ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он впился глазами в кинопроектор.

Майор Кроу и инспектор Боствик встретились с Марджори в дверях, когда она выходила из комнаты. Заговорил майор только после того, как дверь за нею затворилась. К нему, судя по всему, вновь вернулось обычное расположение духа.

– Доброе утро, инспектор, – вежливо проговорил он. – Хотя вернее сказать: добрый день. Утром мы так и не смогли разыскать вас.

– Очень сожалею, сэр.

– Не беда, – все тем же вежливым тоном ответил майор, – я лишь хотел сообщить вам, что в нашем деле добавилась маленькая деталь: еще один труп.

– Я уже сказал, что очень сожалею, сэр.

– Учитывая, что вы отправились повидать моего друга Фелла, я вас не упрекаю. Вам повезло больше, чем мне. В июне я уже пытался заинтересовать его этим делом. Ничего не вышло. Насколько я могу судить, дело показались ему недостаточно сенсационным. Ни наглухо запертых комнат, ни элементов сверхъестественного, ни экзотики, как в деле отеля "Королевский Пурпур". Ничего, кроме самого тривиального и грубого отравления стрихнином. Сейчас, однако, у нас добавилось и улик, и еще два трупа... на один из которых вам, инспектор, быть может, не повредило бы взглянуть...

Эллиот взял свой блокнот.

– Я уже дважды, сэр, сказал, что очень сожалею, – медленно проговорил он, – и не вижу необходимости повторять это еще раз. Кроме того, если говорить откровенно, мне не совсем ясно, в чем я должен себя упрекать. Между прочим, в Содбери Кросс существует какая-нибудь полиция?

Боствик, набивавший свою трубку табаком, поднял голову.

– Да, существует, друг мой, – ответил он. – А почему вас это интересует?

– Да только потому, что я ее не вижу. Кто-то разбил камнем стекло входной двери. Грохот было слышно, наверное, до самого Бата, но ни один полицейский не появился.

– Черт возьми! – несколько раз сильно затянувшись своей трубкой, сказал Боствик. Конечно, это был только обман зрения, но на мгновенье показалось, что лицо его вспыхнуло огнем. – Что вы этим хотите сказать?

– Только то, что сказал.

* * *

– Если вы имеете в виду, – ответил Боствик, – что я убежден – заметьте, я сказал: убежден – в том, что скоро мы сможем арестовать одну молодую особу, имя которой нет надобности называть... тогда я согласен.

– Хватит! – рявкнул Фелл. Все обернулись к нему.

– Кончайте, – строго проговорил Фелл. – Вы же спорите из-за пустяков и сами это отлично знаете. Уж если вам надо кого-то обвинять, обвиняйте меня. Истинная причина вашего спора – и это вы тоже отлично знаете – в том, что у каждого из вас определенное, стойкое, но разное представление о том, кто же преступник. Ради всех святых, забудьте об этом или мы никогда не сдвинемся с места!

Майор Кроу громко и искренне расхохотался. И Эллиот и Боствик тоже не удержались от улыбки.

– Старый бандит, как всегда, прав, – проговорил майор. – Прошу меня извинить, инспектор. Дело в том, что у всех нас нервы уже в таком состоянии, когда мы перестаем ясно видеть происходящее. А это необходимо. Абсолютно необходимо.

Боствик протянул Эллиоту свой портсигар.

– Хотите закурить?

– Спасибо. С удовольствием.

– А теперь, – прорычал Фелл, – теперь, когда мир установлен и между всеми царит дружба и симпатия...

– Только я не согласен с тем, что мне приписывают какие-то предвзятые взгляды, – с достоинством заметил майор. – Это не так. Я просто знаю, что я прав. Когда я увидел беднягу Эммета...

– Ну-ну! – пробормотал Боствик с таким скептическим и мрачным выражением, что Эллиота невольно заинтересовал вопрос: на кого еще направлены его подозрения.

– ...но у меня нет никаких улик, мне не за что ухватиться. Возьмите Эммета – кто-то среди ночи входит к нему и впрыскивает яд. Никто не слыхал, не признается, что слыхал, ничего подозрительного. Сделать это мог любой – даже чужой, потому что двери виллы не запираются на ночь. В наших местах вообще мало кто запирает на ночь двери. Разумеется, если я говорю, что это мог сделать и кто-то чужой, это не значит, что я в это верю. Да, кстати, я виделся с Вестом. Чесни умер, получив примерно 60 миллиграммов чистой синильной кислоты. Во всяком случае, следов каких-то других химических соединений найдено не было. Это все, чем мы располагаем.

