ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майор Кроу и инспектор Боствик ожидали его в полицейском участке.

– Прошу извинить за то, что прибыл так поздно, – сказал Эллиот. – Дело в том, что мне пришлось менять колесо...

– Ничего страшного! – ответил майор. – Мы и сами полуночники. Где вы собираетесь устроиться?

– Мне рекомендовали "Синего Льва".

– Лучше вы тут и впрямь ничего не найдете. Хотите сразу отправиться туда и немного отдохнуть или сначала послушаете, что нам известно об этом деле?

– Предпочел бы познакомиться с делом, сэр, если только вы не находите, что сейчас слишком поздно.

На мгновенье в кабинете наступило молчание, нарушавшееся только громким тиканьем часов; свет газового рожка нервно вздрагивал. Майор Кроу открыл ящик стола и угостил всех сигаретами. Это был высокий мужчина с седыми усами, безупречными манерами и мягким голосом – один из тех отставных военных, успехам, которых удивляются, рее, кому приходилось сталкиваться с ними на работе. Майор закурил и на минуту задумался, опустив глаза.

– Это мне следовало бы извиниться перед вами, инспектор, – сказал он наконец. – Мы должны были либо давно обратиться за помощью в Скотленд Ярд, либо не просить об этой помощи вообще. Только, понимаете, в последние дни, после того, как вернулся Чесни с семьей, у нас весь город бурлит. Люди уверены, что дело сильно продвинется, – в улыбке майора не было ничего обидного, – уже только потому, что за него возьмется Скотленд Ярд. Короче говоря, многие требуют, чтобы мы арестовали одну девушку по фамилии Вилс, Марджори Вилс. А у нас нет достаточных оснований.

Несмотря на сильное искушение, Эллиот воздержался от каких-либо комментариев.

– Вы поймете, в чем трудность, – продолжал майор, – если представите себе лавочку миссис Терри. Вы таких видели сотни. Маленькое, узкое, но довольно глубокое помещение. С левой стороны стойка с сигаретами и табаком, с правой – другая, с конфетами. Между ними узенький проход, ведущий вглубь лавки, где стоят полки с книжками, которые выдаются напрокат. Представляете себе все это?

Эллиот кивнул.

– В Содбери Кросс всего три заведения такого типа, и то, которое принадлежит миссис Терри, самое посещаемое или, точнее говоря, было таким. Все ходили туда. Женщина она жизнерадостная и очень толковая. Муж у нее умер, оставив ее с пятью детьми, так что ей пришлось самой зарабатывать на жизнь.

Эллиот снова кивнул.

– Вы, конечно, хорошо знаете и то, как торгуют конфетами в подобных лавчонках. Часть их лежит под витриной, но больше половины прямо на стойке: в вазах или раскрытых коробках. Так вот, таких коробок, слегка наклоненных, чтобы можно было видеть содержимое, на витрине было пять. В трех были конфеты с кремовой начинкой, в одной – шоколадки и еще в одной – карамель. Предположим, что кому-то вздумалось добавить в одну из коробок отравленных конфет. Нет ничего проще! Вам достаточно купить аналогичные конфеты в другой лавочке – их можно найти где угодно. Затем вы берете шприц, наполняете его спиртовым раствором стрихнина и впрыскиваете по несколько миллиграммов, скажем, в полдюжины конфет. Крохотный след от укола никто не заметит. После этого вы идете в лавочку миссис Терри – или в какую-нибудь другую, если хотите, – спрятав конфеты в руке. Вы просите дать сигареты, и миссис Терри идет за ними к другой стойке. Предположим, вы просите пару блоков "Плейерсов", тогда ей придется не только отвернуться, но еще и вскарабкаться на лесенку, чтобы достать ящик с верхней полки. В это время вы просто протягиваете руку и бросаете приготовленные конфеты в открытый ящик. За день в лавочке побывает сотня людей – как вы узнаете, кто из них преступник и как сможете что-либо доказать?

Майор встал, лицо его было багровым от волнения.

– Так это и было в действительности? – спросил Эллиот.

– Погодите! Вы видите теперь, с какой дьявольской легкостью человек, стремящийся убить безразлично кого, просто ради удовольствия убивать, может остаться безнаказанным. Вы понимаете теперь наши затруднения. А сейчас лучше всего будет, если я предварительно сообщу вам кое-какие сведения о самом Марке Чесни, его семье и друзьях. Чесни живет в большом доме примерно в четверти мили отсюда; возможно, вы обратили на него внимание, проезжая мимо. Дом красивый, в стиле "модерн", и вообще все там самого лучшего сорта. Название "Бельгард" он получил, пожалуй, из-за персиков.

