ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но наглость я терплю до поры до времени, — вдруг посерьезнел правитель. — Я тебе не какой-нибудь Повелитель Темных Холмов, у которого только титул звучный, а ума с гномий ноготь. Поэтому, если ты еще раз так фамильярно ко мне обратишься, я тебе не завидую. Это ясно?

— Да куда уж яснее, — пробормотал я.

— Вот и хорошо, — как ни в чем не бывало улыбнулся Мирорр, принимая облик великодушного правителя. — Пока вы спали, мы с Виверном решали кое-какие проблемы. И вот сейчас их решили.

— Интересно, — улыбнулся я, — как я понимаю, мне выпала честь первым узнать, какие проблемы вы разрешили? Я польщен.

— Свент, не зарывайся, — прошипел Виверн, но правитель не обратил на мои слова никакого внимания.

— Итак, — произнес он и взмахнул рукой. Перед нами в воздухе появилась призрачная карта Баала и сопредельных государств. Палец Мирорра уткнулся в небольшой кружок недалеко от гор, со стороны владений орков. — Это город Стригард. Самый крупный город на вашем пути к Дорригарду. Так вот, в этом городе живет один человек. Он должен пойти с вами.

— И что? — Я, честно говоря, не совсем понимал, зачем мне все это рассказывают и наглядно показывают. О чем и сообщил Мирорру.

Тот, покачав головой, произнес:

— Именно об этом мне и надо с тобой поговорить. Без этого человека вы вряд ли сможете добраться до цели вашего путешествия. А он… он своеобразный человек. Тебе нужно его уговорить.

— Мне? Уговорить? — Я рассмеялся. — Вы что, считаете, я такой мастер переговоров? Тоже мне дипломата нашли!

— Не то чтоб дипломата, но вот мага, это точно.

— При чем здесь маг?

— Дело в том, — произнес Виверн, — что он когда-то был стихийщиком…

— Вот оно в чем дело. А как его зовут-то?

— Пендрагон.

— Как?

Мне показалось, что меня разыгрывают.

— Это, случаем, не тот, что победил Ранхвальда, а потом исчез? Не тот ли легендарный маг? — Я не скрывал сарказма.

— Он жив, Свент. Живет инкогнито. Только вот последнее время чудит. Ни с кем не хочет общаться, кроме стихийных магов. Так что только ты, как самый известный в нынешнее время стихийный маг, и можешь его уговорить.

— Сомневаюсь, — покачал я головой. — Даже если это правда. Насколько я знаю историю, Ранхвальд убил его сына. И его еще надо уговаривать?

— Он давно забыл о мести и не хочет ни о чем слышать, — ответил Виверн.

Я задумался. На самом деле все это было соблазнительно. Если к нашей экспедиции присоединится сам Пендрагон, то шансы на ее благополучное завершение серьезно поднимутся.

— А ты не сомневайся, — посоветовал мне Мирорр, — и все получится.

— Мне бы вашу уверенность, — проворчал я.

— Ты что-то сказал? — нахмурившись, осведомился правитель, а Виверн просительно посмотрел на меня. В его взгляде был отчаянный призыв — молчи!

— Ничего не сказал. Попробуем, — произнес я больше для того, чтобы успокоить профессора.

— Вот и хорошо, — улыбнулся Мирорр. — На этом я вас покину.

Как только мы остались вдвоем с Виверном, тот поспешил, не дожидаясь моих вопросов, объяснить поведение правителя:

— Он получил сообщение от короля. Совет Магов решил обратиться к Пендрагону. Они и разузнали, где он живет, место, как видишь, оказалось очень удачным. Но разговаривать он с магами не стал. Так что вся надежда на тебя.

— К Пендрагону, значит, — фыркнул я. — Наслышан я о его характере. Не понравится что, будут нас местные орки от земли отскребать.

— Ну ты палку-то не перегибай. С нами все же магистры, да и я кое-чего умею.

— Ладно, — махнул я рукой, — дело ясное, что теперь делать.

— Только пока не рассказывай ничего остальным. Ладно?

— Хорошо, — кивнул я.

На этом мы расстались. Виверн ушел, а я завалился спать. И хорошо выспался. Утром, позавтракав, я собрался пойти поискать своих друзей, но на пороге появился Сорно.

— Вас ждут, господин, — произнес он, — идите за мной.

Я отправился следом за ним. Когда мы вышли на внутренний двор дворца, мои спутники уже седлали лошадей. Свежих лошадей.

