ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Одну минуточку, сэр, – перебил майора Эллиот. – До этого времени кто-нибудь в тот день уже покупал конфеты с начинкой?

– Нет. Жевательная резинка, шоколадки и карамель шли неплохо, но с начинкой не было продано ни одной.

– Ясно, спасибо.

– Миссис Терри отвесила конфеты и дала их мальчику. Стоят они шесть пенсов четверть фунта, так что на три пенса пришлось шесть конфет. Взяв пакетик с конфетами, Френки побежал к ожидавшей его мисс Вилс. В тот день моросил дождь и на мисс Вилс был плащ с глубокими карманами. Она сунула конфеты в карман, а потом, словно передумав, снова вынула их. Во всяком случае, вынула пакетик. Ясно?

– Да.

– Раскрыв пакетик, она заглянула внутрь и сказала: "Френки, ты же принес мне маленькие с белой начинкой, а я хотела те, что побольше, с розовой. Сбегай еще раз и попроси, пожалуйста, миссис Терри поменять их. Миссис Терри, разумеется, ничего не имела против. Высыпав конфеты из пакетика в среднюю коробку, она положила в него другие. Френки отнес их мисс Вилс, и та сказала ему, что сдачу с шести пенсов он может оставить себе. Дальнейшие события, – майор Кроу, глубоко вздохнул, – развернулись немного позже. Френки не стал сразу же тратить свои три пенса – его позвали домой обедать. Однако после обеда он вновь вернулся в лавочку миссис Терри. Может, ему все время не давала покоя мысль о конфетах с кремом – не знаю. Как бы то ни было, он купил на два пенса тех самых, с белой начинкой, и на пенни жевательной резинки. В четверть седьмого служанка по имени Лойс Кертен, которая работает у супругов Андерсон, зашла в лавочку с двумя хозяйскими детьми и купила полфунта смеси конфет из всех трех коробок. Все, кому довелось попробовать конфеты из средней коробки, жаловались на их отвратительно горький вкус. Френки, беднягу, это не смутило – он ведь потратил на них свои два пенса. Он съел все купленные конфеты. Боли начались примерно через час, и к одиннадцати вечера он умер. Маленьким Андерсонам и Лойс Кертен повезло больше. Дороти Андерсон попробовала одну из конфет и пожаловалась, что они слишком горькие (гадкие – сказала она) для того, чтобы их есть. Лойс Кертен из любопытства тоже откусила кусочек. Томми Андерсон расхныкался так, что пришлось дать попробовать и ему. Лойс решила попробовать еще одну конфету и обнаружила, что она такая же горькая. Она решила, что конфеты испорчены и положила их в свою сумку, чтобы потом пойти и пожаловаться миссис Терри. Никто из троих не умер, но Лойс в ту ночь была на волоске от смерти. Отравление стрихнином, разумеется.

Майор умолк. Говорил он спокойным голосом, но выражение его глаз совсем не нравилось Эллиоту. Погасив сигарету, майор снова сел.

– Я работаю в этих местах уже двенадцать лет, но никогда и представить себе не мог такого возмущения, какое поднялось после этой истории. Как и следовало ожидать, первая молва утверждала, что это миссис Терри продает отравленные конфеты. Судя по всему, многие убеждены, что шоколад может портиться так же, как, скажем, колбаса. Миссис Терри чуть с ума не сошла: сидела, закрыв лицо фартуком и непрерывно плакала. В ее лавочке побили стекла. Однако через пару дней люди немного успокоились и начали размышлять над случившимся. Джо Чесни прямо заявил в баре "Синего Льва", что речь идет об умышленном отравлении. Именно он пытался спасти Френки. Френки съел три конфеты, содержавшие триста шестьдесят миллиграммов стрихнина. Как вы знаете, смертельная доза – пятьдесят четыре миллиграмма. На остальных трех пострадавших пришлось в сумме не менее ста двадцати миллиграммов. Все конфеты из средней коробки были отправлены на анализ. Две из них содержали больше, чем по сто миллиграммов стрихнина в спиртовом растворе – точно так же, как и две конфеты, лежавшие в сумочке Лойс Кертен, не считая тех двух, которые она и дети успели съесть. В общей сложности отравлено было десять конфет, и в каждой из них доза яда была гораздо больше смертельной. Кто-то решил убивать – и убивать, причиняя своим жертвам максимальные страдания. Очевидно, тут возможны три решения. Первое: миссис Терри умышленно отравила конфеты. В это сейчас уже никто не верит. Второе: кто-то зашел в лавочку и бросил в коробку пригоршню отравленных конфет, когда миссис Терри на минутку отвернулась. Третье: это сделала Марджори Вилс. Предположим, что в кармане ее плаща был спрятан пакетик с заранее приготовленными отравленными конфетами. Когда Френки принес ей пакет с безобидными конфетами, она сунула его в карман, вытащила отравленные и попросила Френки сбегать и обменять их. Таким образом отравленные конфеты оказались в средней коробке. Улавливаете? Эллиот нахмурился.

