или на указательном пальце. Или она вообще не выйдет замуж, и тогда на такую мелочь, как отрезанный сустав, никто не обратит внимания.

— Кто это был? — спросил Дэниел.

— Не знаю.

— Ты не слышала имен?

— Они не представились, если ты это имеешь в виду.

— Черт. Но почему ты? — Прежде чем Джорджия успела ответить, он поднял руку: — Знаю, слышал, они ошиблись. Но тогда кто был им нужен? И кто звонил мне? Сообщил, что ты жива-здорова?

Понимая, что еще немного — и Дэниел загонит ее в угол, Джорджия торопливо спросила:

— Хочешь посмотреть, почему я звонила? Показать?

Она не стала дожидаться его ответа и направилась на задний двор, а там и к дальней изгороди. Дэниел вдохнул зловонный воздух.

— Черт, — только и сказал он.

Потом с непроницаемым выражением вгляделся в лес, неуловимым движением перескочил через изгородь, остановился и, склонив голову набок, прислушался. Он вытащил свой «глок» из кобуры и бесшумно углубился в лес, в котором исчез буквально через пару секунд.

Джорджия заранее испытывала страх, еще не зная, что он найдет. А что, если Чены не стали держать ее мать у себя и бросили тут ее тело, — подумала она. Джорджию охватила паника. Она вновь услышала звук бейсбольной биты, попавшей матери в голову, и увидела струйку крови, стекавшую из-под черного мешка на пол. В каком состоянии она сейчас? Постепенно истекает кровью? Надо спешить. Надо ее спасти.

Хрустнула ветка, и Джорджия вздрогнула, но это был Дэниел. «Глок» он убрал в кобуру. Перескочил через забор и пошел к Джорджии. Покачал головой.

— Что там?

— Свинья. Рекордсменка-нарушительница. Пробежала не меньше сорока километров. Ее застрелили дня два назад.

— Свинья?

— Дикая, — добавил Дэниел. — Тут чума появилась.

Джорджия поглядела в сторону сырого леса, начинавшегося почти у самой ограды.

— Ты уверен, что это всего лишь свинья? Больше никого нет?

— Если не веришь, посмотри сама. Пройдешь метров пятнадцать прямо и пять метров направо. Сороки покажут тебе место.

— Нет, спасибо.

Ей стало немного спокойнее. Слава Богу, пока обошлось. Спасибо тебе, Господи.

Они подняли голову, заслышав шум. Это три вороны напали на коршуна.

— Представляешь, вчера утром перевернули все вверх дном в доме миссис Скутчингс? Она вышла за газетой, а там все обшарили. Даже гладильную доску распороли.

Чены. Именно тогда они нашли кошелек Сьюзи и дискету, которые вывели их прямо на нее. Джорджия радовалась, что Дэниел следит за схваткой в небе и не видит ее застывшее лицо.

— Бедняжка миссис Скутчингс, — выдавила она.

— Ты слышала что-нибудь о Ли Денхэме?

— Нет. Извини.

Во всяком случае, сегодня, — мысленно прибавила она.

Чтобы выиграть время, Джорджия направилась через двор к парадному крыльцу. Дэниел последовал за ней. Ей отчаянно хотелось все ему рассказать, может быть, опереться на сильного и профессионально подготовленного человека, однако из-за матери она не осмеливалась назвать своих похитителей.

«У нас есть друзья в полиции. Мы узнаем».

Дело не в том, что она не доверяла Дэниелу, но он может проболтаться другому полицейскому, и когда это дойдет до ушей Джейсона Чена и его отца, они не задумавшись убьют маму, а потом доберутся до нее самой. «Один сустав за раз».

— Джорджия!

— Я думала, это как-то поможет мне примириться с ее смертью. Хотела посмотреть, где она жила, каким была человеком…

Дэниел взглянул на нее так, что ей сразу стало ясно: в эту историю верится с трудом, и она опустила голову, притворившись застенчивой, и сквозь зубы призналась:

— Ладно, ладно, я любопытная. Неужели это преступление?

— В общем-то нет, но…

— Ее дом тоже обыскали, — сообщила Джорджия, чтобы избежать нотации.

— Вандалы, — ответил он. — Держу пари, они заявились, как только узнали о ее смерти.

На минуту он поколебал уверенность Джорджии в том, что разгром в доме Сьюзи дело рук Ченов, но она вовремя вспомнила о проникновении в лечебный центр.

Они стояли перед домом, мозги на солнце буквально плавились, и Джорджия отправилась в кружевную тень черных пальм. Она стерла пот со лба и стала изучать грязную повязку, пока стоявший рядом Дэниел был занят рассматриванием своих ногтей. У него сильные худые руки в веснушках, и на суставах видны ссадины. Джорджия с удовольствием подумала о том, что громилам, наверное, здорово досталось.

28
{"b":"132537","o":1}