ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Джон сказал, что он за границей.

— Где?

— Он не сказал.

Зазвонил сотовый телефон Индии, и она, погасив сигарету, ответила на звонок.

— Привет. Да, наверно. Мы можем встретиться… — Она посмотрела на Джорджию. — Не возражаешь, если я высажу тебя в городе?

— Нет.

Джорджия решила, что сможет на такси доехать до стоянки Эви, кроме того, ей было необходимо сделать перевязку с парацетамолом или какой-нибудь антисептической мазью, так как палец болел сильнее обычного. Господи, лишь бы не попала инфекция!

Индия поглядела на часы.

— В шесть, — сказала она.

Зажав телефон коленями, она включила зажигание и вывела машину на дорогу, после чего резко прибавила скорость и помчалась вперед.

— Ну, у тебя есть какие-то мысли насчет того, кто устроил аварию на самолете? — спросила она Джорджию.

— Да нет.

Джорджия вздохнула и стала смотреть в окошко на проносящуюся мимо красную землю, кое-где утыканную сухими пучками травы, и на красные муравейники. Никогда не подумаешь, что всего в сорока минутах езды находится тропический лес и берег, на который набегают голубые волны.

Она задумалась о том, кто мог подстроить аварию, и еще о том, кому, кроме всех полицейских Австралии, может быть на руку смерть Ли Денхэма. Или хотели убить кого-то еще? Ее-то вряд ли, а Бри? Да нет, невозможно. И кому могла понадобиться смерть Сьюзи, если живая она представляла собой большую ценность?

Ее как будто озарило.

Сьюзи хотела рассказать Индии о лечебном центре, о Тилли, которая вчера умирала, а сегодня жива-здорова. Возможно, кто-то хотел убить Сьюзи, чтобы поддержать иллюзию своего чудесного целительского дара и получать много денег.

Индия настроила приемник на волну радио Sea FM и стала подпевать «Му Sweet Lord» Джорджа Хэррисона, не обращая внимания на притихшую Джорджию. Через поселок Маунт-Маллой они проехали, снизив скорость до шестидесяти километров, а потом вновь помчались во весь опор по гладкой асфальтовой дороге.

— Индия, ты не могла бы ненадолго сохранить в тайне то, что Сьюзи придумала новый антибиотик?

— Забыла, что у меня рот на замке? — Прищурившись, Индия стрельнула в нее проницательным взглядом. — Но почему? У тебя есть подозрения?

— Ну…

Джорджии не хотелось озвучивать свои подозрения насчет Юмуру. Вдруг она неправа? Росчерком пера Индия могла уничтожить его и его дело, не говоря о пациентах, которыми он уже занимается и которыми должен заниматься в будущем.

— Джорджия! — взорвалась журналистка. — Ты мне доверяешь или нет, черт тебя подери? Я же на твоей стороне! Ты не забыла? Я никому ничего не скажу! Ни коллегам, ни полицейским, ни Скотто. — Она иронически изогнула губы. — А он мой редактор. Кстати, красивый. И у него никого-никого нет.

— Ладно-ладно, спасибо. Но не сейчас, — сухо произнесла Джорджия.

— Что ж, потом так потом, — согласилась Индия. — Что это ты задумала?

Джорджия вздрогнула и сдалась. Индия слушала ее, ни разу не прервав.

— У меня есть план, — сказала Джорджия под конец.

— Рассказывай.

Джорджия не стала упрямиться.

— Отлично, — проговорила Индия. — Как будто все стыкуется. Никаких дыр. — Она долго ехала за кортежем автомобилей, и только убедившись в безопасности, пошла на обгон. — Ты поедешь в «Ньювью»?

Прежде это как-то не приходило Джорджии в голову, но теперь она сообразила, что стоянка не совсем подходящее для нее место. После случившегося в Брисбене не исключено, что там ее с секатором наготове поджидает Джейсон Чен, которому не терпится узнать, где скрывается Джон.

— Наверно, нет.

— Как насчет «Националя»? — предложила Индия. — Номера у них не ахти, но, по крайней мере, рядом будут люди. А за углом Мик, у которого можно перекусить вечерком. На сегодня я планирую что-нибудь тяжелое и жирное. Жареное-пережареное.

