ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я люблю его, да? — прошептала Сайен.

— Да, моя милая, — мягко проговорила Джейн.

— Звучит так просто, — сказала она в шарф.

— Достаточно просто, но даже простые вещи не всегда даются легко.

Сайен подняла голову, и Джейн отцепила ее пальцы от шарфа, чтобы вернуть его озадаченному продавцу. Тот хмуро взглянул на Сайен, рассеянно улыбнувшуюся в ответ.

Джейн вывела ее на улицу. Время близилось к часу, и они отправились в модный ресторанчик с высокими французскими окнами, выходящими на просторный участок тротуара, на континентальный манер уставленный столиками. Там их уже ждали мужчины, потягивая прохладительные напитки.

Сайен чувствовала на себе многозначительный и невеселый взгляд Мэтта, но, полная сомнений, не могла заставить себя посмотреть в его сторону. Она выбрала место подальше, чтобы ненароком не коснуться его небрежно вытянутых ног.

До самого заката она избегала прямого общения с ним, тяготея к непринужденному обществу остальных, пока компания бродила по зоопарку, обходя разнообразные вольеры. Она понимала, что ведет себя странно после того, что было утром, но ничего не могла поделать. Теперь она понимала, как себя чувствует животное, застывшее ночью на автостраде в свете приближающихся фар, не знающее, куда бежать, и безвольно ожидающее неминуемого столкновения.

А он и не преследовал. На вид он наслаждался жизнью; жаркое солнце высвечивало золотом его каштановые волосы, глаза оживленно блестели на красивом загорелом лице. Они с Джейн затеяли легкий флирт, и Сайен в первый и единственный раз в жизни позавидовала вниманию, уделяемому подруге.

К шести они вернулись домой, чтобы подготовиться к вечеру. Гости должны были собраться к восьми, и все занялись приготовлением угощения, прежде чем идти переодеваться. Еды было заготовлено вдоволь: сыр, крекеры, холодная курятина, говядина и паштеты; чипсы, ветчина и брокколи, подготовленные для микроволновой печи, и еще пикули и оливки. Оставалось только расставить все на обеденном столе в конце большой гостиной и сдвинуть кушетку и стулья, освобождая место для танцев.

Сайен переоделась в бледно-лимонную блузку без рукавов и такую же легкую юбку чуть ниже колен, грациозно обвивающую ее длинные ноги. В этом наряде — с широким красным ремнем и крупной красной бижутерией, великолепно оттеняющей белизну кожи, с рассыпавшимися по плечам блестящими черными волосами — она выглядела тоненькой, колоритной и очень женственной.

Лицо не выдавало ни смятения, ни внутренней дрожи отвращения, когда Джошуа включил отличный стереопроигрыватель и оттуда понеслась энергичная, громкая музыка. На посторонний взгляд Сайен прекрасно проводила время, и, когда собрались гости и квартира оказалась битком набитой людьми, она с удивлением обнаружила, что уже не играет роль, а действительно получает удовольствие от вечера.

Ей на самом деле понравился широкий и разнообразный круг знакомых Мэтта. Положение, возраст и стиль жизни собравшихся были очень разными; единственное, что их объединяло, — это высокое мнение о хозяине и огромная популярность, которой он пользовался среди гостей обоих полов.

На вечеринку были приглашены все его друзья-мужчины. Сайен забавлялась, наблюдая за разгоревшимися глазами Джейн — ни дать ни взять девчонка, которой дали полную свободу в кондитерской лавке, — и Стивеном, неотступно следовавшим за ней с воинственно выпяченной челюстью. К своему изумлению, Сайен обнаружила, что пользуется большим спросом как партнерша для танцев, и едва успела со смехом принять очередное приглашение довольно привлекательного коллеги Мэтта, как сам он навис над ее плечом, бросив:

— Отвали, Рик, Сайен танцует со мной. Она иронически приподняла бровь, а приятель воспринял вмешательство философски:

— Можно было предвидеть, что ты положишь глаз на самую красивую женщину. Мэтт положил руку на плечи Сайен.

— Точно, но, если поторопишься, успеешь захватить блондинку вон там, в углу. Это лучшая подруга Сайен, так что не забывай о манерах, понял?

— Слушаюсь, папа Мэтт, — ухмыльнулся Рик, обнаружив говорящую что-то Стивену Джейн. Глаза при этом довольно блеснули. — Разве когда-нибудь бывали претензии к моим манерам?