– Не все, – с удовлетворением произнес доктор Фелл. – Тут с нами Стивенсон. Давайте, старина, мы готовы. Включайте свой аппарат.

Все умолкли. Полный сознания своей значительности, Стивенсон двигался раздражающе медленно. Вытер лоб, поглядел на камин, а затем на окна. Внимательно осмотрел висящую в дверном проеме простыню, потом не спеша отодвинул стол до стены и вновь придвинул его на несколько дюймов ближе. Взял с полки пару томов "Британской энциклопедии" и положил их на стол как подставку для проектора. Собравшиеся продолжали курить, поглядывая друг на друга.

– Не будет работать, – проговорил внезапно майор. – Что-нибудь поломается.

– Чему ж там ломаться? – спросил Эллиот.

– Не знаю. Найдется что-нибудь. Вот увидите.

– Уверяю вас, сэр, что все будет в порядке, – сказал Стивенсон, поворачивая к ним вспотевшее лицо. – Через минуту все будет готово.

На этот раз молчание затянулось, его прерывали только таинственные звуки, производимые Стивенсоном, да гудение машин, доносившееся с улицы. Стивенсон отодвинул диван, чтобы очистить место перед экраном, переставил стулья, поправил одну из кнопок, чтобы убрать складку на простыне. Наконец, сопровождаемый гулким вздохом облегчения зрителей, он отступил к окну.

– Все, господа, – сказал он, взявшись за штору. – Я готов. Может быть, вы рассядетесь, прежде чем я потушу свет?

Доктор Фелл направился к дивану. Боствик присел рядом с ним, а Эллиот поставил свой стул поближе к экрану, немного сбоку. Послышался металлический звук задвигаемых штор.

– Итак, господа...

– Погодите! – сказал, вынимая трубку изо рта, майор.

– Какого черта! – взвыл Фелл. – Что еще?

– Не надо так волноваться, – взмахнув трубкой, возразил майор. – Предположим... ладно, предположим, что все пойдет, как надо...

– Это мы как раз и собираемся проверить.

– Предположим, что все пойдет, как следует. Мы выясним наверняка некоторые вещи: истинный рост доктора Немо, например. Было бы справедливо, если бы каждый раскрыл сейчас свои карты. Что мы увидим? Кто был доктором Немо? Что скажете вы, Боствик? Боствик обернулся к нему, глядя поверх спинки дивана.

– Что ж, сэр, если уж вы задаете этот вопрос... у меня нет ни малейших сомнений, что мы увидим мистера Вилбура Эммета.

– Эммета! Эммета? Но ведь Эммет мертв!

– Тогда он мертв не был, – заметил Боствик.

– Однако... впрочем, ладно. Ваша точка зрения, Фелл?

– Майор, – преувеличенно вежливым тоном ответил Фелл, – моя точка зрения состоит в следующем: я хочу просто, чтобы мне дали возможность посмотреть пленку. В некоторых отношениях я твердо знаю, что мы увидим, в некоторых – не так уж уверен, а еще в некоторых – мне вообще наплевать, что там будет, лишь бы, в конце концов, мне дали на это взглянуть.

– Все готово! – сказал Стивенсон.

Шторы были уже задернуты. Лишь отсвет пламени камина да призрачные огоньки трубок виднелись в темноте. Эллиот чувствовал, как тянет сыростью от старых каменных стен. Он без труда различал фигуры своих товарищей и даже силуэт Стивенсона в глубине комнаты. Фармацевт осторожно, чтобы не зацепиться за провод, подошел к аппарату и включил его. На экране появился светлый прямоугольник размером примерно в полтора квадратных метра.

Послышалось какое-то металлическое щелканье, а затем аппарат загудел равномерно. На экране промелькнуло несколько вспышек, сменившихся полной темнотой.

По-видимому, все было в порядке, потому что равномерное жужжание аппарата продолжалось. На темном экране начали появляться какие-то дрожащие серые полосы. Казалось, что так будет тянуться до бесконечности. Потом появилась тонкая, ослепительно яркая полоска света. Выглядело это так, словно в центре экрана возникла вертикальная щель, которую какая-то черная тень старалась непрерывно расширить. Эллиот сообразил, в чем дело. Они были в музыкальном салоне, и Марк Чесни отворял дверь в кабинет.

31
{"b":"13271","o":1}