ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элеонора уже открыла рот, собираясь что-то сказать, но Гастингс предостерегающе сжал ее руку. Внимательно наблюдая за Хедли и Поллом, он, кажется, все уже понял. Наклонившись вперед, молодой человек поставил локти на стол и готов был – Мелсон это чувствовал – в случае необходимости разыграть убедительную сценку в поддержку слов инспектора.

– Я не собирался ее красть, старина, – возразил Полл и посмотрел, нет ли кого за его спиной, – может быть, не так громко, а? Я вовсе не собирался их красть. Не было необходимости. Я, видите ли, сумел занять, сколько было нужно. Мне не хотелось объясняться с тем парнем – я не первый раз уже занимал у него – так что я пошел в клуб, но потом все-таки написал ему письмо и рассказал, в каком очутился положении. Потом подумал: "Черт возьми, на поезд я все равно опоздал. Но если удастся договориться, можно ведь и не ехать, верно?"

– Погодите-ка. Вы хотите сказать, что вообще не поехали в Девон?

– Почему же? Поехал, но только в среду вечером. Раз обещал старику, надо было приехать. Но поскольку деньги у меня уже были, умиротворять его не пришлось, я немного покрутился там и вернулся в Лондон. Прошу прощения. Да, конечно, вчера вечером я встретил друзей, и когда сегодня утром проснулся, у меня уже снова гроша ломаного в кармане не оставалось, но завтра я получу деньги и все будет в полном порядке. В абсолютном порядке. Да?

Хедли положил конец путаным объяснениям молодого человека.

– Вернемся к делу, мистер Полл. Вас удивит, если мы сообщим, что выдан ордер на арест мисс Карвер?

Полл, только что вытащивший носовой платок, смял его в ладони.

– Это невозможно! – воскликнул он. – Что ты молчишь, Элеонора! Скажи же им что-нибудь! Послушайте, есть люди, способные на убийство, а есть такие, которых невозможно представить убийцами. Господи! Я не могу поверить...

– Однако мисс Хендрет верит в это?

– Ну, Люси – другое дело. Она недолюбливает Элеонору. В отличие от меня.

– Тем не менее, вы все же согласились с мисс Хендрет, не так ли?

– Я... нет... не зна... откуда же мне знать, боже мой!

Ресницы Хедли чуть дрогнули, и он, глядя прямо в глаза Поллу, проговорил:

– Тогда, вероятно, вам приятно будет услышать, что кто-то совершенно необоснованно пытался навлечь подозрения на мисс Карвер. Она – единственное лицо, невиновность которого установлена нами абсолютно точно.

– А? – после долгой паузы выдавил из себя Полл. В камине трещал огонь, комната была погружена в призрачный дрожащий полумрак. Изредка жалобно поскрипывала старая мебель. Полл, все еще сжимая платок, покосился на инспектора с видом человека, подозревающего, что его разыгрывают. – А? – проговорил он еще раз и попросил инспектора повторить сказанное. Хедли спокойно повторил. Когда Полл заговорил снова, все облегченно перевели дыхание. Мелсон почувствовал, что буря миновала.

– Тогда что же вы из меня идиота делали? – жалобно проговорил Полл. – Очень красиво с вашей стороны, ничего не скажешь! Хорошо еще, что в конечном счете вы все-таки пришли к разумному выводу. Слышишь, Элеонора?

– Слышу, – почти шепотом ответила Элеонора. Она неподвижно сидела, сжав руки в кулаки, а потом бессознательно грациозным движением отбросила упавшие на лоб волосы, но так и не подняла глаз на Полла. – Спасибо за поддержку, Крис.

– Да, ладно, ладно, – неловко пробормотал Полл. Он явно почувствовал какой-то странный оттенок в словах девушки, но не стал доискиваться причины. Сейчас Полл выглядел смущенно и неуклюже. – Я... я больше не нужен вам? Тогда я, пожалуй, пойду. Неприятная история, но если я никого не подвел...

– По-моему, вам следовало бы немного развлечься, – предельно любезным тоном заметил Хедли. – У меня есть одно предложение, мистер Полл. Наши юные друзья собираются сейчас пойти в... в кино и хотели бы, чтобы вы пошли вместе с ними. Им кажется, что обстановка в доме слишком накалена и накалится еще больше, если там начнутся лишние разговоры... Вы ведь хотели взять мистера Полла с собой?

Хедли взглянул на Гастингса, и тот решительно кивнул.

