ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Репортаж был подписан Индией. Именно этот текст она передавала накануне вечером в газету и ради этого ездила в Каирнс.

— Твой приятель Ли горит на работе, — сказал Картер.

— Ли? — озадаченно переспросила Джорджия.

— Это он потрошит свои жертвы. Его фирменный знак. Ну и кто он после этого? Ты понимаешь?

— О чем ты?

— У банды есть нечто, необходимое Ли. Мне нужна информация.

У Джорджии задрожали руки, и она зажала их между колен, прежде чем он это заметил.

— Не сомневаюсь, это работа Ли, — продолжал Дэниел как бы между прочим. — Этим-то он и известен. Заводит жертву в тихое местечко, внушает ей чувство безопасности, после чего бьет ножом в живот, пока кишки не вылезают наружу, и обещает вызвать скорую помощь, если несчастный даст ему нужную информацию. Этот трюк всегда срабатывает. Жертва понимает, что умрет, но боится упустить надежду на спасение.

В ушах Джорджии зазвучал голос Ли.

Задам-ка я пару вопросов в нужных местах. Постараюсь разузнать, где они держат ее… У меня есть кое-какие способы и средства.

Неужели Ли в самом деле убил человека, чтобы узнать, где держат ее мать?

Считай меня своим личным ястребом, который все отлично видит перед собой и сбоку и может предупредить тебя об опасности, а если необходимо, то и подраться и даже убить, защищая тебя.

Тошнота подкатила к горлу Джорджии.

— Извини… я на минутку, — пробормотала она, сползая с табурета и хватая телефон. — Мне надо.

Снова и снова споласкивая лицо холодной водой, Джорджия старалась унять дрожь. Ей надо радоваться, что у нее такой союзник, но, господи помилуй, потрошить человека, чтобы получить информацию? Джорджия подняла голову и внимательно посмотрела на свое отражение в зеркале. Черные синяки под глазами, провалившиеся щеки, отчего выступающий подбородок стал еще заметнее. До чего же она похудела, вдруг сообразила Джорджия. Очень похудела. Надо больше есть, сказала она себе. Больше хлеба, больше калорий, но никакой рыбной каши, это уж спасибо, не надо, Фан Дунмей.

Вытерев лицо бумажным полотенцем, Джорджия вернулась в бар и сосредоточила внимание на стакане с пивом.

— Извини за грубость, — тихо произнес Дэниел. — Забыл, что разговариваю не с полицейским.

— Ничего, — с вымученной улыбкой выдавила из себя Джорджия. — Ты виделся с Полом Чжуном? — якобы безразлично спросила она.

Дэниел мигнул от неожиданности:

— Нет. Ты же ездила к нему.

— Да… Ты говорил о нем с кем-нибудь?

— Конечно. Да будет тебе известно, мы в полиции делимся информацией. А так как все жаждут поймать Ли не меньше меня…

Убежденная, что Паук — полицейский, который работает вместе с Дэниелом, Джорджия ничего не могла сказать ему из страха, что об этом узнают бандиты.

Она вновь проверила свой телефон. После разговора с Ли прошло двадцать четыре часа. На мгновение Джорджия прикрыла глаза, всеми силами желая ему остаться в живых, не попасть под пули… Пока еще он был ее единственной надеждой и единственной надеждой ее матери. У нее сжалось сердце, едва она представила, как он лежит брошенный где-то в буше, окровавленный, умирающий… Хватит, сказала она себе, он хоть кому даст сто очков вперед. Господи, до чего все сложно.

— Джорджия. — Дэниел сидел на краешке стула, придвинувшись к ней. — Что с тобой? Расскажи мне. Пожалуйста.

— Я хочу отыскать Ли.

— Значит, у нас есть кое-что общее.

— Очень хочу, — добавила она в отчаянии.

— Хм-м-м… — Дэниел в задумчивости покачал головой. — Одна из причин, почему я в Налгарре, — желание взглянуть на его яхту.

— На его яхту?

— Да. Мы слышали, что команда привела ее сюда и капитан делает запасы. Думаю, Ли может в любой момент исчезнуть. Прошел слух, что его видели сегодня утром с какой-то женщиной, однако подтвердить это не удалось. У меня есть подозрение, что Ли сам распустил этот слух. Я намерен произвести разведку и, если он там, послать на яхту побольше людей. А если его нет, я проверю морскую карту «Сонтао». У капитана должны быть карты, на которых он указывает маршрут, скажем, на Гавайи, в США, может быть, в Индонезию или Китай…

Он все еще что-то говорил, но Джорджия его не слушала. Ли видели утром с какой-то женщиной. Неужели маме больше ничто не угрожает?

