ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такое единодушие интриговало и даже беспокоило Эллиота до тех пор, пока он не вспомнил, что все свидетели имели отличную возможность изучить этот маскарадный костюм. Большая часть вещей "Немо", включая черный чемоданчик, валялась в саду у порога дверей кабинета. Эти люди видели их не только во время спектакля, но и после, когда выходили искать Вилбура Эммета.

Не упустили они и ни одного из движений неожиданного гостя. Фигура загадочного и жутковатого "Немо", отбрасывающая в ослепительном свете огромную тень, похожая на ночной кошмар, прочно врезалась в их память. Они подробно описали его появление. Описали, как после неосторожной шутки, брошенной Джорджем Хардингом, Немо повернулся на каблуках и поглядел на зрителей. Описали, как он, обернувшись к ним спиной, поставил на стол свой чемоданчик. Затем они рассказали, как он обошел стол, вытащил из кармана коробочку и вынул из нее капсулу...

В чем же, черт побери, ключ ко всей этой загадке?

Вот что хотел бы знать Эллиот. Список начал уже подходить к концу, а он все еще не мог его найти. Да, свидетели противоречили друг другу, но чем это могло ему помочь?

– Время позднее, – сказал он, так что перейдем, пожалуй, к следующему вопросу. "Взял ли он что-либо со стола?"

Три ответа прозвучали почти одновременно.

– Нет, – сказала Марджори.

– Нет, – сказал Джордж Хардинг.

– Да, – сказал профессор Инграм.

Во всеобщем гаме твердо прозвучал голос Хардинга.

– Клянусь вам, что нет, сэр. Он даже не прикасался к столу. Он...

– Конечно же, нет, – сказала Марджори. – Да и что он мог бы взять? Единственное, чего, кажется, не хватает на столе, это ручка... или карандаш, или стрела – можете называть, как хотите... И я знаю, что ее он не брал. Дядя Марк положил ее перед собой, на промокашку, а этот тип в цилиндре даже не приближался к ней. А больше – что еще он мог бы взять?

Профессор жестом попросил всех замолчать. Сейчас выражение его лица стало суровым.

– Это и есть то, о чем я так терпеливо пытаюсь вам рассказать. Конкретно: он взял зеленую коробку с карамелью "Генри" и заменил ее синей коробкой с мятными конфетами той же фирмы. Вы хотели узнать чистую правду. Это она и есть. Не спрашивайте у меня, как он это проделал! Кладя свой чемоданчик на стол, он поставил его перед зеленой коробкой. Когда он снова взял чемоданчик и вышел из комнаты, коробка на столе была синей. Повторяю: не спрашивайте у меня, как он это проделал. Я не волшебник. Однако, мне кажется, что решение загадки отравленных конфет лежит именно здесь. По-моему, над этим стоит поломать голову. Надеюсь, что мои слова развеяли сомнения насчет моего здравого рассудка или, во всяком случае, моей готовности оказать помощь полиции, которые начали возникать у майора. А теперь, может кто-нибудь угостит меня сигаретой?

Эллиот так и не узнал, получил ли профессор Инграм свою долгожданную сигарету, потому что внезапно ему стала ясна разгадка истории с коробками конфет.

– Прошу прощения, я вернусь через несколько секунд, – сказал он и, обогнув пианино, вышел в сад.

Снаружи, на узкой полоске газона, протянувшейся между домом и каштанами, было прохладно и теперь, когда в кабинете горела только обычная лампочка, почти совсем темно. Эллиоту показалось, что он слышит доносящийся откуда-то слабый звон колокольчика, однако он не стал раздумывать над этим, потому что его внимание было приковано к вещам "доктора Немо", разбросанным у порога.

Этот черный чемоданчик...

Сейчас Эллиот знал уже, почему его внешность показалась ему туманно знакомой. Несколько больший, чем профессиональные чемоданчики врачей, хотя и очень похожей формы, но все же слишком маленький для обычного чемодана. Точно такой же чемоданчик, какой ему приходилось видеть среди экспонатов Черного музея Скотленд Ярда.

Он опустился на колени рядом с чемоданчиком. Сделан из лакированной кожи и выглядит совсем новым. Имя доктора Немо было грубо вырисовано печатными буквами. Обернув руку платком, Эллиот открыл чемодан. Внутри была двухфунтовая коробка карамели "Генри" с ярко-зелеными цветами на крышке.

