ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джекки-потрошительницы?..

– Журналисты придумали, – нетерпеливо махнул рукой Хедли. – По крайней мере, короче, чем каждый раз объяснять, что речь идет о неизвестной женщине, распоровшей живот сыщику в универмаге "Гембридж". Итак?

– Знаете, – пропыхтел Фелл, – я сейчас обеспокоен больше, чем когда-либо. И мне обязательно надо кое-что выяснить. Вы привезли того, кто у вас занимается этим делом... как там его? Инспектора Эймса?

– Не смог его найти – куда-то запропастился. Зато привез его последний рапорт – сам еще не успел прочесть. Ну, так в чем тут дело? Где труп?

Фелл глубоко вздохнул и снова стал подниматься по лестнице. Он шел медленно, постукивая тростью по перилам. Карвер и Боскомб стояли в дверях комнаты, но Хедли окинул их лишь мимолетным взглядом. Натянув перчатки, он прислонил свой портфель к стене и приподнял покрывало. В лице Фелла было что-то вынуждающее к молчанию, зловещее. Мелсона бил озноб, пока Хедли в мертвой тишине, наклонившись, разглядывал труп...

Инспектор издал какой-то странный, идущий из глубины звук и рывком распахнул вторую створку двери, чтобы пропустить побольше света.

– Уотсон! Уотсон!

Когда Хедли выпрямился, лицо его было неподвижным, но глаза горели яростью и ненавистью.

– Да, я не привез с собой Эймса, – проговорил он и механическим жестом указал на покрытое покрывалом тело. – Эймс здесь.

5. Двое на крыше

В архиве Скотленд Ярда среди множества досье есть карточка, на которой можно прочесть:

Эймс Джордж Финли, инспектор УР. Год и место рожд.: 10.3.1879, Бермондси, Англия.

Продвижение по службе: констебль, 1900; сержант, 1906; отмечен наградой за участие в деле Хоупа-Гастингса, 1914; инспектор в распоряжении центрального управления, 1919.

Рост: 5 футов 9 дюймов. Вес: 154 фунта. Особых примет не имеет.

Адрес: "Рествейл", Велли роуд, Хемпстед. Женат, двое детей.

Характеристика: способности к сбору информации, скрытому наблюдению и особенно перевоплощению. Терпелив, сдержан, инициативен.

В самом конце листка красными чернилами приписано: "4.9.1932 убит при исполнении служебных обязанностей".

Более подробную информацию об инспекторе Джордже Финли Эймсе получить вряд ли бы удалось. В описываемом деле эта жертва была наименее заметной фигурой. С равным успехом его могли бы звать Смит, Джонс или Робинсон – так, словно он и не был живым человеком, любившим выпить кружку пива, гордившимся своим домом и семьей. Были у него враги или нет – не имеет значения, умереть ему довелось совсем по другой причине.

Хотя на службу они поступили примерно в одно время, Хедли почти не знал Эймса. Он мог бы только припомнить, что после стольких лет работы в Скотленд-Ярде Эймс ухитрялся оставаться оптимистом и любил поговорить об отпуске, который он проведет в Швейцарии, как только его представят к очередному званию. Однако он был не из тех, кому удается добиться многого; его ценили, но он был не слишком-то умен и чересчур уж доверчив. Правда, инстинктивного, так сказать животного, благоразумия у него было достаточно. Кроме того, он славился своим упорством бульдога, которое и помогло ему выбиться из простых полицейских в инспекторы Скотленд Ярда. И все же он был чересчур доверчив, а потому должен был умереть.

Разумеется, Хедли, стоя над трупом Эймса, не сказал об этом ни слова. Он даже не выругался. Молча подождав, пока доктор Уотсон закончит осмотр тела, он поднял свой портфель и медленно направился к лестнице. – Задания у всех обычные, – сказал он своим людям. – Убитого вы хорошо знаете. Поменьше болтовни – и за дело. Я скоро вернусь. А пока... – он жестом подозвал к себе Фелла и Мелсона.

Стоявшая в холле миссис Стеффинс чуть шею не свернула, пытаясь разглядеть, что же творится наверху. Одной рукой она поддерживала за плечи совсем неважно выглядевшую Элеонору. Появление инспектора и его спутников миссис Стеффинс встретила ослепительной автоматической улыбкой. Однако, когда она увидела выражение лица Хедли, улыбку эту словно ветром сдуло, и миссис Стеффинс испуганно вскрикнула.

