ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что вы имеете в виду?

– Ну, вы же знаете: широкий плащ, поднятый воротник, закутанная в шарф нижняя половина лица, темные очки, шляпа с опущенными полями. Довольно жуткий вид, судя по их рассказу, но все считали, что это просто часть разыгрываемого спектакля. Страшное дело! Только подумать, что этот... этот фантом проник сюда и...

– Однако...

– Прошу прощения, сэр, – перебил майора Эллиот. Он уже начал понимать, что дело окажется нелегким, и хотел поэтому получить как можно более точную информацию. Он обратился к доктору: – Вы говорите, что "они" видели его. Кто именно?

– Профессор Инграм, Марджори и этот молодой Джордж – не помню, как его фамилия.

– Кто-нибудь еще?

– Насколько я знаю – нет. Марк хотел, чтобы и я присутствовал при этом спектакле, но, как я уже говорил вам, у меня на руках несколько больных. Марк сказал, что в любом случае представление начнется поздно и он надеется, что я сумею вернуться до полуночи. Я, естественно, не мог ничего обещать. Сказал только, что постараюсь успеть, но, если не вернусь до без четверти двенадцать, пусть начинают без меня.

Пару раз тяжело вздохнув, доктор немного овладел собой и сел, опустив на колени свои ручищи, похожие на медвежьи лапы.

– И когда же все-таки началось представление? – спросив Эллиот.

– Мне сказали, что как только часы начали бить двенадцать. Это единственный существенный пункт, в котором все сходятся.

– Что касается самого убийства, доктор, вы можете сообщить что-нибудь, о чем знаете не из слов других?

– Нет! Ровно в двенадцать я был у больной на другом конце городка. Трудные роды. Я надеялся успеть сюда, но не получилось. Приехал я в десять минут первого и застал брата уже в таком состоянии, что никто не смог бы ему помочь. – В его сознании промелькнула, казалось, какая-то новая мысль. Он поднял воспаленные глаза. – Я скажу вам еще кое-что, – продолжал он решительно, – из этого дела следует по крайней мере один важный вывод, Я непрерывно твержу его себе. Думаете, нет? Вы сказали, инспектор, что приехали сюда из-за истории с отравленными конфетами в лавочке миссис Терри, так что, скорее всего, вы догадываетесь, что я хочу сказать – но я все равно скажу это. Уже больше трех-месяцев, почти четыре, все повторяют, что моя племянница – преступница. Твердят будто она отравляет людей, чтобы видеть, как они мучатся. Мне такого не говорят – разумеется, нет! Однако, разговоры такие идут. Теперь им конец, потому что одно ясно: кто бы ни убил моего брата, это не была Марджори. И кто бы ни был отравителем, это была не Марджори. Если Марку пришлось умереть, чтобы доказать это, дело стоило того. Вы понимаете меня? Стоило!

Он вздрогнул и с виноватым видом опустил поднятый в воздух кулак. Дверь, расположенная в другой стороне комнаты и выходившая, по-видимому, в коридор, отворилась и вошла Марджори Вилс.

Все лампы в хрустальной люстре музыкального салона были включены, и Марджори, отворив дверь, заморгала, но сразу же быстро подошла, неслышно ступая по ковру своими маленькими черными туфельками, и тронула доктора за плечо.

– Пожалуйста, подымись наверх, – попросила она. – Мне не нравится, как дышит Вилбур.

Затем она удивленно огляделась вокруг и увидела всех остальных. В первый момент взгляд ее серых глаз не выразил ничего, но тут же, увидев Эллиота, она словно бы вспомнила, что-то и зажмурилась. На ее лице появилось выражение напряженной сосредоточенности. Потом она проговорила:

– Вы... я хочу сказать: мы с вами никогда не встречались?

Именно сейчас Эллиот сделал второй ложный шаг. Он ответил таким резким тоном, что майор удивленно поднял на него глаза.

– Полагаю, что нет, мисс Вилс. Садитесь, пожалуйста.

Она глядела на него с тем же удивленным выражением, которое так хорошо сохранила его память. Он никогда не встречал еще человека, чье присутствие ощущалось бы с такой интенсивностью – словно физический контакт. Казалось, что он заранее знает, что она сделает – как повернет голову или как подымет руку, чтобы погладить лоб.

– Успокойся, Марджори, – сказал доктор, похлопав ее по руке, – Этот молодой человек – инспектор из Скотленд Ярда. Он приехал...