– Из-за чего?

– Из-за персиков, – повторил майор. – Слыхали когда-нибудь о знаменитых оранжереях Чесни? Нет? Они занимают примерно с полгектара. И отец его и дед выращивали там замечательные персики, которые считаются лучшими в мире. Марк продолжает дело. Это те самые громадные персики, которые по фантастическим ценам подают в отелях Вест Энда. Он выращивает их в любое время года, утверждая, что солнце и климат тут ни при чем, а все дело в разработанном им методе, который он держит в тайне и который, по его словам, стоит десятков тысяч. Сорта, которые он выращивает, – "Бельгард", "Эрли Силвер" и выведенный им самим "Ройал Райянер". Дело явно оправдывает себя: меня уверяли, что годовой доход исчисляется шестизначной цифрой.

В этом месте майор на мгновенье запнулся и бросил быстрый взгляд на своего гостя.

– Откровенно говоря, – продолжал майор, – Чесни в наших местах не очень популярен. Он хитер, а в делах неуступчив, как камень. Многие ненавидят его от всей души, другие относятся к нему с недоброжелательным уважением. Знаете, у нас часто можно услышать в баре: "Старика Чесни на мякине не проведешь, это уж точно!", смешок и стук кружки о стойку. Кроме того, все считают, что в его семье есть что-то странное, хотя никто не может толком сказать, что именно. Марджори Вилс – племянница Чесни, дочь его покойной сестры. Насколько я могу судить, хорошая девушка, но с очень трудным характером. Мне говорили, что, несмотря на свой ангельский вид, вспылив, она начинает выражаться так, что впору покраснеть армейскому старшине. Затем Джо Чесни, врач. Он в этой семье исключение – его все любят. По внешности он напоминает разъяренного быка, и я лично не слишком верю в его профессиональные познания, тем не менее очень многие верят в него и ходят к нему лечиться. Живет он отдельно от Марка – немного подальше на той же самой улице. Стоит упомянуть еще о профессоре Инграме, очень приятном и спокойном человеке и большом друге Марка. Профессор живет в небольшом домике на той же улице, и в наших местах его очень уважают. И, наконец, управляет делами у Марка молодой человек по фамилии Эммет, о котором здесь мало что известно – да никто им особенно и не интересуется... Так вот, 17 июня был четверг, ярмарочный день, и в городке было полно народу. Думаю, что факт отсутствия отравленных конфет в лавочке миссис Терри до этого дня мы можем считать твердо установленным. Причина, как я уже говорил, – у миссис Терри пятеро детей, и у одного из них накануне был день рождения. Вечером миссис Терри устроила небольшой праздник и взяла для угощения по пригоршне конфет каждого сорта из коробок, стоявших у нее на витрине. Плохо никому не было. С другой стороны, мы составили список всех, кто побывал в лавочке в тот четверг. Это оказалось не так трудно, как могло бы оказаться, потому что почти все брали и книги, а миссис Терри всегда аккуратно записывает имена пользующихся ее библиотекой. Чужих в тот день не было: это мы можем считать установленным. Мимоходом замечу, что Марк Чесни заходил в лавочку, равно как и доктор Джо Чесни. Ни профессор Инграм ни Эммет в тот день там не были.

Эллиот вытащил свой блокнот и сейчас задумчиво разглядывал произведения искусства, которыми он, слушая майора, машинально разрисовал страницу.

– А мисс Вилс? – спросил он, возвращаясь к реальности теплой ночи, шипящего газового рожка и озабоченных глаз майора.

– К этому я и перехожу. Мисс Вилс в лавочке, строго говоря, не была. Дело обстояло вот как: около четырех часов дня – как раз, когда в школе кончаются занятия, – она подъехала на машине своего дяди к мясной лавке Паккерса, чтобы что-то там заказать у него. Выйдя из лавки, она встретила Френки Дейла, восьмилетнего мальчугана, к которому она, как все говорят, всегда очень хорошо и ласково относилась. Как утверждают свидетели, она сказала ему: "Слушай, Френки, сбегай к миссис Терри и купи мне на три пенса конфет с начинкой, ладно?" – и дала мальчику монету в шесть пенсов. Лавочка миссис Терри находится примерно в пятидесяти метрах от мясной лавки. Френки сделал то, о чем его попросили. Как я уже говорил, на витрине было три коробки с конфетами. Френки не стал долго раздумывать, а просто решительно показал на среднюю и сказал: "Мне на три пенса вот этих".

4
{"b":"13271","o":1}