– Забавная история, – коротко бросил ей Хедли. – Мне понадобится ваша помощь. Вероятно, нам придется остаться здесь на ночь. Вскоре я займусь осмотром всего дома, а пока мне нужна одна комната – неважно какая, – чтобы спокойно побеседовать с моими друзьями.

– Конечно, конечно! – поспешно ответила миссис Стеффинс, но по голосу ее чувствовалось, что она уже обдумывает, какую выгоду можно извлечь из создавшейся ситуации. – Для нас большая честь видеть здесь самого доктора Фелла, хотя все это так ужасно... и вообще. Значит, как же? Элеонора, дорогая моя, я думаю... можно было бы проводить джентльменов в нашу гостиную, но Иоганнес такой неряха – там всюду разбросаны всякие колесики и шестеренки... Или, может быть, больше подойдет кабинет мисс Хендрет, там никто не будет мешать, и если мисс Хендрет не возражает... – не закончив фразы, она быстро пересекла холл и постучала во вторую дверь налево.

– Мисс Хендрет! – заискивающим голосом позвала миссис Стеффинс, громко постучала в дверь и прислушалась. – Люси, откройте, пожалуйста!

Дверь отворилась так резко, что миссис Стеффинс чуть не потеряла равновесия. За дверью было темно. Стоявшая на пороге женщина с виду была не старше, если не моложе, Элеоноры. Темные волосы падали ей на глаза; отбросив их резким движением, она смерила собравшихся холодным взглядом.

– Гм... ну... прошу прощения, – проговорила миссис Стеффинс. – Я не знала, Люси, спите ли вы уже...

– Вы отлично знали, что не сплю. – Слова были брошены четко и отрывисто, словно вокруг были враги и она в чем-то обвиняла окружающих. Карие глаза поблескивали из-под длинных ресниц. Взглянув на Хедли, Она плотнее запахнула свой синий халатик.

– Полагаю, они привезли с собой врача. Пусть он зайдет ко мне. Там в комнате мужчина – он ранен и, может быть, тяжело.

– Но, Люси!.. – каким-то странным голосом проговорила миссис Стеффинс и – уже с совсем другим выражением лица, торжествующе приподняв брови, – повернулась к Элеоноре.

Люси Хендрет тоже посмотрела на Элеонору и негромко сказала:

– Мне очень жаль. Я бы скрыла, но он ранен, так что вы все равно узнали бы. У меня Дональд.

– Вы только подумайте! – воскликнула миссис Стеффинс. – Стало быть, милая моя, вы развлекались с Дональдом?

Ее торжествующий смех производил неприятное впечатление: издавая странные булькающие звуки, она трясла головой и взмахивала руками. Элеонора, бледная как смерть, продолжала неподвижно стоять. Люси же глубоко, вздохнув, с некоторым усилием заговорила снова:

– Он, бедняга, упал и ударился, кажется, головой. Я не сумела как следует оказать ему помощь. Я услышала стон на заднем дворе. Он пытался ползти по земле, и я втащила его к себе в комнату. Естественно, мне не хотелось поднимать шум... Да сделайте же что-нибудь, ради бога!

– Хедли, это не шутка, – пробормотал Фелл. – Вызовите Уотсона. Немедленно. Тот, другой, подождет. Вы проводите нас, мисс Хендрет?

Взглянув на Фелла, Хедли кивнул и бросился к лестнице. Люси Хендрет включила свет в крохотной гостиной и повела их через нее в спальню. Стоявшая подле кровати лампа без абажура заливала комнату резким светом. Раненый лежал ничком на покрытой желтым шелковым одеялом постели. Тело его слегка вздрагивало. Голова была обернута влажным, в пятнах крови, полотенцем, из-под которого виднелся закрепленный пластырем окровавленный бинт. Рядом валялось еще несколько полотенец и пузырек с йодом, на стуле стоял таз с розовой от крови водой.

Элеонора подбежала к кровати и попыталась приподнять лежавшего без сознания мужчину. Тот хрипло застонал и судорожно дернулся.

– Спокойно, мисс. – Фелл положил руку на плечо девушки. – Через пару секунд тут будет Уотсон. Подождите, пока он приведет его в чувство...

– У него просто хлестала кровь из носа, – чуть слышно проговорила Люси Хендрет. – Я не знала, что делать. Я...

9
{"b":"13269","o":1}