ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира. Книга I - i_001.jpg

Владимир Васильевич Карпов

Маршал Жуков

О Владимире Карпове и его трилогии «Маршал Жуков»

В блистательной плеяде выдающихся советских военачальников Г.К. Жуков – звезда первой величины. В Великой Отечественной войне не было ни одного полководца, который бы заслонил собой Георгия Константиновича в искусстве организации и ведения фронтовых и стратегических операций, отодвинул бы его на второй план. Много заслуженно добрых слов сказано о Г.К. Жукове в нашем Отечестве. Но не только. «Имя Жукова неразрывно связано с серией побед в эпохальных битвах, изменивших ход Второй мировой войны», – отмечают американские историки и справедливо подчеркивают, что – «Жуков – воплощение чести и мужества русского народа, символ великих побед и национальной независимости».

Казалось бы, здесь все ясно и понятно. Какие могут существовать сомнения в отношении национального гения, маршала Победы и величайшего из военных авторитетов? Ан нет, в жизни все сложнее и трагичнее. Вокруг личности и деяний Жукова – море противоречивых суждений и оценок: объективных и тенденциозных, комплиментарных и критических, справедливых и лживых, добрых и злобных. Более того, в течение четверти века его имя преднамеренно замалчивалось.

Все эти долгие годы на публикации о маршале накладывалось вето, за соблюдением которого зорко следили надсмотрщики от идеологии из окружения И. Сталина, Н. Хрущева, Л. Брежнева. Подоплекой столь пристрастного отношения к великому полководцу явились три главных, взаимосвязанных между собой фактора. Первый – личная зависть политических и ряда военных лидеров страны к славе Жукова. Второй – недовольство некоторых его прежних сослуживцев, причинами которого послужили некогда нанесенные им в сложной военной обстановке или за упущения в руководстве войсками «обиды». А третий фактор, как образно выразился американский исследователь Уильям Спар, – «шакальи повадки многих офицеров, которые при поощрении Главпура подкусывали и критиковали полководца, когда это оказывалось выгодным».

В те времена политические круги стремились так манипулировать общественным мнением, чтобы полностью вытравить имя Жукова из памяти советских людей. Но тщетно! Наш народ никогда не забывал своего великого полководца. А слава, ее прошлое и будущее, искали и по крупицам собирали сведения о легендарном маршале, чтобы когда-нибудь рассказать правду о нем. Среди этих патриотов находился и мой верный друг – писатель, участник Великой Отечественной войны, гвардии полковник В.В. Карпов.

Особенно напряженный поиск документов, материалов, фактов и событий из жизни Жукова вел Владимир Васильевич последние 11 лет, то есть с того момента, когда принял решение сказать свое слово о маршале. Он работал в архивах России и многих зарубежных стран, штудировал книги о Второй мировой и Великой Отечественной войнах, мемуары военачальников, встречался с сослуживцами Георгия Константиновича и таким образом собрал огромное количество документального материала. Но, как известно, сами по себе исторические факты, содержащиеся в источниках, не более как камни и кирпичи: только художник может воздвигнуть из этого материала изящное здание. Вне всякого сомнения, дело обстоит именно так. Вместе с тем лишь художественного дарования и литературного мастерства в данном случае явно недостаточно.

Дело в том, что книга, которую задумал написать В. Карпов, это не просто биография крупной личности, а настоящее военно-историческое исследование операций, кампаний и Великой Отечественной войны в целом, раскрытие роли и места в них Жукова, анализ взаимоотношений Георгия Константиновича с Верховным Главнокомандующим, членами ГКО, Ставки, правительства, Политбюро и подчиненными. Вследствие этого от автора требуется умение не только изображать события, создавая «из отдельных эпизодов, фрагментов и цитат художественную картину», но и вносить в нее свои личные суждения, объяснения, толкования. Сделать же это, поверьте, очень и очень нелегко.

Причина заключается в том, что на все основные события войны и послевоенного периода у различных полководцев, историков, политических и общественных деятелей существуют свои взгляды, которые зачастую диаметрально противоположны. Официальная же советская историография войны страдает непоследовательностью в оценке великих дел, которые мы смогли совершить, но не сумели достойно и правдиво описать. В результате каждое новое издание, посвященное Великой Отечественной войне, одни и те же факты сплошь и рядом истолковывает по-разному.

В сложившейся ситуации автор не может механически встать на ту или иную точку зрения. Он должен сам определить свою позицию и дать свой комментарий каждому событию, факту или документу. Вот почему ему необходимо обладать не только фантазией художника, но и навыками научного исследователя. От писателя, работающего над такой крупномасштабной темой, требуется широкий оперативно-стратегический и военно-политический кругозор, знание истории военного искусства, умение всесторонне оценивать архивные документы и прочие исторические материалы. Только при наличии этих качеств он может установить истину, разобраться в складывавшейся обстановке и распутать стратагемы прожженных интриганов, порочивших великого полководца. Наконец, он должен иметь и определенное мужество, чтобы выдержать наскоки недругов, которые и сегодня продолжают чернить не только имя Жукова, но и тех, кто распространяет о нем правду.

Обладает ли писатель Карпов вышеназванными качествами?

Чтобы ответить на этот вопрос, воспользуемся столь обожаемой Владимиром Васильевичем мозаикой, с той разницей, что факты возьмем из его собственной жизни. Вот лишь некоторые из них.

В день, когда первые разрывы снарядов и бомб обозначили начало Второй мировой войны, 17-летний Владимир приступил к учебе в Ташкентском военном пехотном училище имени В.И. Ленина. Предгрозовая атмосфера на границах отчизны и нависшая над страной опасность нападения со стороны ее врагов требовали от курсантов большой настойчивости и трудолюбия, чтобы освоить премудрости нелегкой офицерской профессии. Владимир хорошо это осознавал и очень старался. В училище он получил твердые знания и необходимые навыки по организации и ведению боя стрелковыми подразделениями. Здесь он закалил свою волю и, кроме всего, стал первоклассным спортсменом-боксером, завоевав звания чемпиона военного округа, чемпиона Узбекистана и чемпиона республик Средней Азии в среднем весе.

Следует заметить, что в те годы соревнования боксеров пользовались огромной популярностью у жителей Ташкента. Проходили они при переполненных залах и зачастую на арене цирка. По рассказам очевидцев, особенную и неизменную любовь зрители проявляли к каждому выступлению курсанта Карпова. Бурей восторга встречали болельщики не только появление на ринге Владимира и каждый его удар, достигший цели, но и умелый маневр с уходом от встречных атак соперника. Нельзя было без восхищения смотреть, как этот молодой, красивый парень с широкими плечами и узкой талией сильнейшими ударами и мгновенной реакцией выигрывает один бой за другим, демонстрируя великолепную технику, умную тактику и большую выносливость.

Да, перспектива жизненного пути у Владимира была многообещающей. Все говорило о том, что в его лице Красная Армия получит хорошо подготовленного, сильного и отважного офицера. Однако судьба распорядилась иначе. Нежданно-негаданно на юношу обрушились тяжелейшие испытания. В конце апреля 1941 года, когда до выпуска из училища оставалось менее двух недель, его арестовали. Владимира военный трибунал осудил к лишению свободы на пять лет по самой зловещей тогда 58-й статье – антисоветская агитация.

Карпова загнали в Сибирь. Можно лишь представить состояние юноши, который с детских лет мечтал о профессии защитника Отечества и полностью подготовил себя к боям с врагами, а вместо этого его бросили за колючую проволоку и заставили валить лес.

1
{"b":"13261","o":1}