ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего не говорит, — пожала плечами Бренда. — Его интересую я, а не вы.

— Ясно, — кивнул я. — Разве может быть иначе?

— Ты что, ревнуешь?

— Еще чего! — искренне возмутился я. — Прошла любовь, застыли горгульи.

— А, понятно.

Но по выражению ее лица было видно, что она считает меня ревнивцем. Что ж, пусть потешит свое самолюбие. На мое счастье, в этот момент к нам подъехал Виверн, и Бренда поспешила ретироваться к своему новому другу.

— Что это ты? Старую любовь решил вернуть? — осведомился профессор.

— Очень смешно, — проворчал я и всю оставшуюся дорогу молчал.

Мои спутники тоже особо не разговаривали. Все были хмуры и сосредоточенны. Интересно, мы ведь даже на ту сторону гор не перебрались, а настроение мне уже не нравится. Что будет дальше? Так мы ехали целый день, а к вечеру показался перевал.

Глава 11

Два века назад. Ранхвальд — повелитель Баалинга

— Всего в нашей армии больше двухсот тысяч солдат, повелитель, — доложил Торн, преданно глядя на главнокомандующего. — Пять армий зомби, тысяча магов, наемников и некромантов и несколько союзных армий троллей и орков. В целом армия подготовлена к маршу. Можем выступить хоть завтра.

Ранхвальд, стоявший во главе стола, за которым собрались офицеры его армии, удовлетворенно кивнул.

— Что ж, это прекрасно, — произнес он. — За счет потерь противника мы пополним наши силы. Давайте подытожим, что мы имеем на сегодняшний день. — Его рука заскользила по огромной карте, разложенной на столе. — Под нашей властью сейчас весь восток Баала. Наш лагерь в Торде. Здесь и здесь, по обе стороны от города, лагеря наших союзников орков и троллей. После того как армия лорда Дерилла потерпела поражение, путь в центр Баала открыт. Я предлагаю, собрав в мощный кулак все силы, двинуться прямо на столицу. Это надо сделать как можно быстрее, пока наши враги не оправились после поражения. Нечего придумывать какие-то сложные тактические планы. Мы ударим в лоб. Если падет Баалинг, то падет и все королевство.

Ранхвальд обвел своих советников пристальным взглядом.

Большая часть из них пока оставалась людьми, но это ненадолго. Чувствовалось, что они уже сейчас боятся своего главнокомандующего до смерти. И надо отдать им должное, улыбнулся про себя Ранхвальд, правильно делают.

— Повелитель, — наконец набрался смелости один из командиров союзников, Овел.

Он командовал двадцатитысячным отрядом орков и держался независимо. Пожалуй, из всех союзников он выделялся наиболее живым умом.

— Мне кажется, наши силы недостаточны для того, чтобы захватить такой город, как Баалинг. Даже с такой армией, как наша. В городе живет в три раза больше людей, плюс стотысячный гарнизон и несколько тысяч магов из Академии и из Орденов. Это значит, призвав ветеранов из жителей, город выставит армию ненамного меньше нашей. И надо учитывать, что магов у них больше, да и сидят они за стенами. А я знаю цену стенам Баалинга. В свое время я участвовал в Походе Кондра.[6] Я все прекрасно помню. Нам не оставили ни одного шанса, а ведь наша армия была куда мощнее вашей. Да простит меня повелитель.

— Ничего, Овел, — проговорил Ранхвальд, — это хорошо, что ты высказываешь свое мнение. Я хочу объяснить, почему выбрал такой план. Да, сил у нас меньше, чем у той армии орков. Но у вас есть я, владеющий могучим и давно забытым искусством некромантии. Скажи, Овел, что за армия была под началом Кондра. Пятисоттысячная орда орков, с трудом представляющая себе, что такое боевой порядок и дисциплина? А сколько в ней магов находилось? Два десятка? Немудрено, что ее разбили. Она была обречена. Сейчас ситуация другая. Мои солдаты пойдут куда угодно, и никакая магия не обратит их в бегство. Это идеальные солдаты. Да, они тупые, и мало у кого из них осталась хоть одна мозговая извилина, но мне их мозги не нужны. Мозги должны быть у командиров. А солдат должен слепо выполнять их приказы! Разве я не прав?

— Вы правы, — вынужден был согласиться Овел, но он не сдался. — Все мы, конечно, верим в ваши магические способности, но все же…

— Договаривай, — почти ласково поощрил военачальника Ранхвальд.

