ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

Пусть звезды перестанут лить свой свет,

Чтобы моих желаний бездна

Не стала достоянием толпы.

Следующий день выдался влажным и промозглым. Тристан надел старые башмаки и видавший виды кожаный плащ, который он носил на континенте, и, дождавшись сумерек, вышел на улицу. Влажный воздух облеплял его лицо, словно холодная салфетка. То место, в которое Тристан сейчас направлялся, было ему хорошо известно, он заранее обошел и изучил весь квартал. Потому что не любил сюрпризов и должен был держать всю ситуацию под контролем.

В Сохо было множество всяких притонов, и Тристана хорошо знал, какие опасности могли его здесь подстерегать. Он надвинул шляпу ниже на лоб, поднял воротник и быстро прошел мимо заведения мадам Востриковой.

Дом, который он разыскивал, оказался трехэтажным, в нем имелся также подвал и чердак под крышей. На первом этаже располагалась кофейня, у которой был отдельный вход, в окнах на втором и третьем этажах виднелись пыльные льняные шторы. В половине седьмого в некоторых окнах зажгли свет, но из дома никто не выходил и никто не заходил туда. Дождь усилился, и мелкий холодный душ перерос в ливень. Чтобы не вымокнуть, Тристан быстро нырнул в кофейню.

– Я ищу жилье. Мне хотелось бы поселиться где-нибудь здесь, – обратился Тристан к пареньку, который принес ему кофе. – Ты знаешь что-нибудь о доме напротив?

Паренек уставился на Тристана и испуганно заморгал.

– Я знаю, что этот дом не для таких, как вы.

Видимо, его старый плащ не произвел должного впечатления на слугу.

– Что, выгляжу немного потрепанным? – ухмыльнулся Тристан. – Значит, дом напротив не монастырь?

Паренек пожал плечами и взял протянутую ему монету.

– Нет, не монастырь, но и не ночлежка, – сказал он. – Поэтому вам лучше отправиться в другое место.

Допив кофе, Тристан снова вышел на улицу. Лил сильный дождь. Подняв воротник и плотнее запахнув плащ на груди, Тристан обогнул дом, чтобы зайти теперь в него с черного хода. Хорошо, что на нем были эти шляпа и плащ. Дом со стороны заднего двора выглядел так же непрезентабельно, как и со стороны главного входа. Несколько пузатых, приземистых колонн никак не украшали крыльцо черного хода, а горы мусора, высившиеся у забора и выгребной ямы, придавали этому месту фантастический и одновременно зловещий вид.

Тристан достал нож из своего башмака и положил его в карман плаща. Потом вернулся к главному крыльцу и постучал по двери висевшим на ней молоточком. Дверь распахнулась, и из темноты коридора вынырнуло худое бледное лицо, покрытое россыпью оспин. И тут же Тристану ударил в нос жуткий запах немытых тел, смешанный с запахом тушеной капусты.

– Добрый вечер, – очень громко, чтобы перекрыть шум дождя, проговорил Тристан. – Мне нужна миссис Томпсон.

Женщина окинула его неприветливым взглядом.

– Да уж, помощница модистки! Ничего не скажешь.

Тристан метнул в маячившее перед ним бледное лицо испепеляющий взгляд.

– Прошу пригласить миссис Томпсон, – высокомерно вздернув подбородок, снова повторил он свою просьбу. – Если, конечно, это вас не слишком обременит.

– Вытирайте получше ваши башмаки, – проворчала женщина, указав ему рукой на обшарпанный коврик у порога. – Идите за мной, сэр. И ведите себя потише. Здесь живут порядочные люди.

Стряхнув руками воду с плеч и груди, Тристан пошел за женщиной по металлической винтообразной лестнице куда-то вверх. Они остановились лишь тогда, когда дальше уже некуда было идти. Перед ними на самом верху лестницы обнаружилась узкая дверь. Женщина постучала по ней костяшками пальцев.

– Томпсон! – прокричала она. – К вам посетитель.

Дверь медленно открылась, на пороге появилась женщина в белом чепчике. Всю ее фигуру скрывала густая тень.

– Да?

Тристан старательно вглядывался в темноту, но стоявшая перед ним женщина разговаривала совсем не так, как леди Федра. Но кто же тогда это? Неприятный холодок пробежал по спине Тристана. Он с силой сжал рукоятку лежавшего в кармане ножа.

