ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Здесь ведь всё так просто. Практически не надо ничего делать. Не то, что любовь с девушками". — Думала Азия. Райан Маршал как титан нависал над беззащитной Азией. Но их глаза сейчас сошлись. Они смотрели точно друг на друга и не высказывали никаких эмоций, кроме как глазами. Это контакт был для Азии даже важнее, чем любой другой. Такого единения у неё ещё никогда ни с кем не было.

Азия ни на секунду не сомневалась, что всё происходит так, как и должно быть. Ведь иначе просто нельзя. Поразительно, но она хотела ребёнка от него от первого встречного и сейчас же. Она находила его, чересчур пленительным, чтоб отдавать себе отчёт в происходящем.

Для Райана она была первой девушкой, которой он мог вот так просто смотреть прямо в глаза, любоваться ею и ни о чём другом не думать. Он любил жизнь во всех её проявлениях, любил влюбляться, особенно любил красоту.

Ими овладело какое-то безразличное отношение к собственному телу и желание принести удовольствие партнёру, такое, какое довольно редко встречается в парах. И откуда им знать как надо. Каждый хотел возвысить партнёра. Все движения, всё, что они делали, было крайне просто. Но приносило максимальное удовлетворение. Несмотря на то, что было крайне неудобно заниматься любовью в гравитоне. И простуженность Азии, и громоздкость Маршала. Всё было идеально. А удовольствие далеко выходило за рамки самого сильно физического влечения.

"Ничего не надо изобретать", — подумали оба почти одновременно. Райан был старше Азии как раз настолько, что они чувствовали себя ровесниками.

Когда всё закончилось, Азия не могла сказать ни слова и не хотела, она просто закуталась в своё одеяло и уснула.

Вокруг светало, небо посерело, наступало утро. Азия мило спала, а Райан серьёзный, но скорее умиротворённый, впервые за сегодняшний день, вёл гравитон назад домой.

Он как зеницу ока берёг её сон.

Как можно тише без всякой спешки он привезёт её к себе домой. Аккуратно, чтоб она случайно не проснулась, перенесёт на свою кровать, укроет одеялом. И впредь Райана Маршала больше не будут волновать те проблемы и переплёты войны конкистадоров с рейдерами, которыми он жил до этого дня.

А сегодня у Райана Маршала появилась другая идея фикс кроме истребления рейдеров. В одну из них он влюбился и ещё не знает насколько сильно.

Стальной парус.

Когда бы это не происходило,

но если это было в Омикроне — то

причиной тому был Райан Маршал.

Кто такой был Райан Маршал? Азия ничего не знала об этом человеке, он впервые увидела его там, на плавателе, в день эвакуации. Тогда, когда она уже потеряла свой дом и Боска, единственного родного человека. И что-то такое было в этом Маршале. Что-то, что заставляло её сердце сжиматься ещё сильнее. Это заставляло её чувствовать себя счастливой. Ведь если ещё есть такие люди как Райан, значит, есть для чего жить, за что держаться в этом мире.

К сожалению, их первая встреча так ничем и не закончилась, Райану тогда не хватило мужества или смелости вот так вот подойти к понравившейся девушке. Или он и не собирался, в общем пусть всё это остаётся на его совести, но сейчас они с Азией вместе. И неважно, пусть с ней произошло много всего, чего могло не быть в её жизни. Пусть она натерпелась за эти дни. Но сейчас он вёз Азию домой. К себе в уютный домик, хотя Райан никогда не считал своё жилище уютным. Главное, что теперь она в надёжных руках и никакие беды больше ей не страшны. Она под надёжной защитой младшего команданте Омикрон Гарнизона Райана Маршала.

Азия мило спала, закутанная в покрывало, под которым Райан сам спал всякий раз, когда задерживался на службе. А Райан мирно вёл гравитон. Он лишь изредка поглядывал на её словно кукольные рисованные черты лица. Райан не мог себе представить, что такая красавица может родиться на юге. На том юге, откуда приходили в Омикрон все те войны и страхи. Он всегда брезговал южанами. Нет, Райан вовсе не был человеконенавистником, он не был заносчивым, просто предельно откровенным. И его брезгливость скорее была непроизвольно реакцией. До сегодняшнего дня, когда все красавицы Омикрона померкли перед его новой подружкой из погибшего посёлка, перед Азией.