Спокойно, спокойно. Едва мимо магазинчика Джека Манди прошла какая-то пара, как на улице появился черный «мерседес».

Джорджия застыла на месте.

Джейсон Чен.

«Мерседес» медленно проехал по Оушен-роуд и исчез из виду, а Джорджия, вся трепеща, продолжала сидеть, мгновенно покрывшись противным потом. Воскресенье уже послезавтра. Осталось тридцать шесть часов.

Дэниел вынул из кармана телефон и набрал номер.

— Пит? Да, это я… Ладно. Отлично. — Он поглядел на часы. — Попытаюсь. Или завтра. Я твой должник, друг. Спасибо.

Он спрятал трубку обратно в задний карман джинсов.

— Капитан, точно, на борту, но Пит говорит, что он около шести часов сходит на берег поесть. Пит хочет, чтобы я подождал поблизости. — Тремя большими глотками Дэниел осушил кружку. — Увидимся через час.

Джорджия поглядела на улицу, по которой проехал черный «мерседес». Может быть, Ли с мамой тоже пытаются добраться до яхты?

— Я с тобой.

— Нет.

У Дэниела окаменело лицо, и Джорджия уловила что-то темное и опасное в его взгляде.

— Если ты встретишь Ли, то убьешь его, да?

— При малейшей возможности, — сказал он и поставил стакан на стойку. — Жди здесь.

Джорджия схватила сумку и рванулась следом за Дэниелом.

Уже на улице он оглянулся и, увидев ее, приказал:

— Уходи.

Джорджия откинула назад голову, выдвинув вперед подбородок:

— Нет. Тебе придется приковать меня наручниками к бару, а так как наручников у тебя как будто нет, я иду с тобой.

— Ладно. Обещаю, что не убью его. Просто арестую и засажу в тюрьму до конца жизни. Так лучше?

— Нет.

— Джорджия, давай серьезно. Это может быть опасно…

— Я сумею позаботиться о себе, — вызывающе заявила Джорджия. — И стрелять я тоже умею.

— Наслышан, — сердито отозвался Дэниел.

Черт, неужели в этом городе ничего нельзя сохранить в тайне?

— Поскольку ты об этом упомянула, то наручники у меня с собой, — сказал Дэниел. — В машине. Действительно хочешь, чтобы я тебя приковал к чему-нибудь?

Джорджии хотелось быть посмелее и сказать что-нибудь вроде «если только в кровати и ты разденешься», но она не решилась. Не похоже, что он оценил бы ее слова.

Махнув на отель, Дэниел проговорил:

— Иди. И жди.

Этим жестом он напомнил Джорджии о Джоне и послушной Булочке, но она не Булочка, а Дэниел уж точно ей не хозяин.

33

К тому времени как Дэниел вышел из конторы начальника порта и направился к южному понтону, из-за горизонта уже показалась луна, серебрившая обшивку кораблей. Джорджия так и не сумела привыкнуть к тому, что ночь в этих краях наступает очень быстро. Когда она жила в Англии, летние сумерки растягивались обычно часа на три-четыре, а в Австралии темнело сразу, словно кто-то выключал свет.

Стараясь не шуметь, Джорджия следовала за темной тенью, то есть за Дэниелом, который буквально скользил от лодки к лодке. В теплом воздухе стоял запах гниющей листвы. Джорджия держалась настороже и постоянно оглядывалась, как бы к ней не подобрались Чены. Но пока все было спокойно. Черный «мерседес» не показывался.

И вдруг исчез Дэниел. Джорджия остановилась, но Дэниел не показывался. Тогда она начала с опаской продвигаться вперед, позади остались пять-шесть металлических лодок, подпрыгивающих на волнах. Джорджия всматривалась в темноту, уже порядком напуганная, — вдруг он увидел что-то, чего она не увидела, вдруг он…

Неожиданно что-то промелькнуло, и, прежде чем она успела повернуться, чья-то рука зажала ей рот, другая обхватила за талию и потащила в сторону, хотя она извивалась и от страха пыталась кричать, пока не услышала, как Дэниел шипит ей в ухо:

54
{"b":"132537","o":1}