ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У неё не оставалось другого выхода. Не было времени со всеми прощаться, и Азия попробовала взлететь. Это было не так-то просто. Одно крыло перерабатывало, другое уставало. И девочка несколько раз больно падала, но потом снова поднималась в воздух. Летать было сплошное удовольствие. Правда, больно постоянно падать. Но представьте себе, лететь на своих крыльях. Азия плохо набирала высоту и скорость, но всё же она быстро пролетела огромный участок местности и очень скоро приблизилась к дирижаблям.

Девочка помнила о попавшихся в ловушку рейдерах, спасших её. И ещё ей хотелось лучше научиться летать.

"Похоже, эта часть меня всё больше имеет контроль над моими мыслями". Самодовольно думала девочка.

Полёт Азии прервали недалеко от дирижаблей на самом интересном месте. Лазерный луч, не прицельный, а случайный, просто из неба пробил ей крыло. Полкрыла было уничтожено. Лететь стало трудно и девочка на полной скорости упала на землю. Это падение было болезненным, но особенно плохо оно отразилось на крылышках. Теперь оба крыла были порваны полностью. Азия не ощущала сильной боли. А неприятное ощущение потери.

Одно крыло почти сохранилось, а вместо другого висел обрубок. Девочка, не думая про остальные части тела сконцентрировалась на крыльях. Она силой мысли приказала им втянуться. Но сразу это не получилось. Только с пятой попытки, Азии удалось спрятать крылышки, точнее то, что от них осталось, от такого небрежного обращения.

На месте где только, что были крылья, теперь было только два пореза, которые быстро затягивалась. Словно они и не занимали места в её спине. Словно их и не было. Девочка снова вспомнила про свою цель. Добираться до дирижабля оставалось достаточно долго. И теперь она одна.

Опасаясь не успеть, тысячи людей по разным тропинкам выбирались к ковчегу. Как огромный кит, выброшенный за сушу, дирижабль достаточно неловко выглядел на земле, под него подложили могучие опоры. И на него не предусматривался трап, для того, чтобы попасть на борт, нужно было ступить на специальный подъёмник. Чтобы попасть на дирижабль при обычных обстоятельствах, нужно было сесть на гравитон и долететь. Но сейчас дирижабль повернули на бок, так, чтобы людям было легче подниматься.

Все, кто мог, спасались на гравитонах и других транспортных средствах, поэтому единственным спасением был сейчас сам дирижабль. Он брал на борт всех без разбору. На возвышении недалеко стояло два гигробота и постоянно вели перестрелку с крейсерами Астрайдеров. Им нужно было удерживать позиции до последнего, пока все, кого можно взять, не погрузятся на ковчег спасения.

Кордон стоял на подножке подъёмника и сдерживал толпу. После взлёта всем, кто попал на дирижабль, было гарантировано спасение. Ещё несколько дирижаблей оставалось в долине. Но времени оставалось мало, Астрайдеры наступали, и промедление могло стоить жизни и уже успевшим подняться на борт.

Азия подоспела как раз в тот момент, когда дирижабль собирался взлетать. Кордон больше никого не пускал, но ведь это же она, Азия. Её все знают, её спасут, обязательно. Её даже пропустили люди стоящие в толпе, которых тут бросали на верную гибель. Уставшая и счастливая девочка добралась до рейдера с каменным лицом. Только теперь девочка заметила, чей это был дирижабль. Это была личная резиденция Джерри Пирма.

— Позвольте мне подняться на борт. — Сказала Азия.

— Извините мисс, мы никого не пускаем. Дирижабль перегружен.

— Тогда я приказываю вам, меня зовут Азия Биара.

— Мисс Биара? Я должен поговорить с бароном.

Он включи очки видеоконференции:

— Барон Джерри Пирм. Здесь Азия Биара, она выглядит измотанной. Позвольте ей подняться на борт. — Он сделал паузу. — А, нет. Тогда извините за беспокойство.

— Дайте мне ваши очки, — не выдержала Азия. — Барон, вы меня слышите.

— Привет, Азия, — послышался булькающий голос барона, и показалось его неприятное лицо. — Снова мы встретились.

Вокруг Азии кишела толпа людей, все они рвались внутрь. Нельзя было терять ни секунды.

— Барон, прикажите своим людям поднять меня на борт.