"Она ещё даже не знает всех прелестей своего собственного тела. Как это, наверное, приятно быть ею. Как заманчиво ласкать себя". Райан завидовал, он действительно завидовал не себе, а ей. Он вспоминал их недавние занятия любовью, словно в дымке, словно во сне. Он не мог до сих пор поверить, что это реально. Райан никогда не концентрировался на чисто физиологическом удовлетворении. Вообще он мог бы за всю жизнь заняться сексом всего несколько раз, по числу детей, которые потом родятся, и ему больше не надо. Но эта знойная южанка… Ему хотелось ещё и ещё к ней прикасаться. Но команданте не мог себе позволить тревожить её сон. В общем, сейчас для Райан Маршала не было задачи важнее, чем её желания, её настроение, её счастье. Он мечтал ей принадлежать, быть всегда рядом и отдать всё на свете Азии, только если это ей понадобиться.

Глупо думать, что команданте Омикрона влюбился, как мальчишка, хотя, судя по его возрасту, запросто мог. А кому ещё, как не полному сил молодому конкистадору охранять границы Омикрон Региона. Хотя Райан был скорее творцом, чем военным. Он всегда шёл туда, где тяжелее, любил безнадёжные ситуации и не распутываемые узлы. Возможно поэтому, а не по причине его военных достижений он и возглавил южное крыло Омикрона. Не такое-то и существенное подразделение. А теперь именно он контролировал безопасность на юге и вёл сопротивление неисчислимым рейдерам. Его методы, его максимализм много добавили в копилку Омикрона. И, похоже, Райан Маршал был единственным интеллектуалом на военной службе Омикрона, в этом конкуренции у Райана не было.

Он окончил университет Омикрона и сразу поступил на воинскую службу. Вовсе не потому, что любил драться, просто считал это крайне необходимым. Возможно, Райан втайне мечтал о карьере политика и лучшего начала, чем служба в Гарнизоне и быть не могло. Но столкнувшись с реалиями рейдеров, Райан ушел на юг. Он сам, почти без поддержки отбыл в самый далёкий форпост на юге и провёл там два года. Скрываясь под другим именем, Райан изучал и наблюдал. Не надо думать, что команданте Маршал был прирождённым бойцом. Скорее он был искателем истины. И он её отыскал. Он намного лучше любого омикронца знал повадки рейдеров, их быт и их идеи. Многие из них были настолько ортодоксальны, что могли взорвать Омикрон изнутри. Райан всё это собирал и впитывал. Учиться он любил и умел. И вернувшись с юга, Райан Маршал очень быстро возглавил южное крыло Омикрона, а теперь и дослужился до младшего команданте. Конечно по блату, конечно благодаря тому, что он имел университетское образование. Но не в последнюю очередь благодаря своим знаниям и надёжным товарищам, готовым идти за молодым команданте в огонь и в воду.

Многие считали его гением. Сам Райан никогда на этом не зацикливался. Идеи, разжигающие его изнутри, могли послужить началом конца великой войны конкистадоров и рейдеров. И до настоящего времени его волновала только война. А теперь… теперь в его жизни появился смысл. Он ощутил себя живым человеком, рядом с этой знойной красавицей, мирно спавшей на соседнем сидении гравитона. Рядом с Азией.

С её плеча сползло покрывало. Или же девочке было слишком жарко спать под таким тёплым одеялом, да ещё и в разогретом салоне гравитона. Она явно хотела остыть. Райан смотрел и не мог оторвать взгляд от обнажённого плеча своей избранницы. Этот вид был для него настолько соблазнительным, что конкистадор даже на секунду потерял управление гравитоном, когда засмотрелся на Азию, на её тонкие плечи.

"Контролируй себя. Смотри в оба", — повторял себе команданте. Он был абсолютно спокоен именно сейчас, когда они подлетали к Омикрону, загадочно сияющему им из глубины облаков. Райан помнил, что Азия простужена, что Азия измучена, что она нуждается в отдыхе и именно её желания сейчас станут для команданте главными мотивами действий. Райан хотел предугадать её пожелания, он хотел сделать для Азии всё, что только возможно на этом свете.

35
{"b":"132545","o":1}