– Еще бы! – воскликнул молодой человек с несколько преувеличенным энтузиазмом. – Разумеется, хотим! – добавил он уже спокойнее. – Ведь с нас вроде как причитается, верно? Может..., может, мы сразу и отправимся?

– Погодите немного, – задумчивопроговорил Фелл. – Мне хотелось бы узнать... Послушайте, мистер Полл! В вашем вчерашнем тумане так ничего и не прояснилось?

Полл не сразу понял, о чем его спрашивают.

– Вы хотите сказать – не удалось ли мне вспомнить еще что-нибудь? Сожалею... э-э... очень сожалею. Абсолютно ничего. Я весь день ломал над этим голову, но без толку.

– Даже когда мисс Хендрет рассказала вам, что произошло?

– Даже тогда.

– Гм-м. – Маленькие умные глазки Фелла пристально смотрели на собеседника. – Но, разумеется, у вас есть какие-то соображения насчет того, что могло произойти? После того как наша первая гипотеза, гм, потерпела крах, мы думаем над тем, как двигаться дальше.

Полл, польщенный словами доктора заметно оживился. Вытащив из внутреннего кармана пиджака плоскую флягу, он протянул ее вперед, как бы предлагая присутствующим, а затем основательно к ней приложился. Переведя дыхание, он хрипловатым, но уверенным голосом начал:

– Ну, это ведь не по моей части, верно? Я всегда говорю: есть люди, созданные чтобы думать, а есть такие, которым на роду написано действовать. Я отношусь ко вторым. Впрочем, сейчас речь не обо мне. Верно? Так вот, я могу только одно сказать. – Он постучал пальцем по столу. – Не нравится мне этот Стенли.

Хедли выпрямился.

– Вы, значит, подозреваете его...

– Да нет. Говорю только, что не нравится он мне, и это чистая правда. Я, собственно, никогда и не скрывал своего отношения. Когда Люси рассказала мне, что случилось, я подумал: "Ого! Может, все это ерунда и на меня просто подействовало виски, но скажите-ка, почему в охотничьих ружьях делают два ствола? Потому что птички часто летают стаями, верно? Так вот, убили одного полицейского, а в доме был другой, и они знали друг друга, вместе когда-то работали – так мне Люси сказала. Почему бы вам не поинтересоваться этим?

В глазах Гастингса вспыхнул и тут же погас огонек. Сжав кулаки, он со вздохом проговорил:

– Господи, как было бы здорово, если бы я мог в это поверить! Увы, не могу... ты не знаешь всю историю до конца... не знаешь, как все было... И подумать только, что я – с ума сойти, именно я! – могу подтвердить, что этот мерзавец невиновен!

– Вы видели его? – спросил Фелл.

Он говорил спокойно, но что-то в его голосе заставило всех повернуться к доктору.

– Вы видели, что Стенли все время оставался в комнате? – немного повысив голос, продолжал Фелл. – Вы видели Боскомба, я знаю. А Стенли? Его тоже? Уверены в этом? Если не ошибаюсь, он ведь был за ширмой.

Гастингс тяжело вздохнул. Было очевидно, что он отчаянно пытается, но не может вспомнить ничего, что могло бы тут пригодиться.

– Очень жаль, вы даже не представляете, как мне хотелось бы согласиться с вами, но это невозможно. Не возражаю, Стенли я не видел, но мне отлично была видна дверь – на нее падал лунный свет. Никто не входил и не выходил из комнаты.

Любопытство в глазах Фелла угасло.

– Почему вы не любите Стенли? – обратился он к Поллу.

– Почему, почему... Потому что он вечно путается под ногами, если можно так выразиться. Все время натыкаешься на него. Часами сидит в комнате Босси и молчит, а когда заговорит, так и того хуже. Он же ни о чем другом и не говорит, кроме инспанской инквизиции.

Фелл поднял к потолку задумчивый, немного насмешливый взгляд.

– Гм, да. Снова речь заходит о доброй старой испанской инквизиции. Знали бы вы, господа, сколько грубейших ошибок делают писатели, повествуя о ней! Помните святой гнев Вольтера? "Это кровавое судилище, это порождение папской власти, доставшееся на долю Испании, но ненавидимое ею" – и это он писал в то время, когда в просвещенной Франции людей без суда отправляли в Бастилию и, как правило, никогда больше не вспоминали о них! Стареющая инквизиция не вырывала языки и не рубила руки своим политическим противникам, как это делалось во Франции...

49
{"b":"13269","o":1}