– Из Скотленд Ярда! – повторила девушка. – Значит, вот как серьезно к нам относятся?

Она расхохоталась, но смех тут же оборвался. Эллиот не забыл еще ни малейшей черточки ее лица: темно-каштановые волосы, зачесанные назад, с маленькими завитками на шее, высокий лоб, изогнутые брови, серые задумчивые глаза... Сейчас он видел, что она не слишком красива, но не обратил на это внимания.

– Извините, – сказала она, выходя из той удивленной задумчивости, с которой смотрела на него. – Боюсь, что я не расслышала вас. Что вы сказали?

– Садитесь, Пожалуйста, мисс Вилс. Если вы не слишком устали, мы хотели бы услышать, что вы знаете о смерти вашего дяди.

Девушка бросила быстрый взгляд на дверь в соседнюю комнату. Потом, на мгновенье опустив глаза и пару раз сжав руки в кулаки, спокойно откинула голову назад. Однако запас иронии и выдержки, которым она, по мнению Эллиота, обладала, вряд ли мог оказаться достаточным, чтобы выдержать четыре месяца шепота за спиной...

– Лампа там не перегорит? – спросила она и сильно потерла лоб тыльной стороной ладони. – Вы приехали арестовать меня?

– Нет.

– Ну, хорошо... О чем вы хотите меня спросить?

– Расскажите мне обо всем, что тут произошло, мисс Вилс. Просто, своими словами. Вы, кажется, собирались пойти к больному, доктор Чесни?

Спокойная и разумная шотландская вежливость Эллиота начала производить эффект. Марджори успокоилась. Она взяла предложенный ей стул и села, положив ногу на ногу. На ней было черное вечернее платье. Украшений никаких – даже простого колечка.

– Нам непременно надо оставаться здесь, инспектор? Я имею в виду – в этой комнате?

– Да.

– У моего дяди была одна теория, – сказала она наконец. – А когда у него возникала теория, он непременно должен был ее проверить. Вот вам результат проверки.

Она вкратце изложила теорию Марка.

– Насколько я знаю, мисс Вилс, все началось с застольного разговора.

– Это так.

– Кто его начал? Я хочу сказать: кто первый затронул эту тему?

– Дядя Марк, – удивленно ответила девушка.

– А вы тоже возражали ему?

– Да.

– Но почему, мисс Вилс? На чем вы основывались?

– О! Разве это имеет какое-то значение? – воскликнула Марджори, широко раскрыв глаза. Однако, видя упрямо выставленный вперед подбородок Эллиота, она растерянно и нервно продолжала: – Почему? Наверное, просто из желания хоть чем-то занять время. После нашего возвращения жизнь здесь была сплошным кошмаром – несмотря на присутствие Джорджа. Даже, пожалуй из-за этого еще больше. Джордж – мой жених, мы... мы познакомились за границей. А потом – дядя Марк был так уверен в себе. Кроме того, я и впрямь всегда верила в то, что тогда сказала.

– А что вы сказали?

– Я убеждена, что все мужчины мало наблюдательны, – медленно проговорила Марджори. – Именно поэтому они бывают такими плохими свидетелями. Они слишком погружены в свои проблемы, их мысли сосредоточены на делах и заботах и поэтому они ни на что не обращают внимания. Хотите, чтобы я это доказала? Всегда мотивом для шуток служит тот факт, что, каждая женщина знает, во что были одеты другие женщины – вплоть до малейших деталей таких, как поясок или браслет. Может быть, вы думаете, что женщина не обращает такого же внимания на одежду мужчины? И не могла бы описать ее? Разве это было бы возможно, будь женщины лишены наблюдательности? А в свою очередь обращаете вы иногда внимание на то, что носят другие? На то, во что был одет, например, какой-то другой мужичина? Нет. Если только его костюм или галстук не слишком уж режут глаза, вы не обращаете на них ни малейшего внимания. Вы когда-нибудь запоминали детали? Ботинки или перчатки?

Она на мгновение умолкла, бросив украдкой еще один взгляд на дверь.

– Я говорю об этом, потому что заявила тогда дяде Марку, что ни одна сколько-нибудь умная женщина не ошибется, описывая то, что она видела. Я сказала, что, если мы проделаем опыт, ему не удастся ввести меня в заблуждение. И ему это не удалось.

8
{"b":"13271","o":1}