– Да, сэр. Однако...

– Вот именно! – перебил его майор, не отрывая от гостя гипнотизирующего взгляда. – Именно это я и хочу сказать. Тут есть одна трудность. Мисс Вилс купила шесть конфет. В коробке, однако, отравленных конфет оказалось десять. Если она заготовила двойник пакета с шестью конфетами, как объяснить четыре лишних? А если пакет содержал десять конфет вместо шести, каким образом этого не заметила миссис Терри?

До этого момента инспектор Боствик из местной полиции не произнес ни единого слова. Это был высокий, широкоплечий мужчина, сидевший со скрещенными руками и неподвижно устремленным на стенку взглядом. Сейчас он откашлялся и проговорил:

– Многие считают, что она в спешке могла просто не обратить на это внимания, – снова откашлявшись, он добавил: – Со Скотленд Ярдом или без него, но мы этого проклятого убийцу поймаем, чего бы это нам ни стоило.

Слова эти были произнесены с такой страстью, что майор Кроу счел нужным заметить:

– Как правило, Боствик никогда не теряет ясности суждений. И если так думает он, как, полагаете, думают все остальные?

– Ясно, – ответил Эллиот, чувствуя, как по спине у него пробежал холодок. – Значит, большинство уверено, что мисс Вилс?..

– Выяснить, как было на самом деле, и будет вашей задачей. А вообще-то люди не склонны вдаваться в подробности так, как это приходится делать нам. В этом-то и беда. Прежде всего всех поразила абсурдность, извращенность всего этого дела. А потом... мисс Вилс не слишком пошел на пользу тот факт (счастье еще, что большинство завсегдатаев "Синего Льва" не знает о нем), что обстоятельства дела почти точно совпадают с обстоятельствами знаменитого случая, происшедшего в Брайтоне больше шестидесяти лет назад, в 1871 году. Вы слыхали о деле Кристины Эдмундс? Ей удалось проделать трюк с отравленными конфетами, послав ребенка обменять их точно так, как я только что рассказывал. Второй пакетик был, если не ошибаюсь, спрятан у нее в муфточке, и она сумела ловко, словно фокусник, подсунуть его вместо настоящего.

Эллиот задумался.

– Да, я читал об этом, – сказал он наконец. – Кристина Эдмундс была сумасшедшей и умерла в Бродмуре.

– Совершенно верно, – энергично кивнул майор, – и у нас многие уверены, что мисс Вилс кончит там же. – После небольшой паузы он рассудительным тоном продолжил: – Обратите, однако, внимание на дело, сфабрикованное против нее! Оно же по сути просто не существует – концы не сходятся с концами. Во-первых, не удается проследить, каким образом мог попасть к ней яд, нет никаких доказательств того, что она купила, взяла у кого-то, нашла или украла хотя бы долю миллиграмма стрихнина. Эту трудность здесь объясняют просто. Доктор Чесни очень любит племянницу, а Джо Чесни – один из тех беззаботных людей, говорят они, которые держат стрихнин где попало, словно табак. В его аптечке стрихнин действительно есть, но он дал нам отчет о каждой его крупинке. Во-вторых, миссис Терри клянется, что в пакетике, который ей вернул Френки Дейл, было ровно шесть конфет. В-третьих, если преступление совершила Марджори Вилс, то сделала она это просто невероятно глупо. Она была даже более неосторожна, чем сумасшедшая Кристина Эдмундс.

В конце концов, Брайтон – большой город, и женщина, попросившая незнакомого ребенка обменять ее покупку; может рассчитывать на шанс остаться неопознанной. А эта девушка?.. Проделывает все это в таком городке, как наш, причем разговаривая со знакомым мальчиком и при свидетелях! Какого черта! Специально, что ли, она хотела привлечь к себе внимание? Уж если она хотела отравить конфеты, это можно было, как я уже объяснял, сделать так, что никто ее не заподозрил. Нет, инспектор. Обвинение против нее хороший адвокат разнес бы в пух и прах за какие-нибудь двадцать минут, и мы не можем арестовать ее только ради того, чтобы доставить удовольствие дядюшке Тому Кобли и всем прочим. К тому же, это хорошая девушка. Никто о ней никогда дурного слова не сказал, за исключением того, что она, как и все Чесни, со странностями в характере.

5
{"b":"13271","o":1}