– Вот, значит, как, – проговорил вслух Эллиот. Такие чемоданчики были верными спутниками воров.

Эллиот поднял чемодан и осмотрел его днище. Придуманные первоначально для фокусников, эти чемоданчики вскоре взяли на вооружение воры, промышлявшие в универмагах, ювелирных магазинах – вообще всюду, где открыто выставлялись ценные предметы.

Вору достаточно было войти в магазин с совершенно невинным с виду чемоданчиком. Разглядывая что-нибудь, он рассеянно ставил его на прилавок. Ставил он его, однако, на тот предмет, который хотел украсть. Дно чемодана было снабжено остроумным устройством, заглатывавшим предмет, на который чемодан был поставлен. Затем, не сделав ни одного сколько-нибудь подозрительного движения, вор снова брал свой чемодан и уходил из магазина.

Теперь поведение "доктора Немо" стало совершенно ясным. Войдя в кабинет, он поставил чемоданчик на стол, повернувшись при этом спиною к зрителям. Чемодан был, однако, поставлен не перед зеленой коробкой, а на нее. В широком кармане дождевика "Немо" лежала синяя коробка мятных конфет. Повернувшись спиной к зрителям и наклонившись, чтобы поставить чемодан – а, может, это было тогда, когда "Немо" забирал его, – он положил эту коробку на стол. Чтобы проделать это перед и без того ошарашенной и ослепленной ярким светом аудиторией, большой ловкости не требовалось. И все это делалось с помощью Марка Чесни, под руководством Марка Чесни, как часть плана Марка Чесни, направленного на то, чтобы обмануть зрителей, сколько бы они ни вглядывались в происходящее перед их глазами.

Чем, однако, все это могло помочь разгадке преступления – этого ли, или того, которое было совершено в лавочке миссис Терри? Может быть, Чесни полагал, что тогда была тоже подменена целая коробка конфет?

– Эй! – произнес чей-то голос.

Эллиот вздрогнул. Голос был хриплый и раздавался где-то прямо над его головою. Подняв глаза, Эллиот хотя и с трудом, но разглядел лицо доктора Джозефа Чесни, глядевшего на него из окна второго этажа. Доктор так высунулся наружу, что Эллиоту стало страшно, как бы эта огромная туша не свалилась на него.

– Вы что – оглохли там все? – негромко спросил доктор Джо. – Неужели никто не слышит, как звонят в колокольчик у ворот? Почему никто не подойдет туда? Звонят уже минут пять, наверное. Черт возьми, я не могу заниматься сразу всем! У меня на руках больной...

Эллиот пришел в себя. Разумеется, это приехали из города, расположенного за двенадцать миль отсюда, судебный врач и фотограф – он же специалист по дактилоскопии.

– Послушайте! – рявкнул уже на сей раз доктор Джо.

– Что еще?

– Пришлите, будьте добры, ко мне Марджори. Он зовет ее.

Эллиот быстро поднял глаза.

– Пришел в сознание? Я могу его видеть? Освещенная снизу рыжая борода доктора придавала ему мефистофельский вид.

– Нет, друг мой, в сознание он не пришел, во всяком случае, не в том смысле, как вы это себе воображаете. И увидеть его вы не сможете ни сейчас ночью, ни утром, ни, может быть, еще в течение недель и месяцев. Ясно? И пришлите сюда наверх Марджори! От служанок толку ни на грош. Одна непрерывно все роняет, а другая с перепугу спряталась в постель. Ради бога!

Голова исчезла из окна.

Очень медленно Эллиот собрал экипировку "доктора Немо". Далекий колокольчик перестал звенеть. К концу ночи поднялся холодный ветер; он шумел сухими листьями, весь пропитанный их резким, осенним ароматом, а потом вдруг, может быть, потому что была открыта какая-либо из дверей, донесся другой, чуть сладковатый запах. Казалось, что сам дом пропитан этим легким запахом, словно духами. Только теперь Эллиот вспомнил, что совсем рядом в темноте находятся целых полгектара оранжерей. Это был запах персиков и миндаля, созревавших здесь с июля и до самого ноября, – горького миндаля, ставшего словно бы символом виллы "Бельгард".

17
{"b":"13271","o":1}