— Не уверена, что ты оказываешь Джейн хорошую услугу, — заметила Сайен, наблюдая, как Рик протискивается сквозь толпу к ее подруге.

— Рик хороший парень. Казанова немножко, но забавен для разнообразия и не чурается интеллигентных женщин. А Стивену, между прочим, не помешает немного здоровой конкуренции.

Они стали свидетелями знакомства. Рик добрался до пары и сказал что-то, заставившее Стивена нахмуриться, но Джейн подняла влажный взгляд, а от ее ответа лицо Рика засветилось от удивления и удовольствия.

Рука Мэтта напряглась на плечах Сайен, и он тихо спросил:

— Так мы будем танцевать?

— Я еще не слышала приглашения, — холодно ответила она, все еще сердясь: надо же, возомнил, будто она только его и ждет.

Но если честно, так оно и было.

Он повернулся к ней лицом и ее руки почувствовали тепло его пожатия, от которого трепет пробежал по позвоночнику. Глаза были внимательны и печальны, когда он тихо проговорил:

— Просто после того, как ты избегала меня весь день, я боялся услышать «нет».

Сайен нахмурилась и сказала куда-то ему в грудь:

— Не будь смешон. Вовсе я тебя не избегала.

— Значит, ты не откажешь мне в танце, правда? — Он разжал пальцы, и руки медленно, чувственно скользнули к талии и притянули ее.

Будто и не было этого длинного дня. В мгновение ока она вернулась в эротическое безумие утра, и ее тонкое тело прильнуло к его мощному телу, как слабая тростинка перед бурей. Сотрясаемая дрожью, от которой рассыпалось в пыль хрупкое самообладание, она должна была ухватиться за его талию.

Мэтт издал какой-то нечленораздельный звук, и голова его опустилась к ее макушке, а руки сжались так, что казалось, переломится позвоночник. Потом он рывком, от которого перехватило дыхание, выдернул ее из переполненной комнаты в холл.

Сайен готова была расплакаться, так же не понимая причину этих зреющих слез, как не могла осознать, куда ее влекут. Ноги машинально подчинялись его быстрым шагам; его руки стальным кольцом обхватывали талию, а лицо, когда она подняла глаза, застыло.

В кабинете было пусто и темно. Мэтью не закрыл за собой дверь и не включил свет, а просто сел на кушетку, ухватившись за край, и вперил в нее беспомощный голодный взгляд.

Она стояла там, где он оставил ее, и свет, падающий из холла сквозь полуприкрытую дверь, окружал ее голову золотисто-медным ореолом. Перепуганная, сжав на груди руки, она глядела на него с восхищением и враждебностью.

— Сайен, — произнес он, и имя прозвучало сладким пением сирен. И снова:

— Сайен.

Она сделала неуверенный шаг, и руки его сжались так, что даже в темноте стал виден серебристый рельеф жил на его запястьях.

— Скажи, — прошептала она, дрожа от желания. — Ради Бога, скажи.

Слова с ощутимым усилием раздвигали его непослушные губы.

— Я пытаюсь, Господи, я так стараюсь быть терпеливым, но это безумно сложно, когда от желания темнеет в глазах.

Откровенность признания наэлектризовала все ее тело, как будто он физически прикоснулся к ней. Она впилась зубами в ладонь.

— Я хочу тебя, — медленно произнес Мэтт, не отрывая от нее горящих глаз. — Хочу войти в тебя. Ты сводишь меня с ума, и я хочу, чтобы ты тоже потеряла рассудок, хочу услышать крик твоего безумия. Одна твоя улыбка сладостной пыткой лишает меня сил. Кожа твоя мягче шелка, аромат волос пьянит голову, как вино, а чистый цвет твоих глаз поутру подобен морю, поглотившему все мои чувства.

Напряженная поза незаметно сменилась ленивой грацией раскинувшегося тела. Сайен взглянула на него огромными глазами из-под руки и простонала:

— Ты даже солнце мог бы остановить своими словами…

— Я хочу увидеть твое лицо, искаженное наслаждением страсти, — продолжал искушать ее Мэтт. — Подойди, Сайен. Поцелуй меня нежными, сладкими губами. Прикоснись ко мне, погладь, сделай со мной что хочешь. Подойди и насладись. С самого утра я смертельно хочу этого.

27
{"b":"13256","o":1}