От Маунт-Маллой до Налгарры было двести километров, но много времени им не потребовалось, так как Индия не снижала скорость. Остановившись у отеля «Националь», она подалась к Джорджии, обняла ее и поцеловала.

— Спасибо, что поверила мне, — сказала она. — Это хорошо.

Джорджия тоже обняла журналистку:

— Спасибо, что дождалась меня в полицейском участке.

— Всегда пожалуйста.

Джорджия вылезла из машины, обошла ее кругом, не снимая руку с горячего металла, словно успокаивая разгоряченного коня, а потом наклонилась к окошку Индии:

— Я знаю, зачем Сьюзи хотела повидаться с тобой.

Индия ответила ей удивленным взглядом.

— Наверняка она нарочно завлекала тебя сюда. Ведь когда ее отец совершил ужасное убийство, это ты рассказала о нем. Вот ей и хотелось совершить что-нибудь очень хорошее, а потом рассказать тебе — так она пыталась восстановить равновесие.

Индия насупилась:

— Все равно я не могу сочувствовать ей. Ее чертов папаша вздумал поиграть в Бога и погубил много людей.

Индия резко бросила машину вперед, отчего несколько камешков полетели в лицо Джорджии.

31

Свежий бинт, на раковине антисептик. Джорджия едва дышала, снимая старую повязку. Палец пульсировал немилосердно, и ей было страшно посмотреть, какой он под бинтами. Юмуру сказал, что менять повязку надо каждый день, но когда накануне вечером Джорджия добралась до Каирнса, она очень устала, а утром слишком боялась лететь, чтобы заниматься пальцем.

Последний бинт прилип к ране, и Джорджия крепко сжимала зубы, пока, осторожно подергивая, не освободила палец, на который не решалась взглянуть.

Итак, повязка снята. Брошена в корзину.

Дыши глубже, сказала она себе. Набери воздух в легкие, в живот и не нервничай. Только не нервничай.

Джорджия опустила взгляд и увидела круглый струп с щетинками швов. Ни крови, ни сукровицы, никаких следов воспаления.

Прекрасно.

Злополучный палец был в прекрасном состоянии. Антисептик, судя по всему, ему не требовался, однако Джорджия на всякий случай натерла его мазью, а потом быстро наложила повязку, стараясь подражать аккуратной работе Юмуру, но у нее ничего не получилось. Похоже на шатер, разбитый гоблином над несчастным пальцем. Что ж, в следующий раз получится лучше, подумала Джорджия, все дело в практике.

Она понимала, что старается быть беззаботной: ей почему-то казалось, что если она будет вести себя как ни в чем не бывало, то Ли освободит маму. Странная логика, Джорджия и сама это понимала, но, чтобы не сойти с ума от страха, ей ничего лучше не приходило в голову. Ее мама верит в силу позитивного мышления. Например, когда их старенькая машина сломалась окончательно и настала пора покупать новую, мама не запаниковала и всего лишь прибавила еще одну фразу к вечерней молитве: «Спасибо Создателю за чудесный новый автомобиль».

Две недели спустя Дик Купер пригнал в коммуну старый побитый «моук» своей жены и отдал Линетт ключи.

Вспоминая это, Джорджия мысленно произнесла: «Спасибо Создателю за освобождение моей мамы».

Джорджия напустила воды в ванну, правой рукой проверила, насколько вода горячая. Отлично. Она разделась, погрузилась в воду по шею, не забывая высоко держать руку с гоблинским шатром. Ванна была огромная, так что Джорджия не доставала ногами до противоположного края и ей казалось, что она плывет: это понемногу снимало нервное напряжение.

В конце концов Джорджия вытащила пробку и встала, раздумывая о том, что надеть, ведь почти вся ее одежда в фургоне на стоянке. У Джорджии осталась пропотевшая одежда, которая была на ней накануне, когда она ездила в лагерь и в Каирнс. И та самая, мокрая от пота одежда, которую Джорджия носила сегодня, когда в нее стреляли и она чуть не умерла, боясь попасть в лапы Ченов… Никакого выбора. Что вчера, что сегодня — одно и то же. Но по крайней мере, есть чистые трусики и зубная щетка. Когда она была еще ребенком и они летели в Австралию, мама сказала, что багаж может пропасть, так что трусики на смену всегда должны быть при себе, на всякий случай.

50
{"b":"132537","o":1}