— Все же мы не хотим зависеть от силы одного человека.

Эти слова одобрительным гулом поддержала половина присутствующих. Торн напрягся. Ранхвальд увидел, как рука его преданного слуги легла на жезл, прикрепленный к поясу. Ранхвальд, встретившись с ним взглядом, еле заметно покачал головой.

— Теперь послушайте меня! — громко сказал он, и столь внезапный переход от предупредительного тона к крику заставил всех замолчать. Над столом повисла тишина. — Вы пришли со мной, так как верите мне. Вы отдали свои отряды под мое командование. И я вам говорю: мы захватим Баалинг! Я не человек, и у меня нет слабостей, присущих жалким обитателям Баала. Так что я никого не держу. Но предупреждаю. Тот, кто уходит, становится моим врагом. А как я разбираюсь с врагами, вы знаете. Так что вам самим решать. Либо позорная смерть, либо возвращение в ореоле героев.

— Это угроза? — выдохнул Овел.

— Как я могу? — внезапно зло рассмеялся Ранхвальд. — Мы же союзники. Просто я хочу доказать вам, что на нынешний момент для всех вас я лучший союзник. И кто не со мной, тот против меня.

— Разве вы не верите Великому Ранхвальду, который уже одержал столько побед? — вмешался в разговор Торн. — Кто останется с нами и сметет с лица земли Баалинг?

Присутствующие переглянулись. Как и ожидал некромант, все дружно заявили, что остаются. От Ранхвальда не укрылось странное выражение лица Овела. Когда его подчиненные покинули палатку, он приказал Торну задержаться и что-то прошептал ему на ухо. Тот кивнул и вышел. Вернулся он с Овелом. Молодой вождь орков явно нервничал.

— Зачем вы вызвали меня, повелитель? — спросил он.

— Хочу признаться тебе, что всегда любил тех, кто способен мыслить самостоятельно. — Ранхвальд подошел ближе к орку и, приобняв, подвел к столу, отвлекая таким образом его внимание.

Овел невольно вздрогнул от прикосновения некроманта, но взял себя в руки.

Тем временем Торн переместился за спину гостя.

— Я хочу отметить, — продолжал Ранхвальд, — твое выступление было смелым. На фоне остальных ты мне кажешься тем, кто может принимать решения.

— Спасибо, повелитель. — Овел, видимо, растерялся от ласкового обращения. Он ожидал совсем другого.

— Только вот в чем маленькая проблема, — все так же вкрадчиво продолжал Ранхвальд. — В армии должно быть единоначалие. Командир должен быть один. Он может выслушать совет, но что он будет делать потом, решает только он сам! Это понятно?

В следующий миг Ранхвальд сжал в железных объятиях Овела. Тот попытался освободиться, но с магом совладать не смог. А еще через миг Торн обрушил рукоять меча на затылок орка.

Ранхвальд придержал обмякшего Овела и осторожно опустил его на пол.

— Торн, — отрывисто бросил он, доставая из-за пазухи книгу, — быстро жезл.

Взяв поспешно протянутый помощником жезл, Ранхвальд положил на стол книгу и, открыв ее на нужной странице, начал читать, направив жезл на распростершегося у его ног орка.

Ритуал прошел успешно. Тело орка дернулось, и он медленно сел, удивленно глядя на Ранхвальда.

— Что вы со мной сделали? — прохрипел он.

— Ничего особенного, мой друг, — ответил Ранхвальд, — теперь ты получил бессмертие. Тебя нельзя убить, потому что ты мертв. И ты обладаешь силой, огромной силой. Ты не маг, поэтому заклинание дало тебе физическую силу. Проверь, если хочешь…

Овел недоверчиво посмотрел на мага и кряхтя поднялся. Некоторое время он прислушивался к своему телу, затем вытащил меч, огляделся и подошел к небольшому алтарю, расположенному в углу палатки. Ранхвальд знал, что этот алтарь сделан из железа, выплавленного в мастерских гномов, крепче его не найти во всем Баале. Ранхвальд затаил дыхание. Овел размахнулся и со всей силы рубанул мечом по алтарю. В воздух ударил сноп искр, меч расколол алтарь, и тот разлетелся на несколько частей..

вернуться

6

Поход Кондра — За двадцать лет до описываемых событий вождь орков Кондр умудрился собрать под свои знамена почти все племена орков. Огромная пятисоттысячная армия вторглась на территорию Баала. Но под стенами столицы орки потерпели сокрушительное поражение.

23
{"b":"132546","o":1}