Пришедшая с Тристаном пожилая женщина заглянула через порог в комнату.

– Если ты будешь приводить сюда мужчин, Томпсон, то тебе придется доплатить, – послышался трескучий голос. – Мы с тобой не так договаривались. Я тебя предупреждала об этом, когда сдавала комнату.

– Хорошо, – проговорила стоявшая в тени женщина. – Мы позже обо всем договоримся.

– А, ну тогда ладно, – буркнула владелица дома. Бросив на Тристана последний взгляд, она стала спускаться по лестнице.

Ни слова не говоря, Тристан быстро шагнул к женщине в чепчике и, схватив ее за плечо, приставил ей к горлу нож. Белый чепчик соскользнул с ее головы и упал на пол. Женщина издала испуганный, сдавленный возглас.

Неожиданно Тристан уловил запах духов Федры и тот особенный аромат свежести и чистоты, который исходил от ее волос. Облегченно вздохнув, он так же быстро убрал нож и отпустил Федру.

– Что, черт возьми, тут происходит? Что за спектакль? – Он подтолкнул Федру к свету, льющемуся от стоящей на столе лампы, и быстро закрыл за ними дверь. – Разве вы не понимаете, что играете с опасностью?

Федра, как ни странно даже не испугалась, она лишь бросила на Тристана презрительный взгляд и потерла рукой горло.

– С опасностью? – проговорила она спокойно и уже со свойственными ей интонациями. – И кто же может мне угрожать? Вы?

Он заглянул в ее сияющие голубые глаза, и в нем снова проснулось острое физическое желание.

– Возможно, что и так. – Не успев подумать о том, что он делает, Тристан порывисто обнял Федру, притянул к себе и с жадностью стал целовать ее. Его язык проник в ее рот, и Тристана накрыла горячая волна. Он с силой сжал ее в своих объятиях.

Через несколько мгновений она положила ладони ему на грудь и оттолкнула его. Федра выглядела потрясенной, Но и он сам ощущал нечто подобное.

– Ваш плащ, Толбот, пахнет мокрой собакой, – проговорила она слегка прерывающимся голосом. – И вы капаете водой на пол.

– Да? – Он быстро снял с головы намокшую шляпу, сердито встряхнул ее. Он злился на себя за то, что хотел Федру. – На улице ливень, если вы этого не заметили. А теперь объясните мне, что вы делаете в этом месте.

Федра повесила плащ на вбитый в стену крючок и затем опустилась в старое, потертое кресло, которое стояло в углу комнаты.

– Вы хотели встретиться со мной, и вот вы стоите напротив меня, – сказала она. – Мне нужно еще ваше разрешение, чтобы прийти сюда?

– Нет, конечно. У вас есть брат, который всегда сможет вытащить вас из любой передряги, – бросил Тристан.

Она положила руку на стол и слегка наклонилась к своему гостю.

Толбот опустился в кресло напротив нее и огляделся по сторонам. Его глаза уже успели привыкнуть к полумраку, и теперь он мог разглядеть всю нехитрую обстановку этой узкой и маленькой, как чердак, комнаты, состоящую из старого дубового шкафа, продавленной кровати, стола и двух потертых кресел. Напротив кровати располагался крошечный камин. Больше никакой мебели не имелось.

Взгляд Тристана снова остановился на лице Федры.

– Что ж, хорошо, – тихо произнес он. – Давайте поговорим.

Федра придвинула к себе лампу и снова зажгла потухший огонь. На стенах заплясали черные тени, в зрачках Федры появились два желтых язычка пламени. Ее длинные густые ресницы вспорхнули вверх. Тристан отметил про себя, что у леди Федры очень красивые скулы и тонкий нежный овал лица.

– Я сняла эту дыру несколько недель назад, – сказала она. – Сразу после того, как мы приехали из Гемпшира.

Глаза Тристана по-прежнему изучали ее лицо.

– Но зачем?

Федра на мгновение задумалась, потом снова заговорила:

– Мне снова не нравится ваш тон, Толбот. Я предпочитаю видеть в вас просто беззаботного повесу. Когда вы начинаете допрашивать меня как полицейский, мне уже не хочется ничего вам рассказывать.

Толбот постучал пальцами по столу. Внезапно ему показалось, что никакого дождя нет, что в комнате воцарилась тишина.

29
{"b":"132550","o":1}