— А мы лошадей поменяли? — поинтересовался я у подошедшего ко мне Самсона.

— Да. Мирорр, как увидел, на чем мы сюда прибыли, разворчался и сказал, что заменит нам этих кляч на настоящих лошадей.

Надо отдать должное местному правителю, он не обманул. Нас ждали шесть красавцев с полной упряжью.

— Царский подарок, — повернулся я к Самсону.

— Точно! Мало того, они приспособлены для путешествий по пустыне. Даже заклинания накладывать не надо.

Мы подошли к суетившимся около лошадей нашим спутникам. И тут я увидел недалеко от нас сидящего на коне косматого исполина, вооруженного лишь огромным мечом, торчавшим из ножен за спиной. Исполин был одет в легкую кожаную куртку и штаны, а на его голове красовался остроконечный шлем.

Понятно. Наш проводник из Горной стражи. Вкратце их можно было описать таким образом. Представьте себе большого медведя, только с человеческим, пусть и заросшим шерстью лицом, с могучими руками и ногами. В общем, ужас для врагов. Мало того, этот народ в отличие от своих предков — медведей — славился невероятной ловкостью, чего нельзя было угадать, глядя на возвышавшуюся на коне тушу. Мне даже стало жалко конягу. Потаскай на себе такой вес…

— Это Сэм, — сообщил мне появившийся рядом Виверн, — наш проводник.

— Я уже понял, — кивнул я. — Ребят из Горной стражи трудно не узнать. Он хоть разговаривает на нашем?

— Разговаривает, — успокоил меня профессор, — с трудом, но понять можно. Прыгай в седло. Тебя все ждут.

Я повернулся. Все уже сидели в седлах. Вскоре наш отряд выехал из города. Впереди мохнатый Сэм, за ним мы с Виверном, дальше неразлучная парочка Бренда и Штранцль, а замыкали наш отряд Самсон с магистрами. Вскоре мы выехали из города, направляясь к горам. Мне доводилось несколько раз проходить по перевалу. Но с караванами. С большими караванами, в которых имелись проводники и охрана.

— Кстати, нам бы не помешал отряд этих мохнатиков, — заметил я, кивая на ехавшего впереди Сэма, сидевшего на коне незыблемо, точно скала. — Этак двадцать бравых вояк!

— И что дальше? — рассмеялся Виверн. — Проще уж выйти на городскую площадь славного города Торда, который мы покинули, и крикнуть всем, зачем мы едем в пустыню орков.

Я предпочел промолчать. Может, Виверн и прав. Я посмотрел вперед. Над горами начинали собираться тучи. Погода, которая с утра была безоблачной, испортилась. Судя по всему, нас ожидает сильный дождь.

— Что, Свент? — спросила, догнав меня, Бренда. — Любуешься пейзажем?

Интересно, чего это она решила поговорить. Ну раз хочешь разговаривать, поговорим.

— Хороший пейзаж, — ответил я. — Как к перевалу подъедем, сильный дождь будет.

— Боишься намокнуть? — рассмеялась Бренда. — Не знала, что ты такой неженка…

— Да нет, за тебя переживаю, — парировал я, — а то твоя пышная прическа превратится демон знает во что. Обидно!

Надо сказать, прически являлись тайной страстью Бренды. Когда мы жили вместе, я многoe узнал о ее привычках. В общем, если бы существовала возможность менять прически раз в час, то она их меняла бы. Но обычно это происходило раз в два дня. Даже в походе она умудрялась придумывать новые прически. В этот раз на ее голове творилось что-то невообразимое. Сложная конструкция из волос была настоящим произведением искусства.

Кстати, остальным моим спутникам, судя по всему, было все равно, как выглядит единственная женщина в нашем отряде. Создавалось впечатление, что они на ее внешний вид даже внимания не обращали. За исключением, наверное, Штранцля, который, как мне показалось, влюбился не на шутку.

— Спасибо, — рассмеялась Бренда, снова удивив меня.

Раньше ее чувство юмора оставляло желать лучшего. Надо же, что время с людьми делает.

— А что твой новый друг говорит? — невинным тоном осведомился я.

— Что говорит? О чем? — насторожилась девушка.

— О нас. О своих спутниках. Он, похоже, всех здесь считает тупицами, кроме, конечно, своего богоподобного начальника.

22
{"b":"132546","o":1}