— Чего ради. Если ты не забыла, моя милая, ты официально мерзость. А что я буду за барон-инквизитор, если возьму на борт клона. — Он окинул своими заплывшими глазками весь антураж дирижабля, — это святое место. Освящённое святой церковью. А то, что ты предлагаешь, святотатство. Тебя здесь не будет и точка.

Азия просто поняла, она почувствовала, что с бароном пререкаться не получится. Он уже принял решение и видимо его уже не поменяет.

— Пойми, ничего личного, но ты клон. А таким, как ты, не место среди нас. — Издевался барон.

Последнее, что могла сказать Азия:

— Позвони Якову. Я хочу, чтобы ты сам ему сказал, что собираешься меня оставить здесь погибать.

— Отлично. Хорошо. — Джерри подождал несколько секунд пытаясь связаться с вождём. — Яков на связи. — Действительно появилось прозрачное изображение Якова, присоединившегося к конференции.

Азия сразу обратилась к вождю:

— Яков. Я в ловушке. Мне нужно спрятаться на дирижабле барона Пирма, чтобы спастись. А он отказывается меня поднимать на борт. — Умоляюще говорила Азия.

— Понимаете, она клонированная мерзость и ей не место на борту дирижабля Святой Церкви. Одно дело сохранить ей жизнь, но другое пригласить в святое место, — сказал Джерри Пирм.

И все заняли выжидательную позицию к словам вождя.

— Делай, как сам считаешь нужным. — Сказал Яков и сеанс оборвался. Либо Яков сам его оборвал.

Ещё несколько секунд барон что-то говорил вслед, но Азия его уже не слышала. Она не слышала и приказа о выведении дирижабля. Подножка поднялась, и последний спасительный ковчег направился ввысь. Девочка стояла в рассеянности. Она впервые не знала, что делать. Но сейчас всё было кончено. Ей больше некуда было идти. Не было пути к спасению. Бомбёжки Астрайдеров грозили ей гибелью каждую секунду. А стражи гигроботы уже были обездвижены.

Но больше Азию поразил Яков. Она никогда бы не предвидела такого с его стороны. Ей казалось, что она знает людей. Что тонко чувствовала отношения с этим человеком. Что понимала, кто не предаст, кто не подставит, кто не бросит. Но сейчас было так плохо от всего. Это просто разрушало её веру во всё человеческое.

Азия вспомнила Райана, который бы её никогда не бросил. Который бы примчался ей на помощь, где бы не находился, если ей просто стало бы грустно. Но сейчас было особенно горько, ведь это она его сама оттолкнула. Она его оскорбила, несмотря на то, что он, как всегда, оказался прав.

Связь была очень паршивой, и связаться через очки видеоконференции Азия больше ни с кем не могла. Но она смогла передать сообщение. Пусть просто будет в памяти электронной сети дирижабля. Пусть об этом хоть кто-то узнает.

Азия посмотрела на творящееся кругом. Тысячи человек убегали от усиливающегося артобстрела. Азия уже знала, что Астрайдеры приготовили полную стерилизацию всей этой территории, как только их основные войска подойдут. И что не выживет никто. Она вышла в эфир и передала сообщением:

— Я Азия Биара. Сторонница революции. Я всю свою сознательную жизнь сражалась за победу над Астрайдерами. С того самого момента, как было уничтожено родное Эвэдэ. Я, вероятно, сегодня погибну. — Азии было очень горько и больно говорить подобное, — прошу никого не обвинять в моей гибели. Это дело рук Астрайдеров…

В этот момент связь терялась, были слышны взрывы, всё залило светом световых бомб. Падение осколков и горы кипящего напалма. Их просто стёрли с лица Альсары. Азия Биара погибла. Так заканчивается путь Азии, которая бесстрашно отдала свою жизнь революции. И начинается новая глава истории Альсары.

Между тем, массированный артобстрел уничтожил всё живое вокруг базировки дирижаблей. Крейсера Астрайдеров, посланные вдогонку, сбили ещё несколько дирижаблей прежде, чем сконцентрировались на зачистке территории.

Из космоса на Альсару спускались корабли с невиданной символикой "Всевидящим оком вулкана", сейчас они зависли в открытом космосе над территорией сражения и незримо наблюдали. Крайзалис вступал в войну. А это означало, что Астрайдеры обратились к самому сильному государству мира за поддержкой и были услышаны.

131
{